Общество


В Уфе при Крестовоздвиженском храме живут и дети, и бомжи

14:53 06 Февраля 2019 | 9633
Автор: Ирина ШИПУНОВА
Все материалы автора

Бездомных в Башкирии все больше, а приютов все меньше. Прекратил свое существование социальный центр в Салавате, а на днях закрылся такой же центр в уфимском микрорайоне Шакша. 

В Уфе при Крестовоздвиженском храме живут и дети, и бомжи
Ксюшенька и Роман

В пресс-службе Министерства семьи, труда и соцзащиты населения Башкортостана прокомментировали, что отделение закрыли, потому что здание аварийное.

Теперь людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, стараются пристроить в приходы и храмы. В прошлом году экс-министр семьи, труда и социальной защиты населения республики Ленара Иванова в качестве положительного примера привела работу Крестовоздвиженского храма Уфы.

вот это.jpg

Так выглядит хоспис. В тесноте да не в обиде

Храм получил три гранта на развитие своего приюта, благодаря чему он принял вдвое больше бездомных. Постоянно проживающих в храме сейчас 50, всего за год здесь нашли временный приют более 200 человек. 13 из них в храме помогли получить паспорта, 51 человека – прописали, 9 оформили пенсии и группы инвалидности.

Мы решили посетить приют при храме. Батюшка долго водил нас по приюту, рассказывал о том, что да, они получили три гранта, однако деньги уже закончились, а надо дальше содержать все это «братство», но благодетелей немного.

Батюшке пришлось сменить свое исконное предназначение: крестить, венчать, отпевать, читать проповеди в храме – на такую хозяйственную деятельность. А никуда не денешься – не выбросишь же на улицу 50 человек.

Кто они, эти люди, оказавшиеся в разное время у ворот храма? Половина из них – преступники, отмотавшие немалый срок в местах, не столь отдаленных. Большинство отсидели за убийство.

20190204_141206.jpg

У этого человека онкология, за плечами  срок за убийство

В Москве, кстати, тоже есть такой приют, но там принципиально преступников не берут. А батюшка Роман не отказывает никому. Единственное, что может стать препятствием закрепиться здесь – туберкулез. Вновь прибывшего тут же отправляют на флюорографию. Если она покажет, что проблем нет – добро пожаловать. Новоприбывшего отмоют, выведут вшей и облачат во все чистое.

Стиральная машина здесь работает без отдыха, есть и камера для сушки белья. Нужно обстирать 50 человек, причем есть и такие, которые не встают с кровати. Памперсы тоже стоят недешево, и они здесь требуются всегда.

Тех, у кого обнаружен ВИЧ или гепатит, направляют в Центр по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Там их ставят на учет, выдают необходимые препараты. 

Помещение небольшое, так что и больные, и здоровые живут скученно, спят на двухъярусных кроватях. Но никто никого не боится. Говорят, для них ВИЧ все равно, что насморк. Больше беспокоятся, как бы не завелись клопы. Вот это для обитателей приюта беда! Уже не раз выносили все вещи и проводили санобработку.

Приют? Скорее – хоспис

Приют разделен на три помещения. Из полсотни дееспособны и работают на пользу храма всего 12 человек. Они проживают отдельно – с микроволновкой, шкафчиками для посуды, гардеробом и телевизором. Трудятся в столярной мастерской либо занимаются ремонтом. Есть даже садовник, который выращивает урожай.

Во втором блоке проживают больные, которые в состоянии себя обслужить. А в третьем в основном те, кто прикован к постели. Их переворачивают, чтобы не было пролежней, меняют простыни и кормят с ложечки.

Семейные проживают в отдельном здании. Здесь пять бездомных семей и студент вуза – его батюшка пригрел по-отцовски, чтобы тот не тратился на квартиру, да и приглядывать за ним надо. Бывает, что и лекции пропустит.

Батюшка выкраивает время на воспитательные беседы, но больше времени проводит в приюте.

– Просите об исцелении, благополучии, исправлении своей участи, – призывает батюшка. – Молитесь, чтобы у нас был какой-то источник дохода.

20190204_141126.jpg

Батюшка Роман считает, что словом тоже можно исцелить

Надо сказать, не все, кто живет здесь, – асоциальные элементы. Есть и разорившийся бизнесмен из Норильска. Он ждет, когда отыщутся его акции, запрос уже сделали. Есть мужчина средних лет, которого обнаружили на улице с амнезией братья-мусульмане и в инвалидном кресле привезли сюда. Братья теперь приезжают, помогают материально, хотя он для них чужой человек.

А потом мы оказались в другом мире – в соседнем корпусе при храме раздается топот детских ножек и смех. 


Где оно, семейное счастье?

Говорили со многими, но больше всего запомнилась Татьяна. Такая теплая, семейная, уютная. Она приехала из Бирска: мама умерла, а делить однокомнатную квартиру с отчимом девушка не захотела.

– Мечтала о простом человеческом счастье, – признается Татьяна. – Муж, дети, пироги. Я ведь все умею делать, а ради любимого человека горы сверну!

Семь лет назад родила сына, но связать судьбу с его отцом не получилось. Что делать? Ребенок на руках, надо кормить, одевать. А работы нет, прописки тоже. Сняла квартиру рядом с Крестовоздвиженским храмом, устроилась сюда на работу. Дело нехитрое – покрывать позолотой иконы, но сноровка нужна. Стала получать, немного – по 10 тысяч. Через несколько лет в мастерской появился еще один работник – Сергей. Они сразу приглянулись друг другу. 

– Вместе на работу, вместе с работы, – вспоминает она. – Немного выпить любил, но меня слушался, я его вразумляла. Потом забеременела. Рожала, когда с ним уже инсульт случился. Он не говорил толком, лежал. Его в хоспис при храме определили. Когда зашла с новорожденным, посмотрел на меня безучастно. Я все-таки поднесла дочку к его груди, и он слабо ее погладил. А вскоре он умер. Ему было 42 года, очень мечтал о детях.

Сегодня Татьяна с двумя детьми живет при храме на 10 тысяч рублей. Рома – первоклассник, маленькой Ксюше чуть более двух лет.

– Ребенку едва исполнилось полтора года, как я вышла на работу. Ребенка брала с собой. Я покрываю оклады позолотой, а она на меня смотрит. Может, поэтому такой добрый и спокойный ребенок растет. Ко всем тянется, любому угощению рада. А уж Рома в сестричке души не чает. 

Загадывать Татьяна не любит, говорит: «Заблудилось мое счастье». И смиренно несет свой крест. «Зато детки у меня – золото», – улыбается она.

– Конечно, нуждаемся, – признается Татьяна, но жить как-то надо, есть добрые люди – помогают.

Татьяну поставили на очередь в детский сад, но предупредили: когда подойдет время, нужна будет прописка.

– Раньше наших «постояльцев» прописывали в Республиканском комплексном центре по оказанию помощи лицам без определенного места жительства на ул. Колгуевской, 29, – пояснил батюшка, – но теперь этого делать нельзя. Вот еще проблема!

Неясна и судьба тех, кого недавно выселили из аварийного здания приюта в Шакше. Как прокомментировали в пресс-службе Министерства семьи, труда и социальной защиты населения Республики Башкортостан, всех перенаправили в Центр на Колгуевской, 29. Но в морозы там и своих бездомных достаточно, к тому же срок их пребывания там ограничен. Следующий наш репортаж будет именно оттуда. 



ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

По данным опроса Высшей школы экономики, 70% учителей становились жертвами травли со стороны учеников.Как вы думаете, в чем может быть причина?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница