• Свободная площадка
  • Конкурсы
  • Стартапы
  • Дом на Руставели
  • Политика

    Александр Ющенко: Хороводы вокруг "Соды" - это движения олигархических групп

    11:00 10 Февраля 2017 | 8573
    Автор: Рамиль РАХМАТОВ
    Все материалы автора
    Александр Ющенко: Хороводы вокруг "Соды" - это движения олигархических групп
    Александр Ющенко почти четверть века рядом с Геннадием Зюгановым. Не пора ли самому на первые роли?

    О новой Госдуме, проблемах партии власти, вечно молодом Геннадии Зюганове, ореоле Путина мы поговорили с депутатом ГД РФ коммунистом Александром Ющенко. Парламентарий не стремится на первые роли, но если партия прикажет, то готов стать лидером.


    "Единая Россия не восторге от своего большинства"

    - Добрый день, Александр Андреевич, рады видеть, что вы как избранный депутат от республики регулярно сюда приезжаете и работаете с избирателями. И все же даже консолидированное мнение парламентской оппозиции легко разбивается о число депутатов «Единой России». Каковы новые условия вашей работы в Думе?

    - Когда мы увидели результаты выборов, было ощущение, что по нам катком проехались. Как проходили выборы, откуда такой результат – это тема для отдельного разговора. Реалии таковы, что у «Единой России» сейчас больше голосов, чем им даже самим нужно. Как всегда у нас бывает, перестарались на местах. Теперь вся ответственность только лишь на них, и они от этого не в восторге. При этом партия власти формируется не как все другие партии снизу, а состоит из людей, объединенных лишь признаком желания близости к власти. О какой-то общей идеологии говорить не приходится. Мировой опыт показывает, что эта конструкция быстро рассыпается при малейшем катаклизме страны и государства, далеко за примерами ходить не надо, вспомним Украину и «Партию регионов». Эта партия не просто предала своих лидеров, но и саму себя. Поэтому у нас после выборов было принято решение цементировать эту массу партии власти. Были приняты решения по укреплению дисциплины, регламента работы. Что принесло свои позитивные плоды, но все же ее главная цель – это придание прочности партии власти. При этом на Совете Думы, в комитетах руководство парламента, партия власти к нашему мнению прислушивается или, по крайней мере, делает вид, что прислушивается. Многие наши позиции принимаются. Мы все же получили определенное количество руководящих мест в комитетах. Возможности для работы остались. Повторюсь, что фракция «Единая Россия» сама заинтересована в разделении работы и ответственности между партиями. Сейчас Вячеслав Володин является спикером ГД РФ, в этом даже есть некая справедливость. Будучи архитектором сложившейся системы, он теперь сам вынужден прилагать усилия к тому, чтобы работа Думы была нормальной.


    - В последнее время ваша партия не голосует по резонансным законам. Кто-то думает, что вы прячете голову в песок, не выступая против генеральной линии, но и не поддерживая ее.

    - Дело далеко не в этом. Голосов партии власти хватит для принятия любого закона. При этом сейчас исключена такая форма протеста, как покидание зала. Поэтому мы можем лишь не голосовать по тем законопроектам, к которым не хотим иметь никакого отношения или даже вступать в дискуссию. Это своеобразная форма протеста.

    - А насколько сильны у вас установки фракционных заседаний. Ваши коллеги из «Единой России» часто внутренне не согласны с решениями партии, но не могут сопротивляться диктату.

    - В этом отношении у нас депутаты абсолютно свободны. Понятно, что исторические решения, например, объявление импичмента Ельцину, требовали консолидированного мнения. Но люди у нас разные: ученые, рабочие, бизнесмены. Хотя в последние созывы каких-то особых демаршей не было. А вот наши внутренние заседания проходят часто очень остро, в дискуссии изначальные установки могут вообще быть не приняты.


    Власти республики прислушиваются

    - Вернемся к республике. Решение проблем избирателей предполагает взаимодействие с коллегами из других партий и руководством республики. Как они складываются?

    - Это, безусловно, совместная работа, в этом отношении мы хорошо слышим друг друга. К примеру, проблема застройки на улице Зорге, когда люди собирались на сходы. Я подготовил обращение и депутатский запрос руководству региона. А потом совпало, что с Рустэмом Мардановым мы оказались в одном самолете. Я ему все изложил и проблема быстро нашла свое решение. Региональное руководство нас слышит. Другой момент, что бюрократических цепочек никто не отменял. Вчера ко мне обратилась женщина с 7 детьми из Благовещенского района. Нашли формальные причины, чтобы ее выкинуть из очереди на жилье. Система, особенно на низовом уровне, умеет заволокитить любое благое начинание. Поэтому приходится включаться в ручном режиме. У меня тактика проста. Пишу запросы и обращения, чтобы пройти все процедуры. В 90 % приходит отписка, тогда уже вмешиваюсь напрямую. Часто удается решить ситуацию. Нужно понимать, чиновники сами не хотят лишний раз порождать конфликты, в душе многие из них нормальные люди, которые не хотят ничего плохого своей республике или району. Так или иначе, власть откликается, а не упирается рогом. В республике этого нет, хотя кое-где по стране такое бывает.


    - Обратный процесс. Вы тоже должны лоббировать интересы республики в Москве. Как шел процесс по отстаиванию 21 кнопки для региональных каналов?

    - Я думаю, сказались лоббистские возможности руководителя региона. Каждый депутат от Башкирии по своим направлениям продавливал эту тему. Это и коллеги от «Единой России». Не последним фактором стало то, что телевидение Башкортостана занимает значительное место по масштабам и объему в большой медиаимперии российского телевидения. Это была комплексная работа со всех направлений. Вообще, вы помните, что Рустэм Закиевич собрал нас всех вместе после выборов. Все мы получили определенные задачи. Есть партийная работа, а есть и наша обязанность помогать региону. Каждый депутат является специалистом в какой-то отрасли, они могут проявить себя в комитетах и принести пользу.


    - Касательно местного отделения КПРФ сложилось впечатление, что оно по многим вопросам совершенно беззубое. Партия утерлась, когда ей в 2016 году нарисовали 3 % на сельских выборах. Или, например, по настоянию администрации избавлялись от принципиальных членов ТИК, я имею в виду Кумертау. При этом КПРФ на уровне страны ведет свою линию, а что же происходит здесь?

    - Определенная тенденция все-таки была. Но вы должны понимать, что реском КПРФ в данный момент переживает определенные изменения. Это не происходит одномоментно, это длительный процесс с участием многих людей и мнений. Мы не вождистская партия, не диктуем сверху первичным организациям. Для сбалансированного развития, необходимо саморазвитие. Да, последние два года были определенные проблемы. Но Юниром Кутлугужиным ведется большая работа, сменились многие районные секретари, появились молодые кадры. Но повторюсь, что сейчас намного сложнее работать и с точки зрения экономики. Теперь у нас только один депутат от КПРФ, а это штат помощников и финансирования. Тем не менее, в партии работают люди с идеологическим и эмоциональным настроем. После выборов у нас выкристаллизовалась очень хорошая молодежь. Будем работать!


    О Зюганове и Путине. Кто пойдет на выборы Президента страны?

    - Раз уж коснулись вождей. Объективно Геннадий Зюганов не молодеет. Ваше имя некоторые СМИ называли в числе преемников. Вы для себя такую возможность видите?

    - Во-первых, в нашей партии не может быть преемников, это не титул. Во-вторых, Геннадий Андреевич является безоговорочным лидером и авторитетом в партии. С ним мало кто сопоставим по политическому весу в мире. За 25 лет работы я был свидетелем, как с ним общаются мировые лидеры от Китая до Кубы. Он может абсолютно свободно общаться на равных с сильными мира сего в Давосе или Нью-Йорке. Поэтому, к сожалению, в партии пока нет сопоставимого политического гиганта. У нас подрастает определенная плеяда людей. Совсем недавно сам Геннадий Зюганов запустил дискуссию об участии в выборах 2018 года, чтобы вывести на 1 и 2 орбиту новых молодых лидеров. Для того чтобы новый лидер появился, необходимо дать ему вырасти. Его должны уважать, с ним должны считаться. Кроме этого, лидер оппозиционной партии – это постоянный прессинг. Даже Путину, чтобы стать Путиным пришлось пройти путь в 10, а то и в 20 лет. Даже сейчас ему не всегда удается противостоять лоббистским группам. Всему свое время.


    - То есть к 2018 году мы можем увидеть новые лица в качестве лидеров?

    - К 2018 году мы можем увидеть очерченный круг определенных людей, которые, тем не менее, будут возглавляться Геннадием Андреевичем в качестве лидера.


    - Зюганов остается лидером партии, а кто-то из этого нового круга может стать кандидатом?

    - Будут взвешены все аргументы и принято решение. Но раньше конца этого года что-то говорить не имеет смысла. Надо исходить из тех реалий, что у «Единой России» конституционное большинство. Они могут сменить форму правления, изменить закон, да что угодно. В конце концов, и в мире наблюдается нестабильность, конечно, не надо менять конституцию, но случиться может разное. Да и сам Путин пойдет ли на следующие выборы? Я в этом уверен, но кто готов сказать, что ничего не может поменяться. Поэтому решение о выдвижении нашего кандидата будет приниматься в конкретных условиях и реалиях.


    - И все же спрошу по-другому. Вы с 1993 года в партии, за вами большой опыт. Ощущаете ли себя лидером, если не всей партии, то определенных групп людей?

    - Я всегда старался не быть на первых ролях, а предпочитал больше учиться на примере своих товарищей. У меня всегда было крепкое плечо руководителя, авторитетные учителя. В данный момент этот вопрос передо мной остро не стоит. Но я всегда, имея определенный опыт, готов к изменениям в своей жизни. В партии много таких людей, тот же Афонин, Новиков или Тайсаев. Это люди, которым сейчас от 40 до 50 лет. Это крепкий и работоспособный коллектив.


    Олигархический подход

    - А что сейчас в основе идеологии КПРФ? Ушли в прошлое классовая борьба, революции, плановая экономика. Сегодня у нас рынок, а коммунисты не протестуют.

    - В основе идеологии КПРФ сегодня лежит справедливое перераспределение благ для людей. В первую очередь, государство должно исполнять свое конституционное обязательство – быть социальным не на бумаге, а в реальности. Оно должно обеспечивать образование, здравоохранение, достойную старость и уровень жизни. Недра и стратегический сектор должны принадлежать государству. В этих предприятиях контрольный пакет должен быть государственным. Возьмем, к примеру, Китай, Кубу и Вьетнам, которые сегодня бурно развиваются. В Китай сейчас идет огромный поток инвестиций, но 51% акций все равно остается за государством. То же самое и на Кубе, французы зашли в гостиничный бизнес и получили 49% контроля. А что у нас? Я до сих пор не могу понять, что за схема произошла с приватизацией «Роснефти». Очень похоже на аферу. То же самое с «Башнефтью». Вроде поначалу мы увидели пример национализации, чтобы зачем-то ее отдать. При этом теряется история и сам бренд компании.


    - Вы предупредили мой вопрос о «Башнефти», но у республики пока остаются еще два актива. Это Башкирская содовая компания и здравницы. Правительство республики настойчиво продвигает сомнительную схему приватизации БСК даже не через аукционы, а через непрозрачные акционерные общества. Дивиденды будут распределяться не по бюджетному правилу, возможная продажа по усмотрению руководства. При это ФАС РФ это не одобряет. Со здравницами тоже беда. Их переводят в акционерные общества, но при этом, например, санаторий Красноусольский, в котором восстанавливаются космонавты, был оценен всего в 352 млн рублей. Но там даже здания стоят значительно дороже. Что происходит-то?

    - Это происходит в условиях существующей государственно-экономической политики, когда государство работает в интересах исключительно крупного олигархического капитала. Всегда такая возня будет вокруг любого предприятия, пока в основу не ляжет государственный, а не хищнический подход к стратегическим предприятиям. Могут предлагаться различные схемы, но за ними будут определенные лоббистские группы, которые будут стремиться купить, распределить и извлечь для себя прибыль. Всего бы этого не было при государственном регулировании, они бы бодались вокруг своего куска, но стратегически это бы ничего не меняло. БСК – это стратегическое предприятие. Все хороводы вокруг него – это движения нескольких финансово-экономических групп, в том числе и республики.


    - И напоследок. Почти четверть века на партийной работе. Что это вам дало в личном плане?

    - За это время осталось всего 4 региона страны, в которых я не побывал. Это не просто рабочие поездки для меня, а приобщение к стране, ее огромному величию. Везде живут наши сограждане, но при этом это разные люди, собранные в общность. Везде разные традиции, менталитет. Но при этом мы одна страна, одно государство. Может пафосно звучит, но в этих поездках я всеми жилами ощутил связь с нашей Родиной. Мне иногда жаль молодое поколение, которое замыкается в узком кругу. Смотрю на своего сына, а он кроме Москвы и Питера ничего по большому счету и не видел. Мне повезло больше. Как мне кажется, только так, через познание нашей страны, мы можем научить наших детей настоящему патриотизму.

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

    Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

    Читайте также
    ПОДЕЛИТЬСЯ
    Новости партнеров


    Контент