18+


Общество


Мардамшин: я попрощался со своей жизнью и думал, что оттуда уже не выйду

19:01 04 Сентября 2013 | 244
Автор: Элиза САФАРОВА
Все материалы автора

10 ноября 2016 года, в День сотрудника МВД, неизвестные мужчины похитили жителя Нефтекамска Венера Мардамшина и привезли в пункт полиции.Мужчину в течение суток избивали и подвергали пыткам, после которых он провел три дня в реанимации и больше месяца лежал в больнице. Несмотря на все доказательства, Нефтекамский городской суд оправдал полицейских.


Сегодня в Верховном суде РБ прошло заседание по делу о пытках, которым подвергся житель Нефтекамска, со стороны сотрудников полиции. Потерпевший Венер Мардамшин обжаловал в Верховном суде оправдательный приговор городского суда, считая решение необоснованным и предвзятым.

По показаниям Мардамшина, 10 ноября 2016 года, в День сотрудника МВД, его похитили на улице Нефтекамска неизвестные. Мужчине сковали наручниками руки, надели на голову пакет, затолкали в машину и увезли в опорный пункт участковых. Со слов Венера, это были сотрудники полиции. Они начали избивать и пытать Мардамшина, применяя дубинки и электрошокер, на несколько часов подвешивали его между столами. Комитет против пыток сообщал, что таким образом они «выбивали» из Мардамшина признания в похищении предпринимательницы. Не сумев получить признания, полицейские отпустили потерпевшего, предварительно заставив написать объяснение о том, что Венер находился в состоянии алкогольного опьянения и претензий к сотрудникам полиции не имеет. С помощью знакомого мужчина смог добраться домой. 

Врачи диагностировали у него травму головы, смещение и закрытый перелом таза, ушибы обеих почек, ушиб шейного отдела позвоночника и множество кровоподтеков. После всех избиений потерпевший провел в больнице 27 дней. 

22 ноября Венер  обратился за помощью к правозащитникам. По его заявлению Следственный комитет возбудил уголовное дело о превышении должностных полномочий (пункты «а» и «б» части 3 статьи 286 УК). 

28 декабря 2016 года появился первый обвиняемый – 43-летний начальник отдела уголовного розыска Ильвир Сагитов. До вынесения приговора обвиняемый находился под стражей в СИЗО. Летом 2017 года обвинили его подчиненного – 26-летнего старшего оперуполномоченного Радима Хайруллина. Незаконные действия других неустановленных сотрудников полиции были выделены в отдельное уголовное производство.

С того времени проведено 15 судебных заседаний. Подозреваемые свою вину не признавали. Потерпевшему и его супруге была предоставлена госзащита: на все судебные заседания их сопровождали вооруженные бойцы СОБРа.

Государственный обвинитель Александра Маликова сочла вину Сагитова и Хайруллина полностью доказанной. Гособвинение запросило для Сагитова 6 лет колонии, для Хайруллина – 4,5 года. Несмотря на это, 4 июня этого года судья Нефтекамского городского суда Ибрагим Даутов полностью оправдал полицейских, решив, что их причастность к телесным повреждениям Мардамшина не доказана.

Прокурор, Мардамшин и правозащитники, не согласные с решением нефтекамского суда, обжаловали его в Верховном суде РБ, требуя отменить оправдательный приговор.

Юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов просил у суда разрешения вести в зале заседания видеосъемку, ссылаясь на принцип открытости и гласности: «Мы являемся членами общественной организации и освещаем те дела, которые ведем. Освещаем, чтобы общество знало о проблеме пыток». Адвокаты полицейских возразили: «То, что они снимают, потом выбрасывается в интернет и создает негативное мнение у населения». В итоге судья разрешил снимать только часть заседания, а именно оглашение принятого решения.

В ходе заседания Мардамшин заявил, что Нефтекамским городским судом вынесено незаконное и необоснованное решение: «Мне были нанесены телесные повреждения, я был подвергнут пыткам. Суд необоснованно установил, что достоверность моих показаний сомнительна. Показания Антипина (свидетель Венера Мардамшина – прим.ред.) суд необоснованно посчитал недостоверными».

Мардмашин подчеркнул, ссылаясь на заключения экспертов и результаты комплексного медицинского исследования, что в области телесных повреждений на его коже имеются следы металлизации, характерные для электротравм, что доказывает пытки электрошокером. Есть заключения специалистов, из которых понятно, что мужчина не мог сам нанести себе подобные травмы. Синдром длительного сдавливания, осложнившиеся развитием острой почечной недостаточности – результат сжимания конечностей в течение минимум 6-7 часов. Это, по словам Мардамшина, подтверждает, что он находился в пункте полиции в связанном состоянии.

– Я взрослый человек. Оговаривать кого-либо не имеет смысла. Сагитов, Хайруллин, подчиненные Сагитова должны ответить по закону за пытки и издевательства, которые они совершили. 

Уважаемый суд, те муки, которые я пережил, не пожелаю никому. Пока я находился в полиции, я попрощался со своей жизнью и думал, что оттуда уже не выйду. 


У меня до сих пор возникают боли по прошествии почти двух лет. Не говоря уже о том, что моя психика подорвана. Я постоянно вспоминаю о пережитом адском кошмаре. Моему здоровью причинен невосполнимый ущерб, свои физические и нравственные страдания я не могу описать словами.

Венер подвергнул сомнению показания свидетелей-сотрудников нефтекамской полиции и назвал их недопустимыми: «Данные лица находятся в прямом подчинении Сагитова. Они создают ему алиби и дают ложные показания. Как минимум, они все знакомы и общаются в неформальной обстановке, а некоторые находятся в прямой финансовой зависимости и субординационной подчиненности. Допрошены все сотрудники уголовного розыска, и неуместно говорить, что кто-нибудь из них дал бы неустраивающие и разоблачающие Сагитова показания».

– Сагитов и Хайруллин ничем не брезговали. 19 октября арестовали Антипина – прямого свидетеля, который меня видел (в день похищения – прим. ред.). Он был помещен в изолятор, где в итоге поменял свои показания. Но в суде он рассказал, что Сагитов объяснил: если он не поменяет свои показания, то выйдет из изолятора вперед ногами. Поэтому в изоляторе он и сказал, что не видел меня 10 ноября. Антипина осудили за хранение наркотиков, хотя он их не употребляет, – рассказал потерпевший. – Меня самого задержали в Оренбурге в тот же день, что и Антипина. Привезли в Нефтекамск и предъявили обвинение в совершении разбойного нападения, кражи телефона и угона автомобиля. Нефтекамский суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. Только 29 декабря Верховный суд меня освободил. Уже после в ходе разбирательства выяснилось, что уголовное дело сфальсифицировано.

Как рассказал потерпевший, он совместно с Комитетом против пыток хотел вообще вывезти Антипина из Нефтекамска, чтобы на него не оказывалось давления со стороны сотрудников уголовного розыска. Не успели.

Мардамшин рассказал про детали своего уголовного дела – в частности, про пачку сигарет:

– Эти сигареты оказались в моем уголовном деле по разбою. Экспертиза показала, что сигареты поступили в продажу в 2016 году, а преступление было совершено в 2015 году. Нашли мои волосы с места преступления. Волосы были отрезаны. Хотя потерпевший утверждал, что все были в масках. Ни один понятой не расписывался, что тоже доказано. 

Есть только одна понятая, которая расписалась  – и то, оказалось, это жена Хайруллина. 

Не проверили мое алиби, хотя я был вообще в другой республике в это время, со мной были восемь человек. Это все тоже доказано. Но они все-таки сумели сфабриковать мне уголовное дело. Учитывая огромные возможности Сагитова, который представляет опасность для общественности, для меня, моей семьи и близких, прошу суд отменить решение Нефтекамского суда и избрать меру пресечения в виде заключения под стражу.

Адвокаты полицейских заявили, что невиновность их подзащитных  была полностью доказана Нефтекамским судом, а доверять свидетелям Мардамшина нельзя. Дескать, Венер оговаривает Сагитова и Хайруллина из-за личной неприязни и пытается таким образом избежать уголовной ответственности. 

Выслушав обе стороны и рассмотрев их доводы, судебная коллегия  отменила оправдательный приговор Нефтекамского городского суда. Материалы дела будут переданы в тот же городской суд, но уже другому судье. Хайруллина и Сагитова отпустили под подписку о невыезде.

«Мы удовлетворены этим решением суда, отменившим оправдательный приговор, и надеемся, что новый судья, которому будет поручено рассмотрение уголовного дела, будет более внимательно изучать собранные доказательства и вынесет справедливое решение», – прокомментировал решение правозащитник Комитета против пыток Евгений Литвинов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница