Заслуженный врач Башкирии: «Надо выходить за рамки даже ради одного больного»

22:00, 27 Ноября 2018

| c15668

Медицина для истинного врача больше, чем профессия, это образ жизни.

Заслуженный врач Башкирии: «Надо выходить за рамки даже ради одного больного»
Фотопроект «Профессия – врач»

Нелегкий труд спасения жизни и здоровья человека должен цениться очень высоко, и людей, выполняющих эту гуманную и благородную миссию, общество всегда уважает. Но через что им приходится проходить каждый день? В России появился проект «Профессия – врач», цель которого – рассказать об этой профессии, повысить уровень доверия пациентов к медработникам.

В Башкортостане достойным примером настоящего профессионала является Виль Тимербулатов, который каждый день 43 года подряд спасает жизни людей, при этом не считая себя героем. Он хирург, член проблемных комиссий РАМН «Минздравсоцразвития России «Колопроктология» и «Хирургия органов брюшной полости», руководитель Республиканского эндоскопического центра, Президент Ассоциации хирургов Республики Башкортостан, член Президиума Правления Всероссийского общества хирургов, отличник здравоохранения РФ, заслуженный врач Российской Федерации, Республики Башкортостан и Ингушетии.

– Виль Мамилович, всегда ли вы хотели быть хирургом?

– На самом деле, я пошел в БГМУ, чтобы выпендриться. Я очень хорошо знал химию, но пойти учиться на химфак было бы слишком легко. А мне хотелось немного усложнить жизнь, поэтому сдал экзамены в медицинский. Мой учитель по химии очень хотел, чтобы я стал химиком. Когда поступил в мед, он сильно ругался и даже обиделся. А через несколько лет попал ко мне на операционный стол. Прооперировал его, после чего он сказал, что я все-таки правильно выбрал профессию.

Уже на первом курсе решил, что стану хирургом. Тогда жил в общежитии со старшекурсниками, которые рассказывали, как делают операции. Меня это заинтересовало так, что вступил в кружок по анатомии. Мы с ребятами препарировали трупы. Приходилось даже 5-6 часов в день в анатомичке сидеть.

_MG_3556.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– А с каких операций вы начали свою врачебную деятельность?

– На третьем курсе начал самостоятельно искать пути лечения селезенки. Только лет 20 назад к селезенке начали относиться как к нужному органу. В практическом руководстве по оперативной хирургии Литтманна так и написано: «На селезенку существует только одна операция – это удаление». Также раньше не знали, как избежать последствий удаления этого органа. Например, после подобной операции нередко развиваются инфекционные заболевания, тромбозы, которые могут закончиться фатально. Это наблюдается особенно среди детей.

На кафедре вуза мы разрабатывали методы сохранения селезенки, придумали органозамещающие и органосохраняющие операции. Потому что то, что дано природой, надо сохранять. Человек даже со своими совершенными знаниями не достигнет понимания всех закономерностей природы. Наша задача как науки – выявить закономерности природы и в ее рамках помочь человеку. Стремиться стать выше природы значит пытаться стать богом, наверное.

_MG_2202.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– Какой он, рабочий день хирурга?

– Я прихожу в 7:30. Мои профессора приходят на работу в 7:00, хотя должны в 8:30. Привыкли уже. Потом в моем кабинете проходит «пятиминутка» по результатам обхода, где обсуждаем состояние тяжелобольных, план лечения. Потому что одна голова хорошо, а две лучше. Затем у меня плановые и внеплановые операции. Раньше 2-4 операции в день делал, а сейчас 2-3 в неделю. Считаю, что хирургия – удел молодых. Операция требует не только умственного труда, но и физической нагрузки. К примеру, я больше делаю операции на толстой кишке. А там, в малом тазу, всегда трудно, приходится держать руки растопыренными. Иногда бывает, что настолько устаешь, что начинаются судороги. Потом едешь в машине и не можешь руль держать.

Под вечер ухожу домой, но всегда знаю, что происходит в моем отделении. В 22:00 всегда звоню в больницу и узнаю обстановку. Мои сотрудники могут звонить мне в любое время, если возникнут какие-то вопросы.

_MG_3530.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– Что изменилось в хирургии за эти годы?

– Меня поражает прогресс хирургии, который заставил пересмотреть многие процессы. В первую очередь это эндоскопическая и лапароскопическая хирургии. В 1993 году я сделал первую лапароскопическую операцию в Башкортостане (миниинвазивная операция, которая проводится через небольшие надрезы, совершаемые для открытия доступа к необходимому участку и при помощи гастроскопа или лапароскопа врач может осмотреть органы изнутри – прим. ред.). А сейчас хирургия совсем другого уровня. Она малотравматичная, косметическая, с минимальной потерей крови и в интересах больного. Если взять открытую хирургию, то она в интересах хирурга, потому что ему так удобно: сделать большой разрез, руками, иногда даже в четыре руки, ковыряются в больном, что приводит к травмам и инфицированию. Сейчас нужно с больным обсуждать, предлагать несколько вариантов, получить его согласие. Это в советское время здоровье человека принадлежало государству, а сейчас только человеку.

Когда-то я только мечтал делать рентгенэндоваскулярную операцию (хирургические вмешательства, проводимые на кровеносных сосудах чрескожным доступом под контролем методов лучевой визуализации с использованием специальных инструментов – прим. ред.), а сейчас мы спасаем людей от инфаркта миокарда, инсульта и нарушения мозгового кровообращения каждый день.

Если раньше приходилось полностью раскрывать полость, рассекать артерии, устанавливать стенки и удалять тромбы, то сегодня это делается через прокол на руке или бедре. В Башкортостане, да и России в целом, в этом плане пошли далеко вперед, что даже приблизились к мировой хирургии.

_MG_3626.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

Еще один большой прорыв в медицине – трансплантология. Ее начали внедрять с пересадки почки. Тогда я был главным хирургом Минздрава Башкирии. Мы дали шанс людям, которые были обречены. Сейчас у нас хороший центр (трансплантации – прим. ред.), и я очень рад этому.

– Подобные высокотехнологичные методы обеспечиваются соответствующим оборудованием?

– Действительно, можно владеть хорошими знаниями, но этого недостаточно, если все технологии привязаны к оборудованию. Есть очень много хороших врачей, но им нужно создавать условия.

– Дефицит препаратов сильно ощутим?

– Определенный дефицит препаратов есть, но медучреждения все равно пытаются обеспечить всем необходимым в рамках стандартов лечения. Не могу сказать, что обеспечение было сокращено так, что это бремя возложили на плечи больных.

Врач же должен проявлять изобретательность, находить консервативные методы лечения. Все нужно комбинировать, потому что редко встретишь заболевания, для лечения которых используется только одно средство. Есть стандарт, но он не является догмой. Это ориентир, в рамках которого врач должен действовать, ведь каждый больной имеет свои особенности. Надо выходить за рамки даже ради одного больного, если это необходимо для его выздоровления.

_MG_2256.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– А как обстоят дела с кадрами?

– Когда я был студентом, половина моего курса пошла в хирурги, на одно место было 15-20 человек. А сейчас, если повезет, то из 15 человек всего один становится хирургом. Потому что у нас в любой ситуации стараются обвинить врача, в результате чего престиж профессии падает. Поверьте, ни один врач умышленно не хочет совершать ошибки. Многие осложнения не зависят от нас, так как есть анатомические особенности пациента и особенности течения болезни. Например, в Германии никогда не производится патологоанатомическое вскрытие трупа в стационаре, так как заведомо считается, что врач лечит правильно.

Может ли государство обойтись без врачей? Нет. Если нет врачей, то не будет здорового государства. Поэтому мы должны бережно относиться к будущим кадрам.

_MG_3511.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– Есть отличия между студентами вашего и нынешнего поколения?

– Сейчас неправильно требовать от студентов, чтобы они мыслили одинаково. В наше время был более патерналистский подход – то, что сказал преподаватель, – истина в последней инстанции. Современный студент должен получать знания не только в лабораторных условиях. Если ему лучше обучаться дома или через интернет, то пусть. Мы не должны муштровать молодежь. Считаю, что наши учебные заведения рассчитаны на среднестатистического человека, для одаренных там нет мест. Мне кажется, государство для таких людей должно создавать отдельные места, иначе к классу 10 одаренный ребенок отупеет.

– Вы очень много говорите о зарубежной медицине. А какие качества нашим врачам стоило бы позаимствовать у заморских?

– Педантичность исполнения. Наш народ не всегда делает обязательные для исполнения вещи. Когда мы в республике только внедряли систему ОМС, в Германии она уже была. Там местные врачи допоздна сидят на работе, потому что много бумажной волокиты. Они, конечно, жаловались, но делали. А у нас нет такого отношения к работе.

Также врач должен быть интернистом. Допустим, хирург обязан не только оперировать, но и делать ультразвуковую диагностику, эндоскопию, ФГС и т. д. За рубежом врач – универсальный боец. Технологиями они владеют на том уровне, который им позволяет материальное обеспечение. А наш врач может знать сколько угодно, но порой нет оборудования.

_MG_3560.jpg

Фотопроект «Профессия – врач»

– Какими качествами должен обладать настоящий врач?

– Профессионализм – самое главное. Это все начинается с момента подготовки врача. Например, студент медвуза не имеет права пропускать занятия. За шесть лет обучения я ни разу лекции не пропускал и всегда говорил, что есть две причины для пропуска занятий – смерть или ты попал в реанимацию. Сейчас тоже строго спрашиваю со своих сотрудников, возможно, даже немного перегибаю палку, но в медицине иначе никак. Врач должен учиться каждый день. Даже если ты делаешь операцию в 500-й раз, знания все равно нужно освежать. Я заставляю своих сотрудников выписывать журналы по медицине. К примеру, сам тоже с 1975 года выписываю шесть журналов. Повторение – мать учения.

Врач должен быть внимательным и с чувством сострадания. Потому что человек пришел в последнюю инстанцию и, вступив на территорию больницы, думает, что его уже спасают. Он приходит с надеждой, и мы должны ее оправдать.


Больше историй врачей – на сайте проекта «Профессия – врач».




Читайте также


ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020