18+


Общество


Данир Гайнуллин про музей у Каповой пещеры в Башкирии: «Когда бы еще Бурзянскому району выделили деньги?»

18:53 21 Сентября 2018 | 2670
Автор: Элиза САФАРОВА
Все материалы автора

У строительства нового музейного комплекса в Бурзянском районе, в непосредственной близости от пещеры Шульган-Таш, оказалось достаточно противников. Сегодня мы решили поговорить с инициатором проекта – руководителем Научно-производственного центра по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан (НПЦ РБ) Даниром Гайнуллиным.

Данир Гайнуллин про музей у Каповой пещеры в Башкирии: «Когда бы еще Бурзянскому району выделили деньги?»

Напомним, что в этой пещере нашли уникальную наскальную живопись. В прошлом году в Каповой пещере обнаружили еще один наскальный рисунок – изображение двугорбого верблюда. Возраст рисунка – не менее 14 тысяч лет.  Ряд ученых тогда выразили свое беспокойство и говорили о «варварском методе очистки и халатном отношении к древней живописи». Недавно против проекта музея выступил и председатель Русского географического общества Камиль Зиганшин, который подготовил письмо на имя главы Башкирии Рустэма Хамитова. По мнению уроженца Бурзянского района Салавата Юлчурина, строительство нанесет непоправимый урон местной природе и убьет популяцию бурзянской пчелы.


– Камиль Зиганшин раскритиковал предложенный проект музея, назвав его неуникальным. По его словам, этот «объект из бетона и стекла» разрушит местную гармонию и не впишется в красоту этого края.

– Да, Зиганшин открыто выступил против проекта, заявив, что не было никаких экспертиз, что проект плохой и совершенно не нравится людям. Видимо, ему предоставили неверную информацию. Министерство культуры еще в 2015 году объявило конкурс, в котором участвовали семь проектов. В итоге победил проект Юлии Виноградовой. 

В составе комиссии были главный архитектор Уфы Ильдар Ибрагимов, его заместитель, председатель Союза художников Хатип Фазылов, директор музея имени Нестерова Файзрахман Исмагилов, доктор исторических наук Фирдаус Хисамитдинова. Это солидная команда людей, которые отвечали за эстетику музея.

gainullin1.jpg

Проект прошел государственную экспертизу, в рамках которой имеются заключения по экологической, геодезической и другим экспертизам. Каждый год проводим международные симпозиумы, приглашаем ученых, работающих в пещерах Альтамира и Ласко, специалистов из зарубежных институтов, научных центров России. Мы показывали наш проект, и авторитетные ученые его одобрили. От них были замечания, которые мы учли в ходе проектирования. В апреле в Центре всемирного наследия прошло обсуждение с руководством ЮНЕСКО.

– Что получит местное население от строительства музея у Каповой пещеры?

– Благодаря проекту на асфальтирование дорог в Бурзянском районе выделили 230 млн рублей. Торги уже прошли, конкурс выиграл  «Башкиравтодор». На газификацию района «Газпром» направил 200 млн рублей. 

Когда еще Бурзянскому району выделили бы такие деньги?

– А вне этого проекта разве нельзя привести плохие дороги в порядок?

– Мы очень рады, что наш проект поможет местному населению. Поставили задачу и принялись за работу. Мы изучали опыт Франции и Испании. В Европе, если есть такие пещеры, прямо рядом с ними строят современные музеи. Государство проводит все необходимые коммуникации, строит дороги. Музей является якорным объектом, вокруг которого уже выстраивается вся инфраструктура: отели, кафе, рестораны. Бизнесмены сами подтягиваются. 

– Салават Юлчурин в интервью говорил, что появление музея уменьшит туристический поток в Бурзянский район. Вы же, напротив, рассчитываете на его существенное увеличение?

– Французский музей у пещеры Шове построили в 2015 году. До этого люди приезжали к этому месту только в июле–августе. Это всего два месяца активного туризма в году. Как только появился комплекс, круглогодично начали приезжать 350-400 тысяч туристов, все 12 месяцев. Регион получает 40-50 млн евро в год только от туризма – это и прямые, и косвенные доходы. Местные власти молятся на это место. Рядом появились гостиницы и гостевые дома общей вместимостью 20 тысяч мест. Многие фермеры переделали дома под семейные отели. Заселяют туристов и кормят их своей продукцией.

gainullin3.jpg

– На сколько туристов ежегодно вы рассчитываете после строительства музейного комплекса?

– Минимум 250 тысяч в год. В летний период в день может приехать и тысяча человек. Зимой, понятное дело, людей будет меньше. Есть такой же комплекс «Булгар» в Татарстане, и там за пять лет количество туристов увеличилось до 500 тысяч в год. Поэтому сомневаться в росте туристического потока в Бурзянском районе нет повода.

– Сейчас в район приезжает около 37 тысяч человек в год?

– Уже стало 42 тысячи. Наверное, из-за того, что мы с вами много шумели (улыбается – прим. ред.). Народ потянулся, всем стало интересно. При этом в основном люди приезжают в район только в июле–августе. Это всего 60 дней в году. Все остальные месяцы вообще никого нет. Вот такое неравномерное распределение турпотока.

Сейчас все местные гостиницы закрываются осенью. Вы сами, наверное, приезжали и видели, что осенью–зимой тут вообще все закрыто. Поэтому нужна в первую очередь газификация района. Современное здание, выстроенная инфраструктура поможет равномерно распределить туристов на все месяцы в году.

– По мнению Салавата Юлчурина, разумно и логично строить музей в райцентре, в селе Старосубхангулово, потому что там в непосредственной близости уже имеются все необходимые коммуникации. 

– Музей должен располагаться именно здесь, у самой пещеры, а не в Старосубхангулово. В Испании музей находится в 300 метрах от пещеры Альтамира. Французский музей Ласко находится в 700 м от пещеры, а Шове – в 2 км от пещеры и в 669 км от столицы. Наш музей также будет строиться в 1,5 км от Каповой пещеры. От европейской практики никуда не убежишь.

Доступ во все европейские пещеры закрыт. Наши же туристы после музея смогут пройти и посетить передний портал Каповой пещеры, не нанося при этом вреда для древних рисунков. 

– Камиль Зиганшин говорил об общественных слушаниях, которые проводились в 2014 году в Бурзянском районе. И все 43 человека выступили против музея. Разве это не говорит о том, что местные жители все же против музея?

– В 2014 году действительно проводили слушания, но они ведь были не по поводу музея! 

Противники ссылаются на документ, не имеющий к нашему проекту никакого отношения. 

Рассматривался вопрос по присвоению территории в устье реки Шульган статуса историко-культурного заповедника. Река входит в саму пещеру, и для сохранения его устья было решено присвоить территории статус охранной зоны, чтобы на ней нельзя было ничего строить. Местные жители проголосовали как раз против этого.

gainullin4.jpg

Тогда мы пошли по другому пути: присвоили земле статус достопримечательного места «Земля Урал-батыра» и изменили ее границы, чтобы не затронуть сенокосы местных жителей и пастбища. Мы сохранили все местные традиционные промыслы: бортничество, скотоводство. Нельзя эту землю отбирать у местных и строить там гостиницы или любое другое капитальное здание, только временные объекты. 

Мы ведь понимаем, что после появления музея эта земля станет лакомым кусочком.

– А относительно самого музея проводились слушания?

– Нет. По закону этот комплекс не находится на территории какого-либо муниципалитета, и рядом нет населенных пунктов. Это ведь рекреационно-туристическая зона, и по закону слушания не нужны. Если бы мы строили в деревне рядом с жилыми домами, то слушания были бы обязательны. Но ближайшее к пещере Гадельгареево находится в 8 км, Киекбаево – вообще в 15-20 км. Музей на них никак не повлияет. На этой земле нет пастбищ или пахотных земель. Мы все это изучили. Дважды обсуждали проект в районном совете, и он положительно отнесся к идее.

– В итоге на какой земле будет располагаться музейный комплекс? Какой у нее статус?

– Музей будет стоять не на территории заповедника, потому что на этой земле нельзя строить. Поэтому мы вынесли строительство за границы этой зоны, и комплекс будет располагаться на муниципальной земле. Здесь установлен статус рекреационно-туристической земли: на ней можно строить туристические кемпинги, гостиницы и музеи.

– Многие припоминают историю с штрафом, который выписали директору природного заповедника «Шульган-Таш» Михаилу Косареву за строительство маленького туалета. Получается, строительство туалета здесь запрещено, но музейный комплекс при этом возводить можно?

– «Земля Урал-батыра» пересекается с территорией природного заповедника «Шульган-Таш». Мы неоднократно объясняли администрации заповедника, что у этой земли статус достопримечательного места. Стоит выйти из пещеры, и на 3-4 км вокруг земля усеяна древними поселениями. Это и палеолитические стоянки, поселения бронзового, раннего железного века, есть даже средневековые.

С 2016 года любой застройщик должен проводить историко-культурную экспертизу перед тем, как начать строительство. Неважно, в Уфе ты строишь или в районе. Необходимо было просто провести ее. 

Есть закон и его надо соблюдать. Позиция «Где хочу, там и копаю» недопустима, 

если мы находимся рядом с объектом, номинированным на внесение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Его оштрафовали не за то, что он туалет построил, а за то, что он без согласования с государственным органом проводил земельные работы.

Надо отметить, что этот туалет без системы очистки стоит на водоохранной зоне, а это прямое нарушение санитарных норм. Нечистоты просто собираются, просачиваются в почву и уходят в реку. А потом эту воду пьют туристы. Когда мы строили свои объекты, то из Екатеринбурга привозили очистную систему. Сначала очищаем и только потом сливаем отходы. 

gainullin5.jpg

– Что, по вашему мнению, руководство заповедника должно сделать для развития туризма в районе?

–  Сейчас в заповеднике стоит дощатый музей, который стыдно показывать людям. 

Сами хотим развивать туризм, ждем, что к нам будут приезжать иностранцы. А куда их водить, что им показывать?

Мы предлагаем им создать современный музей бортничества, ведь основной уставной задачей заповедника и является сохранение популяции уникальной бурзянской бортевой пчелы. Тем более в 2021 году Башкортостан примет у себя Международный конгресс по пчеловодству, в программе которого посещение Бурзянского района.

– Какие основные аргументы в пользу строительства музея именно рядом с пещерой?

– Вся международная практика говорит о том, что музей должен быть именно на этом месте. 

Есть требования ЮНЕСКО: если есть пещера с большим культурным и историческим значением и строится музей, то очень важно вовлечь в этот процесс местное население. Именно местные жители должны получать прибыль от туристов, приезжающих в их край. ЮНЕСКО уделяет этому очень большое внимание. Поэтому я уверен, что музей нельзя переносить в Старосубхангулово или еще куда-то. Ведь это местное население сохранило пещеру, а не кто-то другой.

– Вариант с семейными отелями у Шульган-Таша рассматривается?

– Для Бурзянского района это идеальной вариант. Местный житель сможет построить рядом со своим домом еще один, в который заселит пять семей, допустим. Поставить небольшой гостевой домик ведь гораздо проще, чем построить огромный отель и проходить все сертификации.

– По вашему мнению, местное население готово?

– Мы очень внимательно смотрим на взаимоотношения с местными жителями, их роль и на то, как они будут вовлечены. Сейчас это все детально прорабатывается и продумывается. Уверен, что тут должны работать именно местные, а не пришлые люди. Они готовы. Время их само научит.

– Вы рассматриваете вариант обучения? Может, какие-то бизнес-тренинги или мастер-классы.

– Да, но не в формате тренингов. С прошлого года мы сотрудничаем с БашГУ. На исторический, геологический, географический факультеты набираем целевых студентов. Они пока учатся, но мы уже забираем их на практику в Бурзянский район. Еще мы зарезервировали 10 земельных участков в Гадельгареево, чтобы, отучившись, эта молодежь вернулась в свой родной район и могла построить себе на этих участках дома. Когда начнется строительство, будут привлечены, к примеру, местные трактористы, рабочие.

gainullin7.jpg

– Сколько сотрудников будут работать в комплексе?

– Сейчас у нас уже 5 сотрудников, на следующий год зарезервировали еще 10 штатных единиц. Всего будет 24 научных сотрудника и 15 технических специалистов. Минимум 30 человек из местных получат бюджетные рабочие места.

– Помимо самого комплекса, какие еще объекты вы планируете построить в этом месте?

– Сейчас в процессе установка памятника Акбузату. Статуя будет в полтора размера лошади. Я видел проект скульптора Ульфата Кубагушева и поразился, насколько он хорошо и в деталях изобразил Акбузата. Он именно такой, каким его описывали в эпосе. Осталось только отлить и установить.

Предполагаем строительство этно-деревни, этно-комплекса и музея бурзянской бортевой пчелы. Еще думаем провести велосипедные и конные маршруты. Было бы прекрасно построить горнолыжные базы, чтобы увеличить поток туристов в зимнее время. Должна развиваться именно инфраструктура для развлекательного туризма. Только в этом случае это будет работать на экономику Бурзянского района. Государственный комитет по туризму сейчас разрабатывает туристический кластер «Бурзянский». Надеемся, что в его рамках все это будет осуществлено. Считаю, что точек притяжения для туристов должно быть много. 

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница