Рустэм Сулейманов

Неожиданная исповедь министра



Общество


В Родине мать. Почему родившая семерых детей женщина живет одна в доме-развалюхе...

15:26 06 Февраля 2019 | 6639
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

Ранним утром мы приехали в село Родина Гафурийского района Башкирии, где в съемной полуразвалившейся избушке живет мать семерых взрослых детей. Мы попытались узнать, как получилось, что пожилая женщина в старости осталась одна и почему дети не помогают ей?

В Родине мать. Почему родившая семерых детей женщина живет одна в доме-развалюхе?
Фото: Марина Каримова

Лидия Петровна приветливо встретила гостей и, несмотря на больные ноги и наши протесты, отправилась накрывать на стол и ставить чайник. Тем временем мы принялись разглядывать, как живет хозяйка.

Возле пустой миски кричала голодная кошка. В доме пахло ветхой одеждой. Вокруг было бедно и немного неряшливо.

Лидия Петровна сказала, что снимает этот дом за 5 000 рублей в месяц, еще 500 рублей платит соцработнику, чтобы ей носили воду.

QPZ2DXxdgOE.jpg

Лидия Петровна

«В детстве отец рубил меня топором»

За чашкой чая Лидия Петровна поведала нам о своих жизненных перипетиях.

– Нас в семье было десять детей, – начала она свой рассказ, глядя куда-то в пространство полуслепыми глазами. – Мы жили недалеко отсюда, на хуторе в Березовке. Вокруг лес. Родители работали в леспромхозе, там же пленные немцы рубили деревья.

Жили в большом доме. Один раз помню: в окно смотрит какая-то черная морда, то ли рысь, то ли медведь. Мне тогда стало так страшно, что сразу заболела какой-то болезнью. Как-будто знак был…

Лидия Петровна перекрестилась. Вообще, она крайне религиозна и часто крестится по-старообрядному. В доме мы видим иконки: в углу, на столе, в шкафу, на холодильнике, даже на кровати расставлены образа святых, Девы Марии, Иисуса. Телевизора нет, потому что «там могут быть бесы».

Не верится, что мы в 21 веке.

i3cP2-_8VKI.jpg

В доме Лидии Петровны бедно и немного неряшливо

– Говорили, что, когда я родилась, чуть не умерла, – продолжает пожилая женщина. – Но пришла моя тетя и сказала: «Зарежьте барана и заверните ее в шкуру». Так спасли меня в первый раз. Хотели назвать Верой, но отцу нравилось имя Лидия. Я была не особо нужным ребенком, знала, что меня не любят.

В четыре года меня изнасиловали местные мальчишки, с тех пор я была зла на мужчин. В семь лет отец рубил меня топором. Дело как было: к нам пришел сосед и забрал охотничье ружье, а я не должна была отдавать. Ну, не знала – ребенок же. Отец рассердился, схватил меня и головой на пень – замахнулся топором. Не помню как, но я вырвалась и убежала в лес. Потом пошла к соседям и жила у них несколько дней. Сосед пришел к моему отцу и спросил: «А где ваша дочь?». А тот сказал: «Да в лесу потерялась, наверное, волки съели». Но сосед ему ответил: «Так, она у нас живет. Забирайте!»

Конечно, я долго помнила тот топор.

– Ешьте, – приветливо приговаривает Лидия Петровна, переходя от печки к столу. – У меня и сгущенка есть, и пироги. Все вкусное.

Но есть почему-то не хотелось.


«Я виновата перед своими детьми. Простите»

Вообще, Лидия Петровна живет своей жизнью и никого ни в чем не обвиняет. Но когда вопрос касается детей, женщина тушуется и кажется беспомощной: в ее голосе будто слышится вина.

pKPDcSL3QZA.jpg

Женщина живет в доме, который никак не обогревается

Лидия Петровна родила десять детей, семеро из них выжили. Где они сейчас? Да по всей стране. Один – в соседнем селе, другой – в Стерлитамаке, трое – в Уфе, старшая дочь – в Сочи, а сын Сергей – в Москве.

– Это я виновата перед ними, – сразу извиняется Лидия Петровна. – Это мой грех, что они живут тяжело. Мои дети рано повзрослели. Когда уходили, обвиняли, что не дала им все, как другие родители. Что работать рано начали, всегда помнили,  что в детстве комбикорм ели – тоже. Я старалась, но что могла поделать, если по полтора года не платили зарплату. Мне ведь никто не помогал.

– А как же муж?

Лидия Петровна улыбнулась.

– Было у меня два мужа, – вспоминает женщина. – В 18 лет ко мне привели парня, высокого, стройного, с красивыми глазами. Звали его Александр. Он пришел с сестрой свататься. В первый раз меня увидел и сразу забрал. Думала, влюбился. Только потом поняла, что брали меня для того, чтобы я смотрела за их умирающей матушкой.

Однажды она схватила меня за рукав и говорит: «Ты только не уходи, не оставляй меня, я все на тебя перепишу, только ухаживай за мной». Это услышала ее родная дочь, и меня выгнали.

Я плакала, вернулась к матери. Та впервые в жизни налила мне самогон и сказала, что ничего страшного, жизнь продолжается. Мы, наверное, только тогда с матерью помирились.

z9uD7S4d514.jpg

Лидия Петровна в молодости, в центре

Я переживала развод и уехала в Стерлитамак. Увидела объявление, что требуются девушки на завод в город Балаково. Сразу собралась и поехала. Но перед этим попрощалась со своим мужем. Пришла к нему, а там его сестра стену белит. Все с кисточки на мать парализованную летит. Я кинулась на нее: «Что ты делаешь?». А она мне: «Уходи, ты тут никто!»

Я ушла, а парализованная мать с такой грустью посмотрела на меня – до сих пор этот взгляд помню.

Уехала в Балаково (Саратовская область – прим. ред.),  поселилась в общежитии, стала работать на заводе перемотчиком химволокна. Там встретила Николая. Он в общежитии мимо меня прошел, а я сразу подумала: «Мой будет».

Работать на заводе было очень тяжело. Воздух там такой, что через несколько часов голова кругом, тошнит, легкие выплюнуть охота. Там не люди, а трупы ходячие. Я три месяца там проработала – легкие начали гнить.

Тогда меня спас мой будущий муж. Он пришел и сказал, что компания его друзей собирается меня изнасиловать в общежитии. Говорит: «Собирай вещи, со мной жить будешь». Я собралась и переехала к нему, тогда же и с завода ушла.

Прожили с Николаем очень долго. Любил он меня, до 40 лет называл «девочка моя», на колени вставал передо мной, на руках носил, все по дому делал: и стирал, и еду готовил. Пельмени делал маленькие такие, вкусные.

theglOITm4o.jpg

Даже на кровати расставлены образа святых

Дети и Башкирия

Мы долго жили вместе, но детей не было. Ходила к врачу, и мне сказали, что я не смогу иметь детей. Тогда попыталась наложить на себя руки. Николай спас меня, вовремя пришел с работы.

Потом пошла в церковь и долго молилась. Наверное, это помогло. Сразу пошли дети. Каждый год рожала. Все погодки у меня. Трое детей умерли, один во время аварии на Чернобыле. Мы тогда жили рядом с Украиной. В тот год все бабы родили мертвых детей, а коровы – мертвых телят.

Но дальше все было хорошо: дети у нас пошли здоровые, сильные, крепкие, и государство помогало. Администрация то корову даст, то деньги на школьную форму, каждый год на каждого ребенка давали деньги.

А один раз муж нашел кошелек с 10 тысячами рублей. Я тогда беременная была, и он начал меня баловать: то колбасу купит, то сладкое. Ребенок родился упитанным.

В 1993 году умерла моя мама. Мы переехали в Башкирию, в тот дом, где выросли.

JWwX1Cx-xH4.jpg

Здесь выросли семеро детей Людмилы Петровны: Оксана, Женя, Сергей, Виолетта, Юра, Олег, Наташа.


«Не зная правды, не суйте нос!»

О Лидии Петровне мы узнали после того, как ее посетил глава Гафурийского района Фанзиль Чингизов.

«Родить и воспитать семерых детей, чтобы жить в нечеловеческих условиях?! – написал он на своей странице в социальной сети «Вконтакте». – Так не должно быть! Как бы ни было, родители – это святое. Мы им должны априори!»

Глава района сообщил, что для мамы семерых детей уже заказали дом-вагончик, чтобы поставить его на земле, которая ей принадлежит, «раз дети не могут». Злых комментариев было много, и почти все касались детей Лидии Петровны.

Однако на пост откликнулся один из сыновей женщины – Евгений, который поведал свою правду:

«Не зная правды, не суйте нос, – написал он. – Семеро детей без должного обеспечения, в условиях голода. Жизнь как после войны. Государство не дало нам образования. Сейчас мы обеспечиваем жизнь своих детей, а то, что остается, тратим на маму, латаем домик. Дом мы не можем купить, нет таких средств, все дети в кредитах и ипотеках.

Дорогой глава Гафурийского района, я буду очень благодарен, если вы сдержите слово и обеспечите нашу мать теплым вагончиком и забором. В дальнейшем мы сами будем благоустраивать дом.

P. S. За последний месяц купил продуктов, одежды, лекарства на 30 тысяч рублей, и это мелочь. Ни один ребенок в нашей семье не пьет, это все знают».

6HGrdwbKSAQ.jpg

Фанзиль Чингизов в доме Лидии Петровны / Фото из официальной страницы главы администрации

Евгений также рассказал, что отец бросил их в детстве – уехал с любовницей обратно в Балаково, женился и жил там счастливо. Лидия Петровна в это не верила, считала, что муж исчез, даже обращалась в программу «Жди меня», искала. Кстати, она до сих пор не хочет признавать, что у ее мужа была другая женщина. Говорит всем, что это «сестра его забрала, а не он сам уехал однажды».

Николай Филатов уже умер, а четырехкомнатная квартира досталась его новой жене. Судится из-за детей никто не стал.

К слову, после некоторой перепалки с комментирующими Фанзиль Чингизов заблокировал Евгения, который писал все это под ником «Леонид Превосходный».


«Помогите Наталье!»

Лидия Петровна эмоционально рассказывала о детях и их трудностях, просила помочь дочери Наталье, которая живет в Уфе, работает официанткой и снимает квартиру. Сейчас у нее двое маленьких детей, первый муж умер, а второй якобы не платит алименты. 

Вообще, ни у одного ребенка Лидии Петровны нет своего жилья. И у всех кредиты.

– Женя на одни пятерки учился, – рассказала Лидия Петровна. – Сейчас в Уфе таксистом работает. У него все было хорошо, но с супругой не повезло – она его обманула: родила ребенка не от Жени, но он платит алименты. Квартиру снимает. Тяжело ему. Но вы, главное, помогите Наталье.

У сыны Сергея также непростая судьба.

– Он очень умный, смелый, – с гордостью в голосе проговорила мать, – Учился на компьютерщика, потом его в армию забрали. Возле Чечни границу охранял. А когда приехал, его здесь наши парни деревенские избили: привязали к машине и везли-били по всему поселку, – Лидия Петровна расплакалась. – Он весь в крови домой пришел. Они его убить хотели, тетя Фая его спасла, сказала: «Что вы делаете! Фашисты!». Потом он в Ташкент уехал, женился там. Теперь в Москву переехал. Ему тяжело: снимает квартиру, работает на двух работах. Иногда посылки присылает. Но он давно не приезжал.

Мы написал Сергею в соцсети «Вконтакте». Он оказался немногословным.

– Я ни в чем не виню маму, – ответил он. – Когда могу, помогаю. Жил в Ташкенте и помогал деньгами. Сам в долгах, поэтому помогу, как будет возможность .

павпав.jpg

Дочь Виолетта

«Мы очень любим нашу мать»

Мы дозвонились до одной из дочерей Лидии Петровны – Виолетты, которая живет в Уфе.

– Почему вы не заберете мать в город? – спросили мы. На что девушка рассказала свою историю. Дело в том, что она уже забирала мать из села, но та сама через два месяца убежала от них – не смогла жить в городе. Вернулась в Родину, в развалившийся дом.

– Поймите, мы очень любим свою мать, – рассказала по телефону Виолетта. – Наша мама родила семерых детей, у нее 10 внуков. Всю жизнь она работала, не пила, не гуляла. Сейчас у нее большая беда – у нее нет дома, а помочь ей мы не можем. Все ее дети без высшего образования, ни у кого нет своего жилья. Да, мы признаем, что она недостойна жить так на старости лет. И мы чувствуем вину, что не можем сделать больше.

По словам Виолетты, и она, и другие дети по возможности помогали маме. Женя привозил доски. Виолетта – продукты. Делала по четыре пересадки, чтобы добраться до нее затемно. При всем этом девушке приходится смотреть за детьми сестры Натальи.

От Виолетты мы узнали о еще одном этапе жизни Лидии Петровны. Несколько лет назад она жила в каком-то монастыре. Оттуда Виолетта и сын Юрий чуть ли не силой ее забирали.

– Там была самая настоящая секта, – рассказала Виолетта. – Пчелосовхоз Новосеменовка. Там, в брошенной деревне, живут разные люди: и алкоголики, и наркоманы. Наша мама тоже там жила.

После этого женщина уверовала в бога. Она часто ездит в знаменитый Храм Табынской иконы Божией Матери на Святых Ключах в Гафурийском районе.

y6DDkpaJg5U.jpg

Прощаемся с Родиной

Когда мы уезжали, на душе было легко. От Лидии Петровны исходит какая-то благодать, доброта. За белеными стенами ее съемного дома забываешь о своих проблемах и хочется сделать что-то хорошее. Мы привезли ей продукты.

– Помогите мне, кто может, привезите мне пальто теплое. Мерзну я, – жалостливо просит Лидия Петровна на прощание.

93hI6US-w0o.jpg

По вопросу помощи Лидии Петровне Филатовой мы обратились в фонд "Урал". Однако если и вы хотите помочь женщине, указываем ее телефон: 89373023805. В настоящее время у пенсионерки нет ничего - продуктов, лекарств, обогревателя, теплых вещей.

Также есть версия, что женщину могут забрать в дом престарелых.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница