Загрузка


Общество


Волонтер Аксель Гросс: «Меня ничего не потрясает после того, как побывал в детск...

13:47 13 Декабря 2018 | Загрузка
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

Часто ли мы совершаем добрые дела, бескорыстные поступки или безвозмездно помогаем незнакомым людям? Пожалуй, в нашем обществе таких людей немного. Один из них – педагог, волонтер, создатель благотворительного фонда помощи незащищенным слоям населения «Ангел-Подорожник» Аксель Гросс.

Волонтер Аксель Гросс: «Меня ничего не потрясает после того, как побывал в детской колонии»
Фото: vk.com/axel_rich

– Аксель, вы всегда хотели заниматься благотворительностью?

– Думаю, что во многих с рождения заложены такие чувства, как сострадание, доброта, милосердие. Я ощущал, что во мне есть что-то хорошее, и старался это развить. Тем более моя мама работала в детском доме, и я видел, каково там живется воспитанникам. Ходил туда вместе с мамой и старался помочь с детишками. После армии решил самостоятельно помогать детдомам – привозил вещи и подарки. Думал, что этого достаточно. В 2005 году попытался открыть свой фонд, но одного желания оказалось мало. Я уехал в Германию, чтобы посмотреть, как там люди живут.

– Чем занимались в Европе? Тоже волонтерством?

– Да, сначала работал в католическом учреждении «Каритас», где кормили малоимущих. С утра местные жители начинали приносить еду, чтобы другие поели, а люди пенсионного возраста стояли на раздаче. Никто их об этом не просил, денег за это они не получали, но все равно строго по расписанию приходили, чтобы помочь обездоленным.

Ездил на границу Доминиканы и Гаити, где работал в ночном приюте для детей. Это учреждение предоставляет беспризорникам место для ночлега. Плюс я каждый вечер с ними занимался, рисовал, учил математике.

8PM3_QTwnRU.jpg

Также работал в школе дополнительных занятий под Гамбургом. Там дети делали уроки или занимались в кружках. Их учат добрейшие пожилые волонтеры. Смотря на них, я понимал, что совершать хорошие поступки очень легко, лишь бы желание было.

– Какой опыт вы там получили?

– Социальные службы там настолько прокачаны, что у них совсем другое отношение к своим клиентам – человечное. К примеру, там никогда не услышишь, как соцработник кричит на пожилого человека. А государство обеспечивает пожилых и инвалидов и хорошей пенсией, и, если нужно, специальными лифтами и колясками. А что у нас? В педагоги берут человека, у которого и таланта к этому делу может и не быть. Он туда устроился только потому, что больше негде работать. Такие люди разве могут сделать что-то полезное для стариков или сирот?

u6nQJOHJS-E.jpg

Российское общество до сих пор закрывается от инвалидов. Этих бедолаг запихнут в психоневрологические диспансеры, где они, и жизни толком не увидев, умирают, не сделав ничего полезного. А ведь если задуматься: для чего «даются» нам инвалиды? Чтобы здоровые люди на них смотрели, учились чему-то, а мы закрываемся. У нас почему-то считают, что сдавать инвалидов в подобные учреждения – нормально. А это не так! В Европе они живут у себя или у родственников дома, работают, ходят на курсы, учатся, государство может их занять. У нас государство не умеет работать с инвалидами, чтобы их социализировать, сделать полезными, а их родственников не мотивируют не сдавать в диспансеры. Да, некоторые инвалиды живут в домах, но обычно с балкона смотрят на мир – и все.

– Почему в России ситуация складывается таким образом?

– У нас богатая страна, но ничего не можем, потому что система так устроена. В Библии написано, что от больного дерева не может быть здоровых плодов. Мне кажется, после войны в Европе люди сделали правильные выводы. Там население нацелено на улучшение качества жизни, и государство в этом только помогает. Ведь если будет иначе, власти не получат поддержки на выборах. Там эта система очень открытая и честная.

Нам надо менять подход, чтобы у нашего населения в голове что-то поменялось. А что по телевизору показывают? Посмотришь эти программы и не захочешь быть никаким волонтером. Если только, как обычно, выгнать студентов кому-то помогать. Надо в самих педагогах, министрах и чиновниках пробудить доброту. К нам в волонтеры приходят молодые ребята и дети, которые такие умные и светлые, а их портит наша система. Взрослым нужном самим быть порядочными, чтобы не они портили сознание подрастающего поколения.  

Вы пишете методички. На кого они рассчитаны?

– Я получил опыт в Европе, приехал и реанимировал фонд. Тогда в России как раз был бум волонтерства, который сейчас сошел на «нет» и превратился в какой-то фарс. Я учу добру. Составил инструкцию для начинающего волонтера по программе «Социально-образовательный урок "Добра, Любви и Гармонии"», чтобы волонтеры, придя в детский дом, знали, как с ребятишками заниматься. Скоро откроем портал волонтерского движения, чтобы люди регистрировались, а мы их потом будем обучать в онлайн-режиме. Наша инструкция отличается простотой, чтобы любой мог ею воспользоваться. Мы практики, потому знаем, что нужно детям или старикам. У нас формула такова: сначала проводим игру или викторину, затем идет социальная часть – это уроки, а после – творчество для закрепления материала.

9wyJo5xu1d8.jpg

В педагогику обязательно должна входить социальная работа с детства. У нас пооткрывали различные государственные и полугосударственные соцучреждения, которые не приносят пользы, ведь там только по праздникам и собираются. А ребята, которые в них состоят, не знают как работать, поэтому приходят ко мне за советом. 

Для того чтобы всю эту работу развивать, конечно, нужны финансы. А у нас люди вроде и хотят помогать деньгами, но не понимают, что такое волонтерство. Спонсоров ищем с трудом. Да, есть организации, которые перечисляют деньги детям. Но ведь часто детям нужны не столько деньги, сколько люди, которые к ним придут поиграть, научить чему-то полезному, рассказать сказку. Все это делают наши волонтеры. Да, делают совершенно бесплатно. Но на расходные материалы, дорогу, фломастеры, наконец, все-таки какие-то средства нужны. Все это приходится объяснять каждому потенциальному благотворителю. Но таких все равно немного. 

anG-6nsXiXo.jpg

К счастью, к своей работе я смог привлечь педагогов университетов и сотрудников ИРО РБ. Сейчас мы написали методички для школ, детдомов, планируем выпустить для домов престарелых и инвалидов, в рамках инклюзивного образования. Насмотревшись на многих педагогов и соцработников, я понимаю, что они сидят не на своем месте. Потому что подход к работе такого характера должен быть другой – более человечный и гуманный. Именно таким способом мы можем поменять наше общество.

– На что живет фонд?

– У нас есть спонсор, который оплачивает наши административные нужды: аренду помещения, телефоны, зарплату бухгалтеру и президенту – около 50 тысяч на это уходит. Этого, конечно, недостаточно. Чтобы фонду как-то выживать, мы откроем небольшой магазин «Добрых вещей». Как обычно, будем принимать вещи от людей, половину отдавать социальным учреждениям, а остальное продавать и на эти деньги работать. При этом вырученными деньгами еще и пытаемся помогать больным детям. Кстати, в Европе я никогда не видел, чтобы на лечение детей по телевизору собирали деньги. В России на деньги, которые были собраны, можно было давно столько онкоцентров открыть, нанять лучших врачей, чтобы вылечивали всех.

MG_8698.jpg

– Что больше всего потрясло в Башкирии за время вашей волонтерской деятельности?

– Меня уже ничего не потрясает после того, как я побывал в детской колонии. На свободе у каждого ребенка есть шанс стать добрее, дружелюбнее, а из колонии почти все выходят очень озлобленными. Думаю, надо еще и людям в погонах методичку написать, чтобы они были немного психологами, чтобы были милосерднее и общались с детьми чуть-чуть мягче. Тем более в подростковом возрасте, тем более в колонии. Ведь не секрет, что ребята выходят оттуда духовно убитыми, морально уничтоженными.

Когда я приезжаю туда, то через пять минут все начинают улыбаться, рассказывать стихи, петь песни, то есть они чувствуют, что рядом добрый человек. В такие учреждения нужно ходить, надо помогать ребятишкам не потерять себя.

В психоневрологические интернаты из благотворителей, например, никто не ездит вообще. В уфимском доме престарелых показывают хоть какие-то концерты, а о Благовещенске, который в часе езды от Уфы, все забыли. Директор очень опечален этим фактом. Поэтому я хочу обратиться к тем, кто может хотя бы провести концерт для стариков и чем-то помочь – пожалуйста, свяжитесь с Благовещенским интернатом или со мной. Ребята, кто хочет сделать доброе дело, рядом с вами всегда есть люди, которые нуждаются в помощи. Помогите этим брошенным и несчастным. Пока мы на них внимание не обратим, ничего хорошего не будет.

al1FhkWDrPs.jpg

– Почему вернулись в Башкирию, если в Европе так хорошо?

– Хочу помогать здесь, в Башкирии. Тем более в последнее время чувствую себя настоящим башкиром, поэтому считаю необходимым нашу республику и наш народ реанимировать: надо говорить на башкирском, развивать культуру. По идее, у нас есть все шансы стать для многих примером, но для этого народ должен проснуться, особенно наши руководители.

Загрузка
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша







Опрос



Происшествия



Загрузка...