Современные затворники. Почему люди выбирают жизнь в четырех стенах

16:21, 30 марта 2018

| c7384

Общение с самим собой, работа на дому, минимальный контакт с окружающий миром, выход за пределы квартиры только по острой необходимости – звучит жутко, но это не преувеличение и не чей-то вымысел, а картина жизни многих современных людей разных возрастов, которые осознанно или нет, но стали настоящими затворниками. 

Современные затворники. Почему люди выбирают жизнь в четырех стенах
Фото: shraibikus.com

Является ли такое поведение нормой в современном мире? Почему все большее количество людей минимизирует общение с окружающими? 

Врач-психиатр, гештальт-терапевт Анастасия Трубицина на примере жизненных историй уфимцев объясняет, что делать, если такая жизнь стала невыносимой, а изменить все не получается.

Алина, 37 лет.

– Три года назад я пережила сложный период, в одно мгновение меня бросил муж и уволили с работы. Одной пришлось воспитывать дочку, ей пять лет тогда было. По состоянию здоровья не могла устроиться на полный день, подруга рассказала о заработке дома. С того момента работаю дома. Сначала было непривычно, даже дико. Но с каждым днем такой жизни я понимала, что все меньше нуждаюсь в людях и даже в минимальном общении.

За три года потеряла связь со всеми друзьями, родственников навещаю крайне редко. Можно сказать, что из дома выхожу только в магазин за продуктами. У дочки много подруг, поэтому прогулки со мной ей совершенно не нужны. И я понимаю, что для многих это звучит страшно, но мне так комфортно.

Иногда представляю, как бы работала вне дома, вспоминаю, как было раньше. И меня охватывает ужас. Везде люди лживые, все хотят тебя обидеть, каждый норовит как-то пошутить, думает, что эти подколы безобидные. Выходишь погулять с ребенком – вопросы от посторонних людей, а иногда и советы, о которых ты даже не просишь.

Устала от этого. Понимаю, что отношения так не построю, никто же не постучится ко мне домой и не сделает предложение, но я и не жду. Мне не нужен мужчина. Когда думаю, что мне придется выходить из дома, чтобы встретиться с кем-то, меня бросает в холодный пот.


Альфия, 26 лет.

– В 23 года окончила университет. Сессия, экзамены, ответственность – это единственное, что заставляло меня выходить из дома. Теперь делаю это крайне редко. В последний раз выходила гулять два месяца назад. Живу с родителями, поэтому нужды ходить в магазин нет. Работаю на дому.

Было время, когда мне и просыпаться не хотелось, я, можно сказать, жила под одеялом. Так длилось полгода. Только ела и спала. Соответственно, значительно прибавила в весе. Теперь каждый день себе обещаю, что похудею. Но когда наступает следующий день, снова откладываю. А куда спешить? Да и кому нужна эта «идеальная» фигура?

Родители иногда заводят беседу, что я молодая, мне нельзя сидеть дома. Иногда и сама задумываюсь, что было бы неплохо найти друзей, ведь я ни с кем не общаюсь, даже соцсетей нет. Но потом смотрю на себя в зеркало и понимаю, что не готова выйти к людям. Это замкнутый круг какой-то: не могу похудеть, от этого себя ненавижу, плюс считаю себя неудачницей, в итоге сижу дома. Оттого, что сижу дома, становится только хуже.

Я даже устраивалась на постоянную работу в офис. Продержалась три месяца. Просто не могу выносить себя на виду у других людей. После окончания рабочего дня скорее бежала домой и наедалась. Читала на форумах, что люди так и живут, и ничего. У меня тетя такая же. Это и страшно, и не знаешь, что делать.


Евгений, 37 лет.

– Всегда работал дома, даже университет окончил дистанционно. Нет, сначала поступил на дневное отделение, как все, но потом понял, что это не мое. Живу с родителями, но это потому, что не могу о себе позаботиться, наоборот. Родители уже пожилые, смотрю за ними я.

Раньше предпринимал попытки познакомиться с женщинами, пару раз обжегся и понял, что это не для меня. Теперь живому общению предпочитаю виртуальное. У меня много знакомых, даже друзья есть, но мы с ними не встречаемся, живем в разных городах. Не вижу проблем в таком общении. Всех все устраивает. Если бы мне нужна была семья, я, наверное, что-нибудь придумал бы, но мне хватает родителей. Все развлечения, которые предлагает город, спокойно могу найти в интернете. Все. Причин выходить из дома больше найти не могу.


Uz3KIxKMgAg.jpgАнастасия Трубицина, врач-психиатр, гештальт-терапевт.

– В психиатрии есть такой термин – «социальная дезадаптация». Он означает нарушение способности человека приспосабливаться к жизни в обществе. Правда, чаще он употребляется к людям, которые не способны выживать без посторонней помощи, то есть самостоятельно зарабатывать, удовлетворять собственные потребности и прочее, что к нашим трем «затворникам» отношения не имеет, но, похоже, все трое дезадаптировались в сфере межличностного общения.


При прочтении каждой из этих историй моя пугливая психиатрическая часть несколько затревожилась и начала перебирать возможные варианты диагнозов. 

Поскольку ни один уважающий себя врач не станет выставлять диагноз, предварительно не пообщавшись с человеком лично, то и я не буду этого делать. Но и Алине, и Альфие, и Евгению (с оговорками) я бы хотела порекомендовать обратиться за консультацией к врачу-психотерапевту.

Тем не менее я поделюсь своими соображениями по поводу описанных состояний в надежде, что это, возможно, как-то поможет хоть кому-то из наших «затворников». Прошу только не относиться к этим словам как к медицинскому заключению.


Алина рассказала о травматичной ситуации своего развода, совпавшего с увольнением. Мне кажется, она до сих пор не прожила эти события, приспособившись к своей боли через изоляцию от людей. Свою обиду на бывшего мужа она распространила на всех людей, и теперь как бы спасает себя через одиночество от жестокого мира. Психотравма часто проявляется через тревожно-депрессивное состояние, но важно понимать, что это состояние преодолимое. Все зависит от решения Алины.

В настоящий момент тот факт, что ей удалось найти работу на дому, играет только на руку депрессии, потому что это снижает необходимость что-то делать. Даже обнаружить проблему в таких ситуациях бывает трудно. Но, поскольку Алина рассказала свою историю нам, можно предположить, что у нее есть сомнения по поводу того, все ли с ней в порядке.

Я вижу два варианта поведения для Алины сейчас. Во-первых, можно оставить все как есть. Каждый из нас вправе распоряжаться своей жизнью так, как считает правильным. Лишь бы последствия этого выбора вас удовлетворяли. Мне видятся такие последствия: чем старше будет становиться Алина, тем сильнее будет меняться ее характер в худшую сторону; злоба, питаемая болью от непрожитой травматичной ситуации, будет постоянно разъедать ее, формировать и усугублять подозрительность и паранойяльность характера, испортятся отношения с дочерью, и в итоге Алина рискует стать одной из тех женщин, которые ненавидят весь мир, возможно, проживая только в компании кошек. 

Новый опыт общения вносит в жизнь новые возможности, новые переживания, это работает как поток свежего воздуха в запертом помещении. Важно понимать, на что вы хотите тратить свою жизнь.

Можно также обратиться за помощью к врачу-психотерапевту, возможно, некоторое время попринимать антидепрессанты, походить к психологу на терапию. Выкарабкиваться придется несколько месяцев, а может и лет, но это поможет снова вернуть себе способность общаться с людьми, доверять, опираться, любить и радоваться жизни.

Многие боятся антидепрессантов, потому что «химия», вредно, дают «страшные побочные реакции», вызывают привыкание и прочее. Еще есть непробиваемый аргумент против: «Что я, псих, что ли?!». Хочется сообщить, что в последние годы фармацевтическая промышленность шагнула далеко вперед, физической зависимости современные антидепрессанты не вызывают, с побочными эффектами тоже все значительно лучше, и при грамотном использовании они оказывают неоценимую помощь. А для некоторых людей просто необходимы. Особенно для тех, кто свое состояние сильно запустил. Поэтому важно найти хороших специалистов и работать в тандеме.

Альфия рассказала о сильном неприятии собственного тела и внешнего вида, пищевом расстройстве (видимо, речь о булимии), болезненной самооценке с полным неверием в себя, депрессии и изоляции. У меня сложилось впечатление, что Альфие нужна именно «идеальная фигура», чтобы можно было предъявить себя миру без страха, по крайней мере, в мечтах. Но поскольку вес – это образ жизни, а образ жизни у Альфии нездоровый, то шансы, что проблема рассосется сама, очевидно, минимальны.

Поскольку Альфия понимает, что у нее есть проблемы, то предлагаю признать, что эти проблемы достаточно серьезны и без посторонней помощи выбраться, скорее всего, не удастся. Я бы посоветовала обратиться к врачу-психотерапевту, подобрать себе психолога для длительной совместной работы и найти группы поддержки для людей с пищевыми расстройствами. Лучше всего оплачивать все это самостоятельно, раз вы работаете на дому. Это важно, потому что такое достижение начнет питать вашу самооценку и не позволит обесценивать собственные успехи в процессе работы. Это рекомендация, основанная на профессиональном опыте.

И у меня есть подозрение, что Альфие нужно будет много работать по поводу отношений со своими родителями. Путь осилит идущий, удачи!

В рассказе Евгения я не увидела никаких переживаний по поводу своего образа жизни. Кажется, что у него действительно нет потребности в личном общении с людьми. Если это действительно так, то не вижу никакой проблемы. Если когда-то у Евгения возникнут какие-либо другие жалобы в психологической сфере, то нужно будет обращаться к врачу-психотерапевту или психиатру. Но пока родители Евгения живы, я думаю, такого не случится.


Если говорить отвлеченно, то все наверняка знают, что человек – существо социальное и потребность в общении – это одна из базовых потребностей у каждого из нас. Не зря Робинзону Крузо так нелегко пришлось на необитаемом острове. Когда люди выбирают быть затворниками, это всегда тревожный признак, который может выявить различные расстройства: от легких депрессий, фобий и прочее до тяжелых (например, шизофрения). В то же время у каждого человека есть своя «пропускная способность» в общении, то есть то максимальное количество контактов в день, свыше которого общение становится уже не в радость, может раздражать и даже приводить к эмоциональному выгоранию. Важно знать свою «пропускную способность», она индивидуальна для каждого. Одни люди, те, что шизоидного склада (не путать с шизофреническим), рады только одному человеку в день, другие – нескольким, а некоторые – многим. Кто-то общается глубоко, подробно и с большим сопереживанием, а кто-то поверхностно и без привязанностей. Но потребность в общении у психически здоровых людей есть всегда, даже если она и небольшая. Если мысль об общении вызывает у вас сильный страх, это значит, что и потребность ваша тоже сильная, иначе страха бы не было, и это сигнал о некоем «голоде», который вы стараетесь игнорировать.

Всегда важно помнить, что общение – это не счастье и не горе, а просто канал, по которому люди получают необходимую для себя энергию (и выделяют ее избытки), оно способно приносить радость и причинять боль, исцелять и ранить в зависимости от того, как вы умеете этим каналом управлять. Учитесь общаться и будьте счастливы!


Читайте также


ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

Депутаты Госдумы получили несколько сотен обращений о деле журналиста Ивана Сафронова L
19:45 26 октября 2020 | e 0
ФАС отменила тендер Минздрава Башкирии на покупку оргтехники за 569 млн рублей L
18:33 26 октября 2020 | e 0
В Уфе появился проект застройки на границе парка Якутова L
17:46 26 октября 2020 | e 0
В Уфе учителя художественной школы объявили голодовку и написали письмо Путину L
17:30 26 октября 2020 | e 0
В Минобрнауки Башкирии назвали число больных СOVID-19 студентов и ответили про «дистанционку» L
17:17 26 октября 2020 | e 0
Конгресс-бюро Башкирии возглавил event-менеджер из Санкт-Петербурга L
16:12 26 октября 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020