Политика



Социолог Арсен Нуриджанов о выборах в парламент Башкирии: «За полгода понятно, кого планируют сделать депутатом»

18:46 08 Июня 2018 | 5419
Автор: Дарья КУЧЕРЕНКО
Все материалы автора

Социолог Арсен Нуриджанов о праймериз «Единой России», фигуре нового руководителя администрации Хамитова и перспективах ушедшего Владимира Нагорного, о том, почему Путину не задают нужных вопросов и что будет дальше с Россией. 

Социолог Арсен Нуриджанов о выборах в парламент Башкирии: «За полгода понятно, кого планируют сделать депутатом»

Дарья Кучеренко и Рамиль Рахматов пообщались с кандидатом социологических наук, политтехнологом Арсеном Нуриджановым о том, что сейчас происходит в политической жизни республики и что ждет Россию в будущем. 


«Праймериз – это красивая декорация»


Дарья Кучеренко: По поводу праймериз «Единой России». Что это за странная ситуация, когда почти во всех регионах России уже подвели итоги голосования, а в Башкирии их почему-то подводят через неделю?

Арсен Нуриджанов: Нет ничего удивительного. Идет борьба за места внутри очень узкой части элиты.

Д.К.: Они не могли заранее договориться? Почему это уже после голосования происходит?

А.Н.: Во-первых, мы помним, что в разгар праймериз добавились Хамитов и Ялалов, что само по себе уже нарушило стройную подготовку. Что такое праймериз «Единой России»? Это такая красивая декорация, это спектакль, в котором есть сценаристы, режиссеры, актеры. За полгода уже понятно, кого планируют сделать депутатом. Эта вся бутафория для того, что придать вид гласности, обсуждения, свободы выбора всему тому, что наша власть сегодня считает нужным демонстрировать. Правда, не очень понятно, кому она должна демонстрировать. На Западе это никого не интересует: все понимают феодальный уровень развития нашей страны.

Д.К.: Рамиль Рахматов писал в статье, что была установка в «Единой России» сделать обновление партии, но в Башкирии все это нарушили, и люди типа Елены Арямновой (Конгресс-бюро Башкортостана – прим. авт.), Тимура Лукманова («Опора России» – прим. авт.) и Валерьяна Гагина (ЦСИ «Облака» – прим. авт.) просто поучаствовали в чужой игре. Так ли это?

А.Н.: Такие установки центральный исполком партии всегда рассылает. У нас все на словах. Но если мы хотим, чтобы слова не расходились с делом, нужны подкрепляющие вещи – кнут и пряник. Так вот ни кнута, ни пряника не предусмотрено. Соответственно, если нет ни наказания, ни поощрения, мы не будем напрягаться. Вы себя поставьте на место тех, кто проводит праймериз. Вы думаете, они кому-то нужны? Полгода назад список наметили. Ну какой Валерьян Гагин, о чем вы? Конечно, они должны сделать так, чтобы хоть какие-то фамилии привлекали к праймериз. Если вы сейчас напишите список действующих депутатов Госсобрания и предложите поддержать их на праймериз – с большим трудом люди идентифицируют эти фамилии со своими депутатами.


Читайте также 

Назначили кого нужно. Полные итоги праймериз в Башкирии обнародуют через неделю




Сколько стоит мандат депутата?

Рамиль Рахматов: Помните, в 2013 году фигурировали цифры 5-10 мky за место депутата. Сейчас скрытые источники говорят, что могут организовать это за 3-5 мky. Обесценился депутатский мандат, как вы считаете?

А.Н.: Вы должны понимать, что речь идет не о том, чтобы купить мандат: заплатил, лег спать, проснулся утром – у тебя мандат. Речь идет о том, что для того, чтобы ты стал депутатом «Единой России», нанимает целую политтехнологическую «банду». А политтехнологи – это затратно. Деньги собираются на оплату им. «Единая Россия» идет на выборы пулом, и сумма затрат делится между всеми, отсюда и берется эта цена в несколько миллионов.


Маврин – наиболее грамотный

Д.К.: Давайте поговорим про администрацию главы республики. Что за реинкарнация Евгения Маврина произошла?

А.Н.: Я Евгения Викторовича знаю давно, с того момента, как он возглавлял «Союз студентов» в республике, 91-й год. В отличие от последних двух руководителей администрации главы, он наиболее грамотный. У него хороший опыт руководства предприятием «ОЗНА», он понимает, что такое проектное управление.

Д.К.: Так несколько лет назад его уволили, а сейчас в нем вдруг понадобилась необходимость.

А.Н.: Ну что значит – уволили? Я хорошо это помню. АСИ разработало «дорожную карту»… Чтобы исполнить то, что требовало АСИ... Если бы у Маврина были хоть малейшие возможности что-то сделать, он бы это сделал. Не он был причиной, что республика провалилась в рейтинге, но пострадал он. Я считаю, что тогда это было несправедливо сделано. А сейчас справедливость восстановилась.

Р.Р.: Источники, которые хорошо общаются с господином Мавриным, говорили мне, что единственный, с кем у него сложились не очень хорошие отношения, – это Рустэм Марданов. И сейчас другие инсайдеры, уже из Белого дома, говорят, что не исключен возврат к режиму, когда премьер-министра не будет. Они ссылаются на то, что по рейтингу АСИ мы вылетели из двадцатки. Говорят, что Рустэм Хамитов очень расстроился и пенял это Рустэму Марданову. И говорят, возможен вариант, что Рустэм Закиевич снова единолично возглавит правительство. Есть ли такая перспектива, на ваш взгляд?

А.Н.: Не имею такой информации и даже думать об этом не хочу. Потому что, как ребята вы не садитесь, мало что будет меняться. Тем более что в управленческой вертикали мало что поменялось. Будет премьер-министр, не будет, может, это какие-то три копейки добавит. Сейчас все рычаги у администрации президента, они там сидят, как на тракторе, и управляют губернаторами.

Нагорный – хороший человек

Р.Р.: А какие перспективы у Нагорного, на ваш взгляд?

А.Н.: Ну, если Ялалов уйдет куда-нибудь, то Нагорному сам бог велел на город сесть (смеется). С Нагорным я познакомился, когда был депутатом Орджоникидзевского райсовета. Он тогда возглавлял комиссию по финансам. Надо отдать ему должное – он хороший человек. Всегда работает с отдачей, всегда инициативен, энергичен. Я думаю, что, уйдя из администрации, он вздохнул с облегчением. Это все-таки работа, не дающая мгновенного результата. А работая в городе, он этот результат получал.


Хабиров не вернется

Р.Р.: Вы недавно из Москвы. Какие новости? Как там поживают красногорцы?

А.Н.: Не знаю, но вижу что очень многие туда рвутся. Пример Радия Хабирова заразителен. Он молодой, энергичный, компетенции его возросли. В Красногорске практически реализуется опытный полигон, на котором отрабатываются многие вещи, которые потом будут внедрятся в России. Не думаю, что Хабиров вернется в Башкирию: представляете, какие там денежные потоки и какие здесь?

Мы в Башкирии тоже надеялись, что жизнь закипит-забурлит после смены руководства. Уже прошло восемь лет, и ничего этого не видать. Нет проектов, которые мобилизуют большую часть населения и поднимают патриотизм.


Если только набережная. Но меня она не впечатляет, а вгоняет в депрессию. Это есть пример разрыва и непонимания чиновниками населения. Ни один чиновник в здравом уме такую набережную не построил бы. Это не вина Рустема Закиевича. Я вас уверяю, никто не хотел плохого. Но получилось как всегда, потому что никто не встал на эту набережную и не посмотрел глазами простого человека. А простой человек, встав на набережную, понимает, что он никому в этой республике не нужен.


Читайте также

Бетон, мусор и вонь к столетию Башкирии: какой уфимцы увидят набережную Белой? 



«Никто не задает Путину нужные вопросы»

Д.К.:
Давайте поговорим про «Прямую линию с Владимиром Путиным». Вы ее смотрели?

А.Н.: Смотрел в пересказе. Прямая линия была очень интересной и захватывающей вещью в 2001 году. Но когда 18 лет вместо дел разговоры, смотреть четыре часа, как один умный, хорошо образованный господин, вместо ответов на конкретные вопросы, уходит от них, вещая на 140-миллионную аудиторию, из которых 56 миллионов за него голосовали… У людей, разорвана причинно-следственная связь. Они разучились думать, анализировать, вспоминать, сопоставлять. Почему-то никто не встанет и не скажет: «Владимир Владимирович, что за [РКН]? Почему вы 20 лет сидите и ваши подчиненные не делают ничего? Как вы создали такую структуру, в которой во власти никто не работает?»

Д.К.: Первый вопрос, который задали Путину: «В какой полосе сейчас Россия, черной или белой?» И он сказал, что мы движемся к «устойчивому белому цвету». По вашим ощущениям, в какой полосе мы находимся?

А.Н.: Фактически он сказал, что мы движемся в светлое будущее. Я уже двигался в светлое будущее лет до 35 в Советском Союзе. Мы шли к нему неуклонно победными шагами, пока Запад загнивал. У нас никто не задает Путину нужные вопросы, вместо этого нам показывают «потемкинские деревни». Раньше хотя бы показывали людей, которые задают ему вопросы. Сейчас уже даже этого нет. Серьезная часть экспертов предрекает нам дальнейшее медленное соскальзывание вниз, медленное и неуклонное падение. Не могу сказать, как долго это продлится. В 1914 году перед Первой мировой войной рейтинг царя зашкаливал, в 1917 году все разрушили. Мы страна, в которой все может быть стремительно. Но то, что разрыв между властью и народом растет, – это видят все. Вы обратите внимание: никому неинтересны выборы, никто не хочет быть депутатом, все – мертвечина. Мы все превратились в наблюдателей большого спектакля. Та небольшая политическая тусовка, которая есть (в Башкирии это тысячи полторы), заняла позицию наблюдателей, вот они смотрят, кто там с кем борется. Мы все как будто смотрим куреш на сабантуе. А огромная масса людей, с которой мы не общаемся, мнения которой не понимаем, сидит и глухо ворчит дома. 

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS



Опрос




Происшествия




Сексуальная пятница