18+


Общество


Анатомия БСК. Часть 3. Офшору бюджет не писан

12:19 23 Августа 2018 | 4770
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора

В прошлой публикации мы остановились на том, как в 2010 году «Башкирская химия» стала фактическим монополистом на содовом рынке страны. Но все же ключевые события по захвату производства произойдут чуть позднее – вместе со слиянием «Соды» и «Каустика» и появлением БСК. Но прежде чем приступить к описанию этого этапа, обозначим начало другого конфликта вокруг предприятия – сырьевую проблему.


Лоббисты БСК сознательно пытаются внедрить мысль, что конфликт вокруг сырьевой проблемы предприятия и планов по разработке шихана Торатау – это конфликт последних пяти-шести лет. Дескать, гора никогда не имела никакой ценности и тем более не носит культурного значения для башкирского народа. Эта мысль озвучивалась представителями «Соды» не раз, при этом к ней пристегивались мифы то о башкирских националистах, то о турецких конкурентах.

Однако проблема Торатау продолжается более 10 лет. Во-первых, башкирские общественные организации поднимали этот вопрос еще в 2000-х годах. Во-вторых, распространенные в Сети документы говорят о том, что еще правительство Раиля Сарбаева рассматривало возможность разработки Торатау.

В ходе избирательной кампании 2015 года Сарбаев пытался оправдать свои подписи тем, что это был лишь проект, который не был принят, а статус памятника природы с шихана никто не снимал.

Вместе с тем назначение Сарбаева на пост премьера хронологически совпало с уходом с него Альберта Харисова. Злые языки утверждают, что он и сам был не прочь возглавить Кабинет министров, но проиграл.

– С учетом амбиций Сарбаева, думаю, что велись переговоры по горе и с ним. Чтобы сменить Бабая, он отдал бы что угодно. При этом он повышал ставки. Не секрет, что правительство полностью контролировало Курултай башкир. Именно тогда эта организация начала громко говорить о сохранении Торатау. Я склонен думать, что это было торговлей между премьером и содовиками, – говорит один из бывших высокопоставленных чиновников кабинета Сарбаева.

Как видно из документов, вопрос о передаче Торатау «Соде» даже прошел определенное согласование, что послужило поводом для вопросов к президенту РБ Муртазе Рахимову. Однако в окружении первого президента республики говорят о том, что он не подписывал никаких распоряжений.

– Это могли быть игры на уровне Сарбаева и Курапова. Муртаза Губайдуллович, напротив, выступал за сохранение шихана. Напомним, что уже на следующий день после проведения III Всемирного Курултая башкир мероприятия проходили у подножия Торатау и был открыт памятник «Камень родов», – говорит собеседник.


Слияние

Впрочем, как показала жизнь, до 2013 года конфликт вокруг Торатау был в большей степени операцией для прикрытия слияния «Соды» и «Каустика». Здесь мы должны рассказать, что представляла собой «Сода» в 2010-2011 годах. Напомним, что в собственности или управлении «БашХима» находились «Каустик», Березниковский содовый завод и ОАО «Сода». Чуть более 61% акций самого лакомого куска в виде ОАО «Сода» принадлежало Республике Башкортостан, другая часть – «БашХиму» и миноритариям. Повторимся, что все предприятия были в доверительном управлении и собственности «Башкирской химии». По факту компания была монополистом. Но вдруг многие заговорили о синергии…

Напомним, что недолгая работа Азамата Илимбетова на посту премьер-министра РБ вызвала недоумение у экспертов. В последующем Рустэм Хамитов вообще на несколько лет откажется от назначения главы кабинета. Однако распоряжение Правительства РБ от 30 декабря 2011 года № 1779-р говорит о том, что свою небольшую роль господин Илимбетов все-таки сыграл. Именно этим распоряжением был запущен процесс организации будущей БСК.

И тут мы вновь столкнемся с совпадением. После своей отставки Илимбетов также успел поработать в БСК, что выглядит платой за содействие. Правда, это длилось недолго, говорят, Азамат Илимбетов не смог найти общий язык с одним из бенефициаров – Дмитрием Пяткиным. Но главное, что Илимбетов своей подписью запустил процесс. В дальнейшем мы увидим, что Рустэм Хамитов станет часто применять этот прием. Окончательное решение опять же будет подписано вице-премьером Рауфом Нугумановым.

К 2012 году вторым после РБ крупным акционером АО «Сода» стало АО «Каустик» – ему принадлежало 34,8% акций. Кроме акций АО «Сода», оно владело 98,97% акций АО «Березниковский содовый завод». В свою очередь, АО «Каустик» контролировался кипрским офшором Modisanna Limited – 51,77% и АО «Башкирская химия» – 48,23%.

Тот же самый офшор на 100% владел АО «Башкирская химия». Таким образом, компания Modisanna Limited через «БашХим» контролировала и АО «Каустик», и АО «Сода», и Березниковский содовый завод, являясь бенефициарным собственником их уставных капиталов.

Бенефициары офшора на момент слияния компаний полностью контролировали их, могли определять и координировать производственную и сбытовую политику, поэтому в экономическом и организационном планах это объединение не имело смысла. К тому же «Каустик» был и остается совершенно обособленным от производства соды бизнесом. Однако договор доверительного управления контрольным пакетом акций АО «Соды» мог быть расторгнут республикой в любой момент в одностороннем порядке. Слияние трех компаний в одну преследовало единственную цель – обеспечить гарантированное владение контрольным пакетом акций, лишив республику возможности определять ключевые решения в бизнесе АО «Сода».

 

Справка. При реорганизации был утвержден коэффициент конвертации из расчета 19,37 акций АО «Сода» за 1 акцию АО «Башкирская содовая компания». Именно такой курс обмена акций, принадлежащих Башкортостану, был необходим для того, чтобы лишить его контрольного пакета в объединенной компании. Для этого оценщики должны были максимально завысить стоимость АО «Каустик» и АО «Березниковский содовый завод», при этом занизить стоимость АО «Сода». Первая задача решалась путем включения выплаченных АО «Сода» дивидендов в прибыль АО «Каустик»: из 1,19 млрд рублей прибыли, полученной АО «Каустик» в 2011 году, 1,11 млрд рублей составляет прибыль от участия в АО «Сода» (как указывалось выше, «Каустику» принадлежало 34,8% акций). Данная схема конвертации была подписана тогда еще министром земельных и имущественных отношений РБ Рамилем Искужиным. После министерства он работал в аппарате Правительства РБ, а ныне возглавляет КСП РБ.
Любому неспециалисту очевидно, что при слиянии АО «Сода» и АО «Каустик» эта прибыль не должна была учитываться при расчете коэффициента конвертации. Кроме того, оценщик в 2,5 раза завысил стоимость производственных корпусов «Каустика». Стоимость бизнеса АО «Березниковский содовый завод» была раздута путем включения торговой наценки Торгового дома «Башкирская химия» от продаж продукции завода в цену реализации.

О масштабах и доходности бизнесов свидетельствует простой факт: за пять лет, предшествующих слиянию компаний (с 2008 по 2013 год), выплачено в виде дивидендов: АО «Каустик» – от собственной деятельности – 0 рублей (все выплаченные дивиденды являлись производными от дивидендов АО «Сода», которые были распределены транзитом через АО «Каустик»); АО «Березниковский содовый завод» – 182,4 млн рублей; АО «Сода» – 16,5 млрд рублей (в 90 раз больше, чем двумя другими вместе взятыми участниками слияния).

При этом стоимость самого ценного актива в этой троице – АО «Сода», которое и являлось истинной целью реорганизации, занижалась путем обоснования многомиллиардных затрат на освоение новой сырьевой базы в ближайшие пять лет после объединения. Уже тогда вопрос истощения запасов сырья и необходимости их пополнения активно обсуждался, и это было использовано для снижения стоимости предприятия.

Курировал реорганизацию лично глава Администрации Президента РБ Владимир Балабанов, который после успешного ее завершения незамедлительно оставил госслужбу и до настоящего времени является топ-менеджером АО «Башкирская содовая компания». К слову, все те же злые языки утверждают, что сегодня вознаграждения и заработная плата Балабанова в БСК составляют не менее 1 млн рублей в месяц. Мы же считаем это очередным примером монетизации административного ресурса.

 

В обход бюджета

Нельзя сказать, что операция по размытию республиканского пакета «Соды» прошла без огрехов. Фактически был осуществлен вывод государственных активов в офшорную юрисдикцию. Руководство республики и лично Рустэм Хамитов получили свою долю яростной критики, и были даже попытки организовать импичмент главе республики. Вместе с тем после нескольких лет молчания глава региона вдруг высказался за сохранение шихана Торатау и необходимость поиска альтернативных источников сырья для БСК. Ну а «Сода» продолжает «топить» за разработку уникального шихана.

В 2016 году был приватизирован республиканский пакет акций БСК. По закону есть два способа приватизации: прямая продажа акций через аукцион и их взнос в уставный капитал. Руководство республики выбрало второй вариант, и 38,27% акций оказались под контролем «Регионального фонда». На наш вопрос, почему был выбран именно такой вариант, министр земельных и имущественных отношений РБ Евгений Гурьев не дал развернутого ответа. Он отметил, что это позволит по облегченной форме финансировать спортивные и социальные объекты республики, а также поддерживать ФК «Уфа».

Однако тогда большинство экспертов назвали главной причиной такого варианта приватизации возможность обхода бюджетных процедур. Так, если ранее дивиденды от БСК поступали напрямую в республику и прописывались в законе о бюджете, теперь руководство Регфонда может ими распоряжаться по своему усмотрению. Напомним, что в последние годы найти отчетность АО «Региональный фонд» в открытом доступе невозможно. Однако периодически у специалистов возникают вопросы об эффективности данной структуры.         

Вот так в целом произошел процесс перераспределения контроля над «Содой». Мы же вполне можем считать, что БСК сегодня – это в самой меньшей степени башкирское и даже российское предприятие.

Продолжение следует.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница