18+
Политика

Максим Шевченко: «Обострение проблем вокруг языков и религий – это инструмент правящего капитала в России»

22:22 01 Февраля 2018 | 2548
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора

С ринувшимся в предвыборную кампанию известным журналистом Максимом Шевченко мы познакомились несколько лет назад, когда рассказали ему об уголовном деле башкирского активиста Фанзиля Ахметшина. Поэтому наш разговор начался с приветственных слов Шевченко Ахметшину.

Максим Шевченко: «Обострение проблем вокруг языков и религий – это инструмент правящего капитала в России»
Фото: realnoevremya.ru

Сажать за реальный терроризм

– Большой салам Фанзилю, он достойный человек. Желаю ему не становиться вновь предметом азарта силовиков, – начал беседу известный журналист.

 Здесь хотелось бы затронуть смежную тему, актуальную и для нашей республики, – запрещенную в России организацию Хизб ут-Тахрир. Многие считают, что их сажают не за действия, а за принадлежность.

– Для начала скажу, что решение ВС РФ есть, и его надо выполнять. Поэтому призвал бы всех не принимать участия в запрещенных организациях. Конечно же, я выступал и выступаю за более адекватное отношение к этой организации. Это никакие не террористы, это, скорее, секта, что-то вроде исламских баптистов. Они берут тебя за пуговицу, начинают ее накручивать, рассказывать про свои мечты. Такие мечты есть у каждого: православные думают, что должна быть новая Византия, например. Иудеи хотят, чтобы было царство Израилево, а мусульмане хотят халифат. Все хотят идеального общества. Конечно, неправильно подвергать сомнению государственное устройство РФ. Но либералы говорят, что Россия должна стать Швейцарией (в смысле конфедерацией – прим. ред.), Поклонская вообще говорит о монархии. И ничего, никто их не арестовывает. Поэтому я против того, чтобы с теми, кто не совершает реальные террористические действия, разговаривать языком силовиков в кабинетах следователей. Нужен диалог с такими организациями.


Духовные управления – это административные органы

 Если касаться исламской темы, то на прошлой неделе стало известно о выходе из состава ЦДУМ России Талагата Таджуддина регионального отделения Пензенской области и его переходе под крыло другого центра, а именно Духовного собрания мусульман России под руководством Альбира Крганова. Организация последнего относительно новая. Как вы прокомментируете появление третьей силы, помимо муфтиятов Талгата Таджуддина и Равиля Гайнутдина (Совет муфтиев России)?

– Я очень уважаю Талгата хазрата, Равиля хазрата и Альбира хазрата. В России достаточно либеральное законодательство, которое не регламентирует жестко внутренние дела религиозных организаций. Исторически сложилось, что каждые муфтияты ориентированы на свой сегмент. Например, организация Талгат хазрата опирается в первую очередь на Башкортостан и Татарстан. Равиль хазрат и его совет муфтиев – это фактически самая влиятельная сейчас исламская организация. Организация Альбира хазрата является самой молодой, но набирает вес.

Я за то, чтобы люди были в тех муфтиятах, где им удобно. Здесь надо понимать, что муфтият – это не духовный, а административный центр. По шариату задача муфтия не богословием заниматься. Этим занимается факих, который следит за фикхом (правилами поведения – прим. ред.) и имам. Задачи муфтия по шариату – это вакуфы (недвижимое имущество – прим. ред.) и закят (отчисления – прим. ред.). Таким образом, нет проблем в том, с каким хазратом ты будешь работать: Равилем или Альбиром хазратом. В идеале муфтий – это имущественные вопросы. 

А по факту мы понимаем, что та или иная организация мусульман определяет, как все будет происходить. Мы иногда видим, когда ту или иную территорию, мечети, ушедшие из-под контроля называют неправильными. Но это жизнь. Я отношусь к этому спокойно, полагаю, дело в здоровой конкуренции.


Талгат Таджуддин справляется

 Некоторые эксперты высказывали мнение, что выход РДУМ Пензы был связан с тем, что в ЦДУМ России выстроена жесткая вертикаль, а в том же Духовном собрании мусульман РФ якобы союз равных.

– Мне бы не хотелось комментировать внутреннюю структуру у Талгата хазрата. Они это приняли, их решение. Я не могу учить его, с ним пусть президент встречается.

– Талгат хазрат то джихад Америке объявляет, то советует Путину поступить с Израилем, как с Сирией…

– Ну, если объявил, то с ним его джамаат (община, сообщество – прим. ред.) должен говорить, вы, мусульмане. Он всегда отличался экстравагантными высказываниями. К тому же мы не знаем, советовал ли он это президенту реально. Дайте аксакалу доработать нормально (смеется). У вас прекрасная мечеть «Ляля-Тюльпан». Вообще, мечеть ведь в основном для намаза и пятницы-джумги. Хутба (проповедь – прим. ред.) в исламе не такая, как в католицизме, когда Папа сказал, а верующие должны выполнять. Это просто мнение одного из богословов. Мне кажется, Талгат хазрат справляется со своими обязанностями.

На этом фоне прозвучала ремарка одного из спутников журналиста, что в прошлом году по вине уже Духовного управления мусульман РБ, находящегося в системе Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина, совершить хадж не смогли около полутора сотен верующих. Перед ними даже не извинились. А у ЦДУМ России хадж всегда был организован на высоком уровне.

– Именно. Талгат хазрат может объявлять джихад Америке, Марсу, кому угодно. Главное, чтобы мечети были в порядке, организован хадж, – подхватил Шевченко.

 Существует мнение, что разделение мусульманских организаций искусственно, есть силы, не заинтересованные в единой сильной организации мусульман.

– Я раньше тоже так думал. Но сейчас, клянусь вам, это чрезвычайная демонизация Федеральной службы безопасности и Администрации Президента РФ и других структур. Вот в Москве мало мечетей. Думаете это власти против? Нет. Муфтии, соперничая друг с другом, ставят палки в колеса. Государство реагирует на запрос общества, его задача, чтобы людям было комфортно в этой среде.

Я неплохо знаю людей, занимающихся исламом в России. Они хорошие специалисты. Действует фонд поддержки исламской культуры, который выдает гранты. Поэтому говорить о том, что государство не помогает, не стоит. Государство в лице Администрации Президента РФ очень деликатно разруливает конфликты, не навязываясь. Я об этом давно не слышал, эпоха Гришина (Алексей Гришин, главный советник Администрации Президента РФ по вопросам взаимодействия с религиозными организациями России с 2002 по 2011год  прим. ред.) уже ушла. Сейчас с людьми беседуют, убеждают, спрашивают их мнение. На мой взгляд, сегодня все очень демократично. Вот Равиль Гайнутдин поругал публично Михаила Белоусова (возглавлял блок национальной политики в АП РФ – прим. ред.), и ничего не случилось.


Ислам России разнообразен

- И все же гипотетически: кто смог бы стать лидером мусульман России в глазах остального мусульманского мира?

– Почему именно духовный лидер? Пусть не обижаются наши братья башкиры и татары, но количество мечетей в том же Дагестане больше, чем в ваших республиках, вместе взятых, есть очень серьезная алима и медресе, школа и тарикаты. Сколько дагестанцев живет за пределами свой республики, но при этом за пределами их региона дагестанский ислам не представлен. Назовите мне хоть одного за пределами Кавказа имама-дагестанца? Их десятки тысяч за пределами республики. Представьте, что было бы, если бы в Москве им хутбу читали на аварском языке.

Кавказский ислам должен соотноситься с поволжским, башкирским, татарским. Это перспектива для взаимного проникновения культур. Кроме них, есть чеченцы, ингуши и прочие. И мне кажется, что российский ислам очень разнообразен и широко представлен. Поэтому представлять должен достойный.

 А Рамзан Кадыров?

– Для Чечни Рамзан Ахмадович,  безусловно, главный авторитет. Но для Ингушетии это будут совсем другие люди, и даже в Хасавюрте будут другие лидеры. Сейчас вообще правильная политика, когда на международных исламских конференциях Россию представляет целая плеяда лидеров со всей страны. Поэтому в исламском мире мы хорошо представлены многими людьми, имеющими превосходное образование, учившимися в Каире, Сирии (до войны) Иордании и других странах.

Я против того, чтобы был кто-то главный. Это неверный путь, за который всегда боролись Равиль хазрат и Талгат хазрат, но который никуда не привел. Сейчас фитна (раздор – прим. ред.) преодолен. В этом свете мне хотелось бы, чтобы кавказцы приобрели больший голос за пределами своего региона.

В этом же смысле есть и другая проблема – мусульмане из Средней Азии. Сейчас очень многие из них не владеют русским языком. Особенно проблематично это для таджиков. А ведь уроженцы Куляба, Курган-тобе и прочих мест часто очень верующие мусульмане. Они приходят в мечети Москвы, а хутба там на русском или татарском языке. Оба языка для них очень сложные. Поэтому есть еще перспективы в этом вопросе. Не надо зацикливаться, надо двигаться вперед.

 Есть проблема противоречий между теми же салафитами и суфиями?

– Она решается. В прошлом году мы были с Орханом Джемалем, сыном почтенного Гейдар-бея Джемаля, в Иране, шиитской стране. И вот в шиитской мечети Орхан читает намаз по-суннитски и держит руки так, как в Дагестане. В Дагестане ахнули – как такое происходит в шиитской стране. Я опубликовал видео – ничего не произошло, иранцы подходят и обнимают, как брата. У них в головах ничего подобного было.

 Однако не все с этим согласны. И здесь многое зависело от позиции Саудовский Аравии. Сейчас есть видимость некоего ослабления редаризма. Но изменение курса в этой стране может ли влиять на наше пространство?

– Саудовской Аравии сейчас сильно не до нас. Им не до жиру, быть бы живу. Они завязли в Йемене, и рано или поздно ракеты могут упасть и на королевский дворец. Мы часто пинаем на каких-то врагов Саудовскую Аравию, Катар. Но на самом деле все проблемы кроются в нашем имане (вера – прим. ред.) и нияте (намерение – прим.ред.). В этом мире никто не обещал, что не будет влияний, дождя, солнца, ЦРУ, Америки и Моссада. Но не это главное.

– Максим Леонардович, об изучении языков народов России вы сегодня уже высказывались. Поэтому спрошу иначе. Зачем его нужно было обострять в предвыборный год, чесать там, где не чесалось?

– Я так понимаю, что главной целью был все же Татарстан. Такой глобальный рейдерский захват промышленности, банков этой республики. Это наезд через язык и многие другое.

- Но мы (Башкортостан – прим. ред.) были первыми, прокуратура начала у нас проверку еще весной.

– А у вас «Башнефть». Суть и схема не меняются. У этой власти в первую очередь всегда будет интерес экономический. Это не противоречит марксизму. Вопрос хоть и экономический, но язык – инструмент коммуникации. Лишение его закрывает человека в неком гетто, не позволяет коммуницировать с другими. В школах создается искусственное деление по национальному признаку татар, русских и башкир, что порождает недоверие. Это в интересах правящей элиты, правящего капитализма в России. Они не заинтересованы в том, чтобы общество было глубоким, разнообразным и солидарным. 

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Уважаемые читатели ProUfu.ru! Комментарии проходят модерацию. Просьба уважать других участников форума и cоблюдать законы РФ. Комментарии, оскорбляющие других людей, содержащие нецензурную брань (даже в завуалированной форме),
имеющие признаки экстремизма, нарушающие многочисленные требования законодательства, публиковаться не будут.


Контент