Громкое дело экс-главы Краснокамского района Башкирии подходит к завершению

15:26, 27 Мая 2020

| c69212

После допроса свидетелей и выступления обвиняемых версии гособвинения становятся все слабее.

Громкое дело экс-главы Краснокамского района Башкирии подходит к завершению
Прослушать новость

Пока Верховный суд РБ избирательно открывает судебные процессы, районные суды показывают свою адекватность и дают пищу для работы журналистов. На прошлой неделе продолжилось рассмотрение громкого уголовного процесса над экс-главой Краснокамского района Разифом Гильмуллиным, его заместителем Динисом Биковым и руководителем местного сельхозпредприятия Ильдусом Сафиуллиным.

Данный процесс в очередной раз убеждает, что, когда следствию и гособвинению не хватает доказательства и аргументации, то они стараются накидать побольше эпизодов, дабы компенсировать их качество. Так и в данном случае мы не увидели причин для включения в уголовное дело бывшего чиновника эпизодов 2014 и 2015 года, по которым он обвиняется в получении взятки и превышении должностных полномочий.

Напомним, что в канве наших предыдущих публикаций был первый эпизод с конфликтом вокруг самарской компании ООО «Магма».


После ознакомления с делом, ходом судебного процесса, показаниями сторон и развитием событий, мы пришли к мнению, что «Магма» примитивно «кидает» сельчан по всей стране. Компания занимается демонтажем труб нефтепроводов и продажей их на металлолом. Но эти трубы проходят по земле агропромышленных предприятий и муниципалитетов. Соответственно, за порчу этих земель надо платить аренду и компенсировать экологический ущерб. Практика и публикации в СМИ других регионов показывают, что не всегда руководство «Магмы» спешит все сделать по закону и договорам. В данном случае ее представители, видимо, чтобы этого не делать, решили просто обвинить во всех грехах местное руководство районной администрации и Ильдуса Сафиуллина. Но в рамках данного эпизода статья о взятке фактически развалилась. Потому как не могут быть взяткой деньги, которые переданы в кассу в рамках договора, соответственно, оприходованы и хранятся в сейфе сельхозпредприятия.

 

Тактические уловки

Превышение или злоупотребление должностными обязанностями – это довольно скользкие для силовиков статьи. После обыска у подсудимых Гильмуллина, Бикова и Сафиуллина деньги нашли в кассе, и они на взятку уже не тянут. Соответственно, оснований для помещения в СИЗО тоже очень мало. Но пока фигуранты предварительно помещены под стражу, так сказать, клиент теплый, начинается разноплановая оперативная работа. Самый простой ход – это убедить в том, что их товарищи дают на них показания. Потом, допустим, в камеру приходит какой-нибудь опер МВД или даже ФСБ, который говорит, что у него есть все данные на детей фигуранта, кто где работает или учится. А потом, например, опер со вздохом говорит, что не хотелось бы у детей обнаружить экстремистскую литературу, или чтобы их отчислили из вуза, или чтобы они потеряли работу. Именно о такой сцене говорили Биков и Сафиуллин, и уже писали наши коллеги из «ПРАВДА ПФО».
Ранее в СМИ уже освещалось, как прямо к зданию УЭБиПК МВД по РБ в г. Нефтекамске после допроса следователем А. Нагорновым и оперативником А. Аптриевым свидетеля А. Аслаховой (взрослой женщины!) пришлось вызвать скорую помощь. Или как в одно и то же время тот же самый Нагорнов сумел допросить в двух разных местах трех разных людей. Или как он, фактически не допрашивая свидетеля по делу, попросил выслать напечатанный протокол допроса по почте в конверте. Все это, видимо, считается допустимым в правовом государстве, а может, даже и приветствуется их руководителями.

Нельзя не отметить про уверенные ответы правоохранителей по основному эпизоду, связанному с ООО «Магма». Так, некий сотрудник местного УБЭиПК МВД по РБ в г. Нефтекамске Э. Шакиров на возмущенные вопросы защиты либо молчал, либо отвечал на вопросы кратко и лаконично. На вопрос о том, почему они проводили обыски вместо осмотра, причем без санкции суда, Шакиров спокойно ответил: «Бывает». На самый главный вопрос в том, что искали, и нашлось ли то, что искали, гордо ответил: «Деньги», – и подытожил, что нашли их в кассе предприятия. Вопрос о необходимости задержания людей на восьмой день после обысков, видимо, риторический для следствия, а потому и без ответа.

Если «клиент» недостаточно прогревается, то начинается сплошной опрос знакомых и партнеров фигурантов. Среди большого количества опрошенных таким образом обязательно найдется человек, кто даст согласие сотрудничать со следствием, тем более, если «нарабатывается» материал в отношении чиновников администрации. Сам по себе такой тактический ход не является чем-то неправильным и запредельным. Однако, его использование со стороны органов должно быть обоснованным, а со стороны согласившегося на сотрудничество гражданина – добросовестным. Но к сожалению, есть большие сомнения, что по делу Гильмуллина происходило именно так.


