Уроки истории на ProUfu.ru: Присоединение Башкирии к России, Казанская война

17:45, 27 ноября 2018

| c5363

ProUfu.ru начинает новую рубрику – беседы с ведущими учеными-историками на тему истории Республики Башкортостан.

Уроки истории на ProUfu.ru: Присоединение Башкирии к России, Казанская война

На днях у нас состоялось видеоинтервью с кандидатом исторических наук Салаватом Хамидуллиным и доктором исторических наук, профессором Булатом Азнабаевым.

Тема нашей сегодняшней беседы – «Присоединение Башкирии к Российскому государству». Сегодня мы рассмотрим, как было завоевано и присоединено к России Казанское ханство вместе с входящей в ее состав землей Башкирии.

Ранее мы обсуждали присоединение башкир из Ногайского ханства и их социальную роль в жизни Казанского ханства.


С.Х. Ну вот, 1552 год. Идет Иван Грозный брать Казань. В Казани идет борьба двух партий – промосковская представлена элитой соседнего к Москве и вассального Казани Касимовского ханства, и другая группировка – это Крымское ханство, которое объявляло себя преемником Золотой Орды. Если мы посмотрим указы Крымского ханства того времени, то они называют себя «Улу Улус» – официальное название Золотой Орды. Две группировки боролись, ставили попеременно своих ставленников в Казани.

Сейчас война Ивана Грозного и Казанского ханства описывается в той же эмоциональной окраске, как нападение Германии на СССР, как будто для ханства это была национальная, освободительная война. И в то же время есть точка зрения, что это была обычная феодальная разборка и что в войсках Ивана Грозного ордынцев было больше, чем в войсках самого Казанского государства. Насколько это все верно?

Б.А. Действительно, мы сталкиваемся с рождением нового мифа, нового концепта, связанного с современными политическими реалиями, когда современные идеологи пытаются отстаивать какие-то свои позиции, они апеллируют к историческим ценностям. И, как правило, они интерпретируют в совершенно современных понятиях – «одно национальное государство дерется с другим национальным государством». Это по меньшей мере звучит странно в ситуации 16 века. Если всерьез посмотрим на представления о суверенитете в представлениях 16 века, то ничего общего с современностью мы не найдем.

Что из себя представляло Казанское ханство с момента возникновения и по крайней мере последние 100 лет? Мы там полного суверенитета не найдем. Действительно, это государство находится под мощным влиянием сильных соседей, которые предопределяют политику этого государства большую часть истории существования Казанского государства. То есть сказать, что это было абсолютно самостоятельное образование, будет в общем-то большим заблуждением. Были периоды относительной самостоятельности, когда Казанское государство одерживало победы и над московскими войсками. Но если по времени посмотреть его историю, то это история государства, находящегося под влиянием.

И если серьезно рассмотреть предысторию похода 1552 года, мы обратим внимание, что до этого времени события развивались совершенно по-разному. Была попытка мирного установления московского управления в Казани. Как известно, этот проект почти удался. Казань уже привыкла к тому, что Москва так или иначе влияет на ее политику. И штурм Казани с точки зрения московской политики это вынужденный шаг. До этого там находились не только наместники Москвы, но и через подставных ханов прямо управлялось это государство. И миф о мощном, независимом, суверенном государстве – это продукт современной идеологии.

С.Х. Ну вот, значит, 1552 год. Иван Грозный подступает к Казани. Точно подсчитать невозможно, сколько было у него ордынской кавалерии из Касимовского ханства в составе московского войска, но довольно-таки много было. Но не суть. С этой стороны мы видим тоже касимовских служилых татар. Ведь сословие служилых татар возникает в составе Касимовского ханства, или нет?

Б.А. Судя по летописным упоминаниям, это действительно мещеры-касимовцы. Они, кстати говоря, Москвой чаще использовались не для войны с Казанью, а для предотвращения набегов Нагайской Орды. Но если мы рассмотрим более поздний документ, 18 века например, сенатские челобитные мишарей, то мы обнаружим, что свои челобитные мишарские сословия начинают со слов: «Мы вместе с русскими войсками брали Казань». Это для них очень важный миф, который показывает: мы находились по эту сторону, несмотря на то, что мы мусульмане и говорим на тюркском языке. Это основа их идентичности. Они не связывали себя с Казанским государством.

С.Х. Вот русское войско, в котором, условно говоря, несколько тысяч или десятков тысяч служилых татар, захватывает Казань, в 1552 году. Потом, как мы уже говорили, идет Казанская война, восстание, но не местного населения, а ордынской элиты. В ходе этой войны, которая длилась 5 лет, вся эта элита была истреблена.

И потом мы видим, как на это отреагировали башкиры. И почему датой присоединения считается у нас 1557 год. Эта дата даже выбита на Монументе Дружбы. Объясните нам это.

Б.А. Дело в том, что завершение Казанской войны и уничтожение ордынской элиты в Казанском государстве, безусловно, поставили вопрос о том, что делать тем этносам, которые находились в служилых обязанностях в Казанском государстве, в частности те башкирские тарханы, которые несли службу в Казани до взятия столицы штурмом. У них были две возможности – они могли уйти на свою историческую родину. Часть юрматинских тарханов так и сделала – они ушли в район, где обитало племя юрматы.

А часть заявила о том, что они рассматривают Ивана Четвертого в качестве законного сюзерена. То есть произошел процесс переприсяги. И первыми присягнули московскому государю именно те башкиры, которые находились в статусе служилых людей в Казанском ханстве.

И это очень важный процесс, потому что у них не прервалась связь с теми своими сородичами, которые обитали в Ногайской Орде. И видя, что Московское государство очень благожелательно относится к тем, кто добровольно присягнул ему на верность, мы видим постепенное изменение отношения башкир Ногайской Орды.

С.Х. Давайте проясним один момент. Вот эти тарханы, увидели благожелательное отношение Московского государства, несмотря на то, что, возможно, они сами участвовали в войне против московских войск как служилые люди Казанского ханства?

Б.А. Безусловно, во-первых, известно, что карательные походы во время Казанской войны достигали устья Белой, где она впадает в Каму. То есть военные действия велись уже на границе.

С.Х. Да нет, зачем, это уже историческая территория Башкирии.

Б.А. То есть войска Московского государства доходили уже непосредственно до территории Башкирии, даже вторгались на нее. Это говорит о том, что они преследовали. А кто мог уходить в Башкирию? Те, кто сражался на стороне Казанского государства. Это те башкиры, которые выполняли свои служилые обязанности в отношении Казанского государства. Но для московского войска стало понятно, что дальнейшее продвижение на восток чревато серьезными военными потерями. Воевать в горной местности для русского войска было отдельной проблемой. И тогда был сделан очень важный тактический ход. То есть прощение всем, кто выступал с оружием в руках, в первую очередь башкирам. И это стало детонатором для фундаментального процесса. Первыми входят в состав Московского государства служилые люди Казанского ханства, башкиры, которые воевали на стороне Казани.

И в данном случае московское правительство прекрасно понимало, что у башкир есть сородичи, соплеменники, до которых добраться невозможно. Очень важен экономический фактор.

Те, кто занимался изучением экономики ордынских государств, отмечают, что взятие Казани было обусловлено в первую очередь важными экономическими процессами. Казань контролировала торговый путь, Волжский путь. И с точки зрения экономических же интересов, Башкирия могла быть только источником ясака, но это не торговый путь.

С.Х. Это не та цена, за которую можно было заплатить войной. Шкуры можно было добыть и в других местах.

Б.А. Причем никто не знал, а что там, за Башкирией в тот момент. Поэтому я повторяю, что проще было пойти по тому пути, по которому пошли в свое время монголы – восстановить традицию внутреннего самоуправления в обмен на выполнение военных обязанностей и выплату ясака. Самая отработанная система была взята на вооружение и московским правительством.

Стало понятно, что завоевание, во-первых, не нужно, а во-вторых, принесет неисчислимые потери. И Московское государство пошло по пути, по которому в свое время пошли монголы. Ничего нового здесь изобретено не было.

Поэтому, сами башкиры рассматривали процесс вхождения в состав Московского государства как восстановление прежней империи.

С.Х. Как писали философы-евразийцы, падение монгольского ига свелось к тому, что ханская ставка переехала из Сарая-Бату в Москву. В представлении подданных ничего, собственно, и не произошло.

Б.А. Такой нюанс – царем называли в русских летописях ордынского хана.

С.Х. Московские князья царями не именовались. И только Иван Грозный, который посягнул на ордынское наследие, назвал себя царем. То есть стал претендовать на равный статус с чингизидами. И, в общем-то, во многом и легализовал себя в глаза бывших подданных Золотой Орды.

Б.А. Верно. Для традиционного сознания индивидуальные особенности человека не имели значения. Имело значение, как он себя ведет. Иван Грозный, который восстановил земельные права башкир, восстановил тарханы и ярлыки, вел себя как царь, хан. В глазах башкир он сразу становится не только легитимной фигурой. Посмотрите башкирские родословные. Там Иван Четвертый чуть ли не сопоставляется с фигурой Чингисхана по своему значению. Потому что он даровал права, восстановил внутреннее самоуправление. То есть для башкир это почти сакральная фигура.

И это удивительно, потому что, если мы посмотрим, например, на отношение русского народа к Ивану Четвертому, по фольклорным произведениям, такой однозначности там нет.

С.Х. Его там называли мучителем…

Б.А. Да, царь-собака и так далее. Поэтому я еще раз повторяю, событие вхождения в состав Московского государства нельзя рассматривать как новое явление в представлении башкир. Для них это восстановление исторической справедливости.

С.Х. Такой вопрос. Все-таки получается так, что «чингизово право» («чингизизм», идеалогия чингизизма), которое исследователи считали своего рода религией империи Чингисхана, было выше всяких конфессиональных представлений и предпочтений. Какая разница – если он чингизид, то какая разница, что он даже православный христианин, так?

Б.А. Дело в том, что создатели монгольской империи в религиозном отношении были абсолютно толерантны и индифферентны. Кто-то принадлежал к мусульманству, кто-то даже к буддизму и так далее. Там религиозная составляющая была подчинена задачам империи.

И в данном случае чингизизм – сложная идеологическая форма, которая у разных этносов трансформировалась в различные формы. Например, башкиры действительно сакрализировали фигуру Чингисхана как человека, который создал своего рода космос – установил права, привилегии. Но если мы посмотрим историю башкирских восстаний, как относились башкиры к потомкам Чингисхана, увидим, что никакой сакрализации уже нет. Башкиры в случае необходимости их убивали, пленили и выдавали русским властям. Мы видим совершенно особую трансформацию чингизизма в башкирских родах.

Если мы посмотрим на его трансформацию в Казанском государстве, в Сибирском, в казахских степях, то мы видим разные его преломления. Все зависело от этнических интересов. Башкиры, и я все время пытаюсь это доказывать, создали совершенно особый социум, уникальный с точки зрения соседних кочевых и полукочевых народов.

С.Х. Отдельно мы об этом еще поговорим. Сейчас – все, Казань пала и мы остановились на том, что служилые башкиры, тарханы, по призыву Ивана Грозного стали присягать. Но почему 1557 год? И как это связано с тем, что вся южная Башкирия, входившая в состав Ногайской Орды, ногайский правитель Исмаил приняли русское подданство? И почему именно в 1557 году? Почему эти даты совпадают?

Б.А. Ну, совпадают они потому, что это завершение Казанской войны. Завершилось вооруженное сопротивление в прежнем Казанском государстве. А во-вторых, действительно, Исмаил приносит присягу на верность. Обратим внимание, что башкиры, входя в Ногайское государство, приносят присягу подданства независимо от этого.

Парадокс, на который никто не обратил внимания. Формальнобашкиры не были самостоятельны в структуре Ногайского государства. Но они посылают своих представителей для того, чтобы присягнуть Москве.

Ногаи остаются на территории Башкирии фактически до вторжения калмыков, то есть до начала 17 века, и, судя по ногайским источникам, до этого периода продолжают собирать дань с башкир. Но при этом башкиры еще в конце 1550-х годов посылают своих представителей в Москву.

Тем самым Москва сама указывает на то, что не признает господства ногаев над башкирами. Два процесса – присяга Исмаила и присяга башкир – происходят параллельно.

С.Х. То есть 1557 год вы считаете правильной датой присоединения Башкирии к Московскому государству.

Б.А. Нет, не присоединения Башкирии, а скорее отправки отдельных представителей родов Ногайской Орды. Это не завершение процесса, это начало процесса.

С.Х. Потому, что все-таки южная Башкирия продолжала оставаться под политическим влиянием Ногайской Орды и о реальном присоединении к русскому государству не могло быть и речи?

Б.А. Несколько десятилетий сохранялась система «двоеданничества», то есть когда платился ясак и ногайцам, и Москве. Причем в Москву посылали сами, через Казань, а ногайцы присылали своих сборщиков.

С.Х. Давайте зафиксируем. После падения Казанского ханства служилые тарханы, которые служили Казани, башкиры, принимают подданство. А как территория западной, северо-западной части Башкирии? Их тоже можно отнести к служилой знати Казанского ханства?

Б.А. Я почти на сто процентов уверен в этом. Сохранилось немного документов, но они есть. В частности, жалованная грамота башкирам Уранской волости. Действительно, они были тарханами в Казани. Но при этом у них сохранялись вотчины на своем историческом месте. И эти вотчины они теперь уже получали, «переоформляли» с точки зрения Московского государства. Они не получали эту землю с нуля, они ее «перерегистрировали» теперь уже в русской юрисдикции.

С.Х. В 1557 году, когда правитель Ногайской Орды принимает присягу, основная часть Башкирии, как это говорится в поговорке «без меня меня женили», башкиры, сами того не подозревая, вот с этой присягой князя Исмаила переходят в московское подданство, под протекторат Московского государства. Но при этом они становятся «двоеданцами». С одной стороны, они подданные Москвы, с другой – Ногайского ханства. До какого времени тянулась эта неопределенность и чем закончилась?

Б.А. Для этого надо рассмотреть ногайское подданство. Исследователи не считают принятие подданства Исмаилом реальным установлением этих отношений. Какие отношения сложились между Ногайской Ордой и Московским государством? Ногайская Орда не платила ясак Москве, никакой дани не предусматривалось. Ногайская Орда не дала аманатов, то есть заложников Москве. И третий момент – она не всегда следовала указаниям, касающимся начала военных действий по указанию Москвы.

Три эти аспекта позволяют нам говорить о том, что подданство Ногайского государства было формальным. Как определить, что это подданный, если основных элементов подданства мы не видим? Фактически с вторжением калмыков и это зыбкое подданство разрушается. Известно, что калмыки переподчинили себе ногаев.



Читайте также


ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

Враждующий с советником главы Башкирии певец Салават Фатхединов заболел и не может петь L
10:52 27 октября 2020 | e 0
Предприятиям Башкирии возместят 30% затрат на модернизацию производства L
10:46 27 октября 2020 | e 0
«Живая, но взаперти сидит»: Родственники пропавшей молодой мамы из Башкирии обратились к гадалке L
10:33 27 октября 2020 | e 0
В Башкирии вновь выявили рекордное число больных COVID-19 L
10:16 27 октября 2020 | e 0
В России врачам увеличат доплаты за профилактику абортов L
10:06 27 октября 2020 | e 0
Вдруг привезут несвежее? Отвечаем на самые популярные вопросы о доставке продуктов на дом L
9:49 27 октября 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020