Буранбай Аскаров

О какой репутации власти
может идти речь?



Общество


«Нас взяли в заложники!» Репортаж из переданного в частные руки Салаватского род...

13:40 25 Января 2019 | 40539
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

После передачи Салаватского роддома концессионеру по ГЧП (государственно-частное партнерство – прим. ред.) там правит частная надстройка в виде директоров, руководящих финансовыми потоками и передающих роддом в лизинг самим себе. Мы отправились на место событий, чтобы узнать, как на самом деле обстоит ситуация в роддоме.

«Нас взяли в заложники!» Репортаж из переданного в частные руки Салаватского роддома

Год назад единственный в Салавате роддом был передан в частные руки. Врачи изначально были не рады приходу новых собственников, а видя, что изменений в лучшую сторону нет, вынуждены были «уйти в подполье» и организовать настоящее сопротивление начальству.

Власти знают об этом сопротивлении. Как раз перед нашим приездом медучреждение посетил исполняющий обязанности министра здравоохранения Башкирии Максим Забелин. Чиновник осмотрел роддом и сообщил медикам, что спасти ситуацию может только сам врио главы РБ Радий Хабиров.


Сопротивление растет

Врачи встретили нас у черного хода и незаметно для своего руководства провели в больницу. 

Мы увидели, что клиника в буквальном смысле поделена на два непримиримых лагеря: горстку руководства-концессионеров и остальных врачей роддома. Абсолютно все медики открыто выступают против «захватчиков» – именно так они называют концессионеров.

– У нас год за полтора должен идти. Тут такого нет. У нас нет медстажа, – поделились своим мнением врачи. – Все молодые специалисты уезжают в Уфу, Стерлитамак, Ишимбай. Почему в городе, где есть комбинат, Стекольный завод и Акриловый завод, нам не могут сделать ремонт. Почему не из бюджета? Почему нас продали?

– Вы считаете, что вас продали?

22 (92).jpg

– Нас захватили! Мы в заложниках у них! Это рейдерский захват, – рассказали врачи, как только мы переступили порог Салаватского роддома. – Мы рабы, нас взяли в плен, в заложники. Нам некуда уйти, у нас нет другого роддома. Нет альтернативы.

22 (54).jpg

Переработки, лишение медицинского стажа, льготной пенсии и доплаты за вредность сказались на всех. Чувствовалось, что все уже на пределе, что врачи готовы к открытой войне против концессии.

Мы полагали, что сопротивление возглавляет главврач больницы, но оказалось, что это совершенно не так – больница «обезглавлена». Уже год здесь нет главврача – в переданном в оперативное управление роддоме есть только директора.

Сами медики говорят, что и прежнего руководителя они даже видеть не хотят. Сказывается обида: «Он продал нас!» – считают они.

22 (57).jpg


Ужасы больницы

Мы прошли по палатам и своими глазами увидели, как на самом деле обстоят дела в роддоме. На этом видео все ужасы Салаватской больницы.


У концессионеров, с которыми мы также поговорили, конечно, самые радужные планы на будущее. Например, они хотят ввести платные палаты, в которых уже сделан «шикарный» ремонт. 

22 (112).jpg

Это санузел в платной палате. Всего таких палат в больнице пока две. Стоимость каждой – 600 рублей в сутки за человека. 

22 (262).jpg

Раковина в этой платной палате пока не закреплена, поэтому ходит ходуном.

В бесплатных палатах ремонт пока не планируется. Здесь по-прежнему ободранные обои и ржавые кровати.

22 (167).jpg

Что касается капитального ремонта, то его здесь не было. Все трещит по швам, в ванной комнате рухнул навесной потолок.

22 (174).jpg

Крыша, как говорят медики, протекает. Хотя летом проводился ремонт, который обошелся в 300 тысяч рублей. Однако сотрудники больницы уверяют, что тогда никто не слышал шума, которого не избежать при ремонте.

22 (317).jpg

Оксана Д., заведующая отделением гинекологии

– Ее, наверное, невидимые феи ночью с вертолета ремонтировали, потому что никто не слышал, чтобы хоть какой-то шум с крыши был. Зато 300 тысяч потрачено.

22 (239).jpg

Внизу находится приемное отделение и отделение патологии для новорожденных. Там тоже есть платные и бесплатные палаты.

22 (372).jpg

В двух платных палатах уже сделан ремонт. Ничего необычного, кроме того, что на стенах плитка, которую, скорее всего, укладывали прямо на плесень.

«Для вида сделано все!» – прокомментировали нам акушеры.

22 (255).jpg

В общем санузле раковина течет круглый год.

22 (177).jpg

В бесплатном туалете также разруха. 

Реанимационный зал для новорожденных в ужасном состоянии. В двух залах здесь стоят вот такие «монстры» – из двух столов для новорожденных сделали один. Потому что в одном работает верхняя часть, в другом – нижняя.

22 (231).jpg

В родильных залах стоят проржавевшие кушетки. По словам врачей, оборудование здесь не менялось с самого начала работы роддома.

22 (220).jpg

«На таком моя мама рожала», – говорит неонатолог Лейсан Д.

А на эти ржавые столики кладут младенцев.

22 (218).jpg


Показное оборудование

Оборудование, которое завезли концессионеры, простаивает, рассказывают врачи. Им нельзя пользоваться: то недокомплект, то устарело.

Вот, например, два новых кювеза (приспособление с автоматической подачей кислорода и с поддержанием оптимальной температуры, в который помещают недоношенного или заболевшего новорожденного – прим. ред.). Они 2010 года выпуска, и в них нет даже весов, чтобы снимать динамику роста младенцев. 

22 (265).jpg

Верхняя крышка открывается с шумом и скрипом. Акушеры ее просто боятся – того и гляди на ребенка упадет. Поэтому врачи используют старые, проверенные кювезы.

22 (270).jpg

В другом зале стоит аппарат ИВЛ, которым никто не пользуется.

22 (276).jpg

– Он просто стоит, не работает, потому что нет комплектующих. Кроме того, по инструкции к нему нужны определенные средства для обработки – их нет. Обрабатывать его подручными средствами нельзя.

Оборудование для мониторинга состояния «тяжелых» детей тоже не работает.

22 (288).jpg

– В нем нарушена подача кислорода, – продолжает Лейсан Д. 

Поэтому старые аппараты стараются сохранить как могут, даже с помощью изоленты.

22 (289).jpg

– Это лейкопластырь, – говорит Лейсан Д. – Аппарат говорит, что нет синхронности с ребенком, а значит, дыхание у ребенка неправильно установлено.

Далее – комната для стерилизации.

22 (292).jpg

Здесь не работают сразу две машины.


Нормативы нарушены

В палатах для гинекологических больных ситуация не лучше.

22 (392).jpg

На подоконники приходится класть матрасы, чтобы защитить от сквозняков женщин, которые лежат на сохранении.

В операционной также нарушены нормы безопасности.

22 (322).jpg

Посреди операционного зала стоит аппарат 2007 года выпуска. По словам врачей, срок службы этого оборудования – пять лет.

Потолок здесь протекает.

22 (328).jpg

– Ничего секретного нет, – говорит заведующая отделением гинекологии и показывает на потолок, с которого все лето текла вода, и хирурги оперировали, подставляя тазики. – 21 век. Такой операционной не должно быть.

22 (335).jpg

В коридоре перед операционной стоят баллоны с закисью азота.

22 (334).jpg

– Они должны в колодках стоять, – возмущается женщина. – Вот как должно быть, и как стоит у нас. Нет центральной консоли, откуда подается все это.

У нас вопрос к Росздравнадзору – каким образом была выдана лицензия новому предприятию, если нарушены основополагающие нормы безопасности в больнице.
Еще одно чудо-оборудование.

22 (344).jpg

– Вот к этому аппарату нет «расходки» (расходных материалов – прим. ред.), – рассказывает Лилия Х., заведующая реанимационным отделением. – А еще нас спрашивают: «А что вы не работаете?». Как работать, если там даже шлангов нет? Три месяца стоит. Перевода с английского языка тоже нет. Как больному все это подсоединить, если ничего нет?!

Спускаемся в служебное помещение, которое находится в подвале. Оно больше похоже на бункер маньяка, но именно здесь переодеваются медсестры, а потом идут на операцию, к маленьким детям, в стерильные условия, если их можно так назвать.

22 (429).jpg

«Судитесь с Пенсионным фондом, мы вам поможем»

Мы пытались поговорить с директором АНО «Перинатальный центр», чтобы она рассказала, почему у врачей так много к ним претензий. Но женщина буквально убежала от нас на очень важное совещание. 

Пришлось и нам идти на это совещание. С нами согласился поговорить Карим Магадеев, представитель компании-концессионера ЗАО «Генус». 

22 (48).jpg

– Прошел год, но ремонт не сделан. Почему?

– Ремонт еще не начат, – признал Карим Магадеев. – Мы не можем начать капитальный ремонт, потому что сначала должны подготовить проектную документацию, отдать ее на экспертизу в правительство, ответить на их вопросы и только после этого приступить к капремонту. Одобренного проекта на сегодняшний день нет.

– Сколько медиков вы взяли на работу?

– В прошлом году мы потеряли трех врачей.

Комментарий врачей:

– У нас уволились 11 врачей: Перевозова А. А., Галин И. Я., Миянова Д. Р., Липунова Е. О., Беглов В. И., Гайдуллина Д. Г., Краснова А. Р., Юмагузина А. И., Тарнаева Е. Г., Магасумов З. В., Панфилова Н. А. Восемь медсестер: Колесникова М., Гулова Г., Резяпова С., Чмелёва Н., Батаева Н. Н., Аслаева И., Захарова Н. З., Камалова Т. Т.
– Так сколько за год принято новых врачей и медсестер?

– Это надо у юристов спросить.

– Вы арендуете роддом у государства?

– Нет, нам это все отдано в оперативное управление.

– Что такое АНО «Перинатальный центр»?

– АНО «Перинатальный центр» была создана с целью работы в рамках оказания госгарантий с оплатой по ОМС. Некоммерческая – это не значит, что она не может получать прибыль, которую всю должна направлять на уставную деятельность.

– Расскажите по-простому, кто что и у кого арендует?

– Концессионное соглашение подписано ЗАО «Генус» сроком на 23 года. При этом есть АНО «ПЦ», которая работает в системе ОМС, и всем имуществом пользуется АНО. Договоры с обслуживающими организациями, например с коммунальными, заключен с ЗАО «Генус».

– Сколько в прошлом году было выделено денег по ОМС?

– 127 млн рублей по террпрограмме госгарантий. Эти деньги получает АНО «ПЦ». Они идут на зарплату врачей – порядка 9,5 млн рублей в месяц. Закупка дизсредств, расходных материалов, медикаментов и оплата коммунальных услуг осуществляется через перечисления по договору аренды в ЗАО «Генус», потому что прямых договоров с АНО «ПЦ» нет. А ЗАО «Генус» из этих арендных средств оплачивает коммунальные услуги.

Комментарий ProUfu.ru: почему-то концессионер не стал говорить, что АНО «ПЦ» оплачивает лизинг у ЗАО «Генус», включающий в себя аренду помещений – это около 800 тысяч рублей в месяц, а также аренду компьютеров, мебели т. д. В общей сложности это 1,2 млн рублей в месяц, которые оплачивала АНО «ПЦ» ЗАО «Генус» из средств ОМС.
Получается, концессионеры передавали самим себе роддом в лизинг, используя для этого средства ОМС?

– Кто из них – АНО «ПЦ» и ЗАО «Генус» – платит налоги?

– ЗАО «Генус».

– Сколько?

– Я не могу сказать, потому что не видел отчет. Мы его еще не сдали.

– Говорят, что простаивает оборудование?

– Действительно, часть оборудования, которое принадлежит ЗАО «Генус», стоит. В этом виновен конкретный сотрудник, который неверно составил документацию по закупкам.

Как так получилось, что ГЧП одобрено без проекта? Почему врачи вдруг перестали быть сотрудниками медучреждения и лишились медицинских льгот? Где профсоюз? Что за оборудование красуется в роддоме? Откуда оно? Почему концессионеры создали второе юридическое лицо и фактически сдают самим себе этот роддом?

Во время подготовки материала стало известно, что Радий Хабиров запретил передавать роддомы и перинатальные центры в частные руки.

Что теперь будет с Салаватским роддомом и кто будет его восстанавливать, пока не известно


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша







Опрос



Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница