-18°C
Курс ЦБ РФ

$1 = 74.04

€1 = 89.45

Флешмоб к 23 февраля: армейские байки от общественников и политиков Башкирии

15:03, 23 февраля 2021

| c4841

В честь праздника 23 февраля политики, предприниматели и общественные деятели республики запустили флешмоб в социальной сети Facebook – они делятся армейскими байками, фотографиями и рассказывают о своей службе в армии. Мы собрали их для вас в одном материале.

Флешмоб к 23 февраля: армейские байки от общественников и политиков Башкирии

Бизнес-омбудсмен Башкирии Флюр Асадуллин

Жжем сердца глаголом и армейскими байками к 23 февраля!

Это было летом 1988 года. Отправили нашу роту на полигон в забайкальскую тайгу на два летних месяца службу служить.

2302_06.jpg

Жили мы в армейских шатровых палатках по 10–12 человек. Пищеблок размещался на окраине лагеря, еду готовили на полевых кухнях. Много дальше было оборудовано специальное место для отходов кухни. Туда обычно снаряжали ГАЗ-66, пару бойцов из наряда по кухне с огромными алюминиевыми кастрюлями.

Обычно они подъезжали к месту, откидывали задний борт, «шестьдесят шестой» сдавал задом к яме, бойцы крепили трап для схода с кузова и сносили кастрюли куда положено. Затем все делалось в обратном порядке. Водитель старался лишний раз, охочих до солдатской крови, москитов не кормить и из кабины не показывался. Комары там, к слову, были размером с наших башкирских пчел, да и жалили как фашистские мессершмитты. Выбросив отходы, солдатики обычно, забравшись в кузов, хлопали пару раз по кабине, и машина трогалась. В тот раз все было, как заведено, но воины решили по своим делам в лесок нырнуть "коней привязать", как они это называли, а заодно и перекурить, комаров «Беломором» потравить.

Именно в это время к яме, на полусогнутых, как матрос по палубе, вышел из тайги медведь – бурый. Повадился он сюда ходить, видимо, раньше, на запахи лакомств с солдатской кухни. Парни наши увидели его, и столбняк какой-то их охватил, благо они далеко ходили «покурить» и приближаться не захотели.

Мишка был на глаз весом больше полутоны и когда пару раз вставал на задние лапы, выглядел выше среднего роста рядового Вооруженных Сил СССР. Серьезный такой мишка – Михаил. Вначале он позагребал лапой из ямы, а затем по следу расплесканных остатков еды, понемногу стал перебираться: до трапа, по трапу, в кузов, по кузову. Он махал лапами и, видимо, по кузову или кабине пару раз стукнул. Водитель команду услышал – ключ, зажигание, скорость, газ и вперед… с мишкой в кузове.

И вот картина: едет наш грузовик цвета хаки, прямо через лагерь, мишка передними лапами перевесился через борт, цепляется, как может, созерцает окрестности. Все, кто был на территории, глазеют, не поймут, то ли цирк приехал, то ли уезжает, то ли солнечный удар, причем у всего личного состава одновременно. В какой-то момент борт грузовика не выдержал веса огромного зверя, и мишка кубарем свалился на землю.

Это сильно разозлило его – до бешенства. А бешеный медведь, это оружие массового поражения! По одну стороны дороги, где ехал грузовик, стояли палатки, а по другую, чуть в отдалении был устроен пост часового-дневального – все, как положено: «грибок» от солнца и дождя, полевой телефон и солдат с калашниковым наперевес. Мишка свалился как раз на сторону дневального и сразу двинулся на него огромными прыжками.

Дневальный в тенечке стоял, и из святого принципа «солдат спит - служба идет», дремал, по обыкновению подпирая столбик «грибка», натянув панаму-антимоскитку на самые глаза. В это время вдруг резко зазвонил телефон, а звонок у него был такой, что роту можно по утрам будить. Аппарат стоял на тумбе, часовой схватил трубку, нагнулся, приблизился к ней ухом, и в этот самый момент лапа зверя с хищно загнутыми десятисантиметровыми когтями-крюками мелькнула над головой солдата, с хрустом круша столб «грибка».

Солдат чудом выскочил из-под медведя, отлетел метра на три-четыре в сторону. Тут подоспели ребята из караула и, выпустив пару очередей в воздух, прогнали мишку в тайгу.

Хорошо, что прапорщик, который был чуть (а может и не чуть...) с похмелья, решил позвонить (лень ему было по жаре идти) – проверить боевой пост на предмет несения службы...

Член Совета по правам человека РБ Динар Зайнуллин

2302_05.png

Служили два товарища.

Я в один день призвался в СА и уволился также в один день с уроженцем Демы Павлом Власенко. Попали мы в одну роту, в один взвод и даже в одно пулеметное отделение. Короче, все 2 года вместе. Не считая месяца, когда мне посчастливилось заменять басгитариста в ВИА. Так наш командир взвода – старший прапорщик Крутаков шутил про нас: «Служит у меня во взводе один солдат – Паша Зайнуллин. Как работать, так за одного. Как жрать, так за четверых». Хотя, если честно, очень уважал нас. Хороший был командир, настоящий солдат. До мозга костей – военный.

Зампредседателя Курултая Башкирии Рустем Ахмадинуров

2302_04.jpg

В честь Дня Защитника Отечества продолжаю флешмоб, посвященный воинской службе. Проходил воинскую службу в войсках ПВО в 1986-1988 годах. На фото принимаю воинскую присягу летом 1986 года в в/ч в Загорске.

Первый вице-премьер Правительства Башкирии Илшат Тажитдинов

2302_02.png

Прошло уже более 30 лет после службы в рядах Вооруженных Сил СССР. А в памяти до сих пор свежи армейские будни.

Безусловно, запомнились проводы, печаль и тревога в маминых глазах, как в 5 утра строем шли от республиканского сборного пункта на железнодорожный вокзал. Поначалу определили в учебку – школу младших авиационных специалистов, которая находилась на юго-западе Москвы.

После полугодового обучения нас распределили по всему Союзу. Меня – в авиачасть ПВО в Семипалатинске. После образцового по быту, условиям и служебным взаимоотношениям ШМАСа началась реальная армейская служба.

Жили в казарме, в которой находилось порядка 200 человек. Обеспечивали нас неплохо. На вооружении стояла самая современная по тем временам военная техника. Обслуживали мы только что поступившие истребители Су-27 и МиГ-31, красивые и грозные машины, которые до сих пор стоят на вооружении после модернизации.

Практически через день несли службу в карауле. При этом периметр постов достигал нескольких километров. Казахская степь накладывала свой неизгладимый отпечаток. Летом была экстремальная жара, зимой – обжигающий холодный ветер.

Помню еще один яркий момент. Периодически, как правило, во время завтрака в столовой начинали трястись столы и стулья, дребезжали оконные стекла. Именно в этот период СССР возобновил ядерные испытания на Семипалатинском полигоне.

2302_03.jpg

Ни в коем случае не жалею о службе в армии. Эти 2 года стали частичным исполнением моей детской заветной мечты (хотел стать военным летчиком). Армия воспитала во мне волю, настойчивость и целеустремленность. Качества эти очень пригодились в моей дальнейшей карьере. Не зря по закону один год в армии приравнивается к двум на гражданской службе.

Поздравляю всех с Днем защитника Отечества, желаю мирного неба над головой, здоровья и благополучия!

Начальник управления ГИБДД РБ Динар Гильмутдинов

Проходил срочную службу в мотострелковых войсках в 1988 году в составе Группы советских войск в Германии (ГСВГ) - крупнейшем в мире оперативно-стратегическом объединении вооруженных сил за рубежом. Уволен в запас в 1989 году с должности командира боевой машины в звании старшины.

2302_1.jpg

Председатель Исполкома Всемирного Курултая башкир Галим Якупов

Служил в нашей учебной роте парень со смешной фамилией – Долгушин. И был он очень длинным и худым, несуразно высоким и нескладным. Сколько сантиметров был его рост точно не скажу, но ему за эту его долготу полагалась вторая пайка сливочного масла. В общем, не менее 190 см, но не более двух метров. Кстати, мне с моим ростом в один метр 86 см таких преференций не оказывалось. Не положено было. Не дорос я.

Выглядел Долгушин не так смешно, как звучала его фамилия. Во-первых, он не мог выпрямиться – его позвоночник навечно был деформирован сколиозом. Во-вторых, он обладал впалой грудью и длинными почти до колен руками. Думаю, если Бузыкаева заставить рисовать агитки для войск НАТО, то образ Долгушина лег бы в основу советской военной угрозы.

Во всем учебном батальоне не нашлось для Долгушина подходящего размера обмундирования. Его бледные запястья не прикрытые ни рукавами шинели, ни трехпалыми рукавицами всегда имели серо-малиновый оттенок легкого обморожения.

Завершал образ Долгушина:

- не открывавшийся на солнце правый глаз;

- длинная, но цыплячья шея;

- широкопосаженные мелкие, желтые зубы и всегда приоткрытый рот (как будто бы у него всегда есть повод для удивления).

Кроме того, в образе бойца проглядывались визуальные признаки малокровия и недостаточного веса.

Поднимая руку для приветствия старшего по званию, Долгушин сначала поднимал локоть, и только потом у него вскидывалась кисть с растопыренными в разные стороны узловатыми пальцами, длине которых позавидовал бы любой скрипач или пианист. При этом – в отдание чести – его кистевой веер, непременно, прикладывался не к височной части черепа, а чуть ниже мочки уха. И это, разумеется, выводило из себя сержантов, добивавшиеся от курсантов полного и исключительного единообразия.

Долгушин чаще других выполнял команду «упал – отжался». Чаще других был бит сослуживцами за обессиленные падения во время утренних пробежек-кроссов. Его единственного впрок осыпали оплеухами и тычками накануне воскресных «спортивных праздников» с изнурительными 10-километровыми марш-бросками. Мои товарищи опасались, что роту нашу из-за Долгушина, опять развернут на исходную и всем из-за него (!)придется пробежать штрафную дистанцию..

...дистанцию с сухими и надменными, как удар кнутом, сержантскими командами: вспышка справа, вспышка слева!

Правда, к обучению и «овладеванию» военной специальностью Долгушин проявлял максимум терпения. Старался быть настолько прилежным, насколько позволяло ему его восьмилетнее обучение в средней школе и два года проведенных в седьмом классе.

Помню, что он никак не мог запомнить, где и на какой стойке в аппаратной радиорелейной станции находилось устройство с непонятным названием – гетеродин. Бедолага обладал очень дырявой памятью, десятки раз она не позволяла ему сдать нехитрый зачет по вводному курсу «О радиосвязи» (теоретической части обучения в одну страницу текста).

Из снисхождения, взбешенный лейтенант-инструктор, в какой-то момент, даже разрешил ему заменить заимствованное, трудно произносимое – гетеродин, на родное – возбудитель. Но тщетно! Об лоб бойца снова сломалась командирская указка.

Долгушин был единственным сыном у родителей-инвалидов. И его мама и его папа – оба – были прикованные к коляскам. И очевидно, что исходя из элементарных принципов гуманизма, военкомат не должен был призвать Долгушина на службу в ВС СССР.

Но Советский Союз был уже не тот, развал его зимой 1990-91 гг. наметился четко, и все шло к печальному итогу. Из уст замполитов на политинформациях солдаты все чаще стали слышать неведомые ранее, экзотические фамилии: Жириновский, Бурбулис, Ельцин.

Возможно, поэтому и в армию отправляли всех, кого удавалось изловить и притащить на сборный пункт. И даже тех, у кого были неоднократные судимости.

Но возможно, Долгушин напросился в армию сам. От безысходности, отсутствия жизненных перспектив и из-за усталости выносить за родителями продукты их ежедневной жизнедеятельности.

Однако, как бы там ни было, для меня было ясно – как морозным солнечным днем – в регулярных войсках, куда нас отправят по завершению 5-ти месячного обучения, Долгушина окончательно добьют. Произойдет что-то не поправимое. Но я ошибался, к счастью.

Однажды, в начале марта, когда дальневосточное солнце начинает светить ярко и всем вокруг становится тепло и весело, раним утром, за десять минут до подъема казарму наполнил зычный петушиный крик. Звонкое, трехкратное ку-ка-ре-ку исходило из Долгушина. В тот день, в роте никто не понял, что произошло. Сержанты посмеялись немного, и отвесили бойцу тумаков. Но следующим утром все повторилось.

Долгушин опять – без десяти минут шесть – своим кукареканьем оповестил казарму о том, что на горизонте задребезжал рассвет. И снова в роте посмеялись, и выписали парню новых затрещин.

Третьим утром, когда в 05.50 все снова повторилось, было уже не до смеха. На побудку в расположение прибыл не только ротный, но и комбат.

В тот же день Долгушина отправили куда-то в Хабаровск, наверное, в окружной госпиталь.

Больше двух месяцев Долгушина не видели в роте. Окончательно пришла весна с чириканьем пернатых и пятнами первых проталин. Незаметно наступил выпуск курсантов из учебки, время нашей отправки в войска. Половину роты уже разослали по войсковым частям, а другая половина находилась в ожидании. От безделья мы продавливали матрасы в дальнем кубрике и пробивали курить. О Долгушине к тому времени еще помнили, но вспоминали его не часто.

В один прекрасный день Долгушин объявился в казарме. В глазах его горели огонечки, а с малокровного, покрытого веснушками лица нисходила широченная, довольная улыбка. Ротный объявил: рядовой Долгушин врачебной психиатрической комиссией признан не годным к дальнейшему несению военной службы. Он комиссован. Сопровождать его до гражданского места жительства поручено младшему сержанту Якупову. То есть мне.

На следующий день, после утрешнего трехразового кукареку, нас с Долгушиным на комбатском уазике доставили на вокзал, где в присутствие дежурного по комендатуре и в сопровождение патруля моряков Амурской флотилии посадили нас в проходящий поезд до Ростова-на-Дону, родного города Долгушина.

В вагоне мы расположились на нижних полках плацкарта. О чем-то болтали и пили чай с галетами из сухпайка. Ночью, когда Долгушин заснул, я все время провел в борьбе со сном, очень хотелось не проспать время, когда мой бывший сослуживец начнет заливаться петушиными трелями.

Наступило утро, стрелки показывали без 12 минут шесть. Я окончательно отпрянул со сна и изготовился не пропустить момент с кукареку, за тем что бы зафиксировать его для себя и железобетонно поверить в психическое заболевание Долгушина.

Было уже без двух минут шесть, когда я растолкал мирно посапывающего и причмокивающего во сне Долгушина.

Говорю ему:

- И чего не кукарекаешь, Долгушин? Время то уже почти шесть утра!

А в ответ:

– Отстань от меня, Якупов! Сам кукарекай – тебе еще полтора года лямку тянуть, а я свое уже ОТКУКАРЕКАЛ!

P.S. Все выдумано. Включая персонажа по фамилии Долгушин. Что-то подобное имело место быть, естественно. Но в каком точно военном округе и в каком году – неизвестно.

ПОДЕЛИТЬСЯ



Обсудить:








Загрузка...

Последние новости



Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020