ЧС районного масштаба и торговый центр «Великан»

Силовики, несмотря на возбуждение уголовного дела, так и не смогли найти оснований для удержания Гильмуллина, Бикова и Сафиуллина в СИЗО – суд принял решение отпустить всех троих. Чтобы не поменяться с обвиняемыми местами, несколько месяцев шла работа по поиску новых эпизодов. И вот, в конце ноября 2018 года явку с повинной делает некий директор ООО «Металл» В. Суфиянов, за которого, как он сам заявил в суде, «кое-что написал» сотрудник МО УЭБиПК МВД по РБ некий А. Аптриев.

История такая: август 2014 года был для района не очень спокойным, два раза объявлялся режим ЧС, когда район накрывали ураганы. В первый раз в селе Николо-Березовка сорвало крышу местной школы. А чуть более чем через неделю пострадало от урагана все село Кариево, включая жилой фонд.

В случаях ЧС федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ позволяет проводить торги с единственным поставщиком. Здесь случилась именно такая ситуация, поэтому руководство МУП «Краснокамскстройзаказчик» в лице Фануса Исламова на основании позитивного опыта составила договор в том числе с ООО «Металл». Компания получила два объема работ по договорам, работы были проведены, все стороны остались друг другом довольны.

И вот, через четыре года к следователям «неожиданно» приходит Суфиянов и признается, что якобы давал Разифу Гильмуллину взятку в 150 и 100 тыс. рублей за эти два объема. И следователи радостно получают новый эпизод и статью по взятке для Гильмуллина.

Здесь необходимо сделать промежуточную отсечку: Суфиянов пришел к следователям не после якобы взятки или передачи денег, и вообще не имел никаких претензий к Гильмуллину. Он пришел в полицию спустя четыре года. При этом его мотивы стороннему анализу не поддаются.

Теперь немного о страшной тенденции в нашей правоохранительной системе. После знаменитого дела Улюкаева наши силовики перестали утруждать себя по делам о вымогательствах и взятках, проводить какие-то оперативно-разыскные мероприятия, и возбуждают дела со слов одного человека. Автор сам знаком с этой тенденцией не понаслышке. Вот и по данной истории с Суфияновым все построено лишь на его словах. Да и слова-то эти зачастую противоречат сами себе, часто запутаны и без деталей.

Вот Суфиянов показывает следствию, что первые 150 тыс. рублей будто бы передал Гильмуллину в вечернее время у торгового центра «Великан» в городе Нефтекамске 2 декабря 2014 года. Однако, здесь следует вспомнить, что в августе в районе было ЧС. Ход восстановительных работ контролировался лично Главой РБ Рустэмом Хамитовым. В первых числах декабря ожидался его визит в Кариево и другие населенные пункты района. Гильмуллин совместно с протокольным отделом Администрации Главы РБ прорабатывал его маршрут и программу прибытия. Множество свидетелей говорят, что во вторую половину дня 2 декабря Гильмуллин занимался именно этим в населенных пунктах и хозяйствах района, и не мог быть в Нефтекамске. Водитель оставил главу района у дома и уехал на служебной машине. Каким образом Суфиянов увидел его в тот вечер на служебной машине в г. Нефтекамске – остается на совести данного свидетеля. К слову, в суде всю хронологию 2 декабря 2014 года обвиняемый восстановил по своему ежедневнику, подробно содержащему всю хронологию событий того дня, и который после изъятия был на руках у следователя. Почему следствие никаким образом не захотело использовать данный ежедневник, нам не понятно. Ну разве что всестороннее установление обстоятельств не вписывается в их версию.

Вторую партию в 100 тыс. рублей хозяин ООО «Металл» якобы передал экс-главе района в марте 2015 года все у того же торгового центра «Великан». И тут снова нестыковочка. Гильмуллин в тот период отдыхал в алтайском санатории «Белокуриха». Все это подтверждается документально – договором и иными документами из санатория и показаниями свидетелей. Отлично, следствие не хочет верить в показания многочисленных свидетелей. Но ведь в обоих случаях совсем несложно иметь и доказательства объективного характера, а именно: данные биллинга абонента сотового оператора. Но видимо, и эти данные не вписываются в версию обвинения.

Кстати, 250 тыс. рублей – сумма немаленькая. Но Суфиянов и его дочь, которая является главным бухгалтером, так и не смогли пояснить, как они провели эти расходы через ООО «Металл».

 

На пустом подложном месте

В следующем эпизоде от 2016 года по злоупотреблению должностными полномочиями (ст.285 УК РФ) прямых заявителей и потерпевших несколько лет не было и нет. Поэтому, как появился этот эпизод, то ли в 2018, то ли в 2019 году, мы не знаем.

История такая: в 2016 году у местной агрофирмы «Кама» выходил срок аренды земельного участка. Владелец хозяйства Альфред Хазиев, будучи депутатом райсовