18+


Общество


Врач из Башкирии: «Большая часть зарплаты медика зависит от милости главврача»

12:21 22 Ноября 2018 | 7026
Автор: Марина КАРИМОВА
Все материалы автора

Как живут и работают врачи в глубинке Башкирии, как они пережили оптимизацию и какие потери понесли больницы – об этом мы поговорили с врачом – акушером-гинекологом из города Кумертау.

Врач из Башкирии: «Большая часть зарплаты медика зависит от милости главврача»

Врач высшей категории Владимир Петухов собирается уходить из профессии, но начал он работать 25 лет назад. По распределению попал в районную больницу Баймака участковым гинекологом. Не было ни жилья, ни условий. Набравшись опыта, перешел работать в больницу Кумертау, где стал заведующим отделением.

С тех пор в системе здравоохранения произошли большие перемены. Почувствовали ли их в отдаленных районах? 

– Владимир Ильич, раньше студенты-медики учились меньше. Сегодня около 10 лет. Но в итоге их критикуют, что они выходят из медицинского вуза неготовыми. Почему так происходит?

– Наверное, потому, что студентов никому не выгодно обучать. Раньше была система специализированного образования, когда мы проходили субординатуру – это два года обучения, пятый и шестой курсы. То есть нас уже на последних курсах вуза учили быть специалистами. Потом мы сдавали общие экзамены и еще проходили курс интернатуры. Мне повезло поработать два года в РКБ, где была сильнейшая интернатура. Нас там многому научили, нам доверяли сложные случаи. Сейчас такого доверия молодым нет, потому что врачи-интерны не защищены перед законом, а обучающий его врач не захочет брать ответственность за него. Раньше нам, молодым специалистам, как-то больше доверяли.

– Но ведь и теперь студенты приходят на те же роды посмотреть.

– Вот именно – посмотреть. А что дальше? В правовом статусе врачи не защищены. Одно дело, что преподаватели всего боятся. Но на квалификацию будущих врачей накладывает отпечаток и низкая оплата преподавания в вузе. С позиции 25-летнего стажа считаю, что образование – это больное место здравоохранения.

– Если человек решает стать врачом, он знает, на что идет. Эта профессия подразумевает высокую ответственность.

– Естественно. Сейчас частенько после окончания клинической ординатуры многие медицину забрасывают, потому что не готовы встречаться с той ответственностью, какая требуется. Сказывается и низкий уровень заработной платы, и необеспеченность жильем. Я сам после института мыкался с семьей по городам, районам. Но останавливало то, что была очень большая поддержка со стороны руководства больниц, которое предоставляло бесплатное жилье. Это основное, к чему человек привязывается. Со временем врач обрастает своими пациентами, своей значимостью в том сообществе, в котором живет.

Поэтому врач и остается до пенсии там, где значим. Он работает, помогает молодым коллегам, учитывая, что ему в свое время помогали. Сейчас эгоистическое общество. Никто себе конкурентов и не готовит и не хочет этого делать. Потому и нет преемственности.

_MG_3091папавп.png

– Что касается зарплаты. Есть разница между городским и сельским врачом?

– Я расскажу, как сейчас строится система оплаты труда обычного врача. Есть базовый оклад за фактически отработанное время, который руководитель учреждения обязан выплачивать. Где-то вредность пересчитывается, где-то – стаж работы, потом идут всякие стимулирующие надбавки, коэффициенты. Когда начинаешь читать новые условия труда, понимаешь, что все зависит от мнения руководства больницы, а конкретно – от главврача. То есть ты можешь 90% зарплаты потерять только потому, что по каким-то причинам не удовлетворяешь ни своим внешним видом, ни своим мнением главврача. В таких условиях, увы, вырастают доносчики, жалобщики и бездарности, то есть те, которые чем-то могут угодить этому начальству.

Я считаю, что это порочная система оплаты труда. Потому что все должно зависеть только от стажа работы, опыта и квалификации. Это должна быть базовая сумма зарплаты. Остальное – стимулироваться, исходя из результата. А когда 90% зарплаты зависит от того, считает ли руководство нужным назначить тебе такую зарплату или нет, это приводит к потере качества работника. Человек встает перед выбором – превратиться в аморфное существо, которое поддается всякому давлению, либо самому стать доносчиком, либо уйти.

А ведь у врача всегда должно быть свое мнение. Такая система оплаты труда приводит к разладу в коллективе, стрессам, жалобам, обидам. Кто-то, может, и работает лучше остальных, а получает так называемые стимулирующие – ну копейки!

 Пока это не отрегулируют, в коллективах будет напряженность.

– Сколько сегодня получает врач районной больницы?

– В разных регионах по-разному. Я вот, например, получаю базовый оклад 14 800 рублей. К нему идет надбавка 30% за стаж (25 лет), плюс 15% за высшую категорию. Остальное мне не положено.

– Это «по усмотрению» главврача?

– Да, у меня, например, убрали вредность. Вот рядом стоит коллега, такой же акушер, он за вредность получает, я – нет. Есть у нас такое понятие – экспертиза рабочего места, которую я не прошел. Кстати, экспертизу заказывает больница, так что и тут мы зависим от мнения главврача. Ты можешь оспаривать, но это очень тяжело, нужны веские основания. Может, этим и стоит заниматься, но могу сказать, что люди согласны на все, лишь бы их меньше трогали. Вот я, например, работаю в моногороде, где только одна больница. То есть никуда не уедешь. Поменять место жительства врачу – это как всю жизнь свою поменять.

– И все-таки люди покидают насиженные места именно из-за отсутствия работы. Сколько врачей за последние годы уехали из города?

– Каждый год по-разному. Например, когда-то наша больница была одной из первых, где начали проводить так называемую оптимизацию. Созданы были все условия труда, у нас это «обкатали» и начали распространять опыт на всех. А потом. Потом начались массовые увольнения, потому что пришло время программы «Самая эффективная больница». Ее тоже у нас отрабатывали. Оптимизация сократила количество штатных единиц в больницах. Эта волна коснулась всех: и врачей, и медсестер, и фельдшеров, и младший персонал.

Потом младший медперсонал перевели в технические работники, то есть в санитары. Тогда массовые увольнения произошли, потому что люди не видели смысла работать с опасными отходами и не получать при этом за вредность. Они уже не были медиками, и их лишили этой надбавки.

Ну и повторюсь. Когда 90% твоей зарплаты зависит от мнения главврача, конечно, это несправедливо. Это все видят. У некоторых, особо приближенных к главврачу людей стимулирующая надбавка может составлять несколько сот процентов.

– Это как?

– Например, судя по декларации о доходах, которая есть в открытых источниках, например, зарплата жены главврача, которая работает в той же больнице, может составлять 280 тысяч рублей. И это при окладе 13 500. Как это рассчитывается – непонятно.

_MG_3091вав.png

– Лет шесть-семь назад в здравоохранении началась централизация. Как в целом оценить последствия закрытия тех же районных отделений роддомов?

– Что сделано, то сделано. Да, централизация, с одной стороны, оправдана, потому что и квалификация районных врачей сейчас ниже и, современное оборудование всем не купишь. Поэтому укрупняться будут. Но если разобраться, получается, те кадры, которые остались в районных больницах, по сути, превратились в фельдшеров. Без практики они резко потеряли тот уровень квалификации, который у них был.

Например, в перинатальный центр города Кумертау перевели родовспоможение из районных роддомов. Но остались люди. Этим кадрам, особенно квалифицированным, надо было что-то предложить взамен, а ничего сделано не было. Говорю об акушерском направлении, хотя это касается и хирургических, и травматологических отделений.

В результате после укрупнения врачи остались там просто для того, чтобы констатировать случаи и выполнять манипуляции на уровне фельдшеров. Они потеряли свой опыт, и я вижу это, когда приезжаю к ним. Коллеги мне говорят: «Я этого не знаю. Я столько лет этого не делал. Я не сделаю».

–  Может ли главный врач больницы самостоятельно решить какие-то проблемы, без Министерства здравоохранения?

– Вообще, это, конечно, беда, что часто главврачами становятся врачи-сутяжники, которые думают больше о своем влиянии. Затем они заключают эффективные контракты с Минздравом. Было бы лучше, если бы их, как прокуроров, сменяли. Проработал пять лет – уходишь, чтобы не прирастать к должности, не обрастать связями. Главврач тоже должен перераспределяться в зависимости от показателей. Если хорошие показатели – направить главврачом в Уфу или Стерлитамак или отправить в Хайбуллинский район. Пусть он там здравоохранение поднимает, например. Это как вариант выхода из ситуации. А если показатели плохие – разжаловать. Так ведь справедливо?

В следующей части интервью мы поговорим о состоянии гинекологической помощи в районах республики.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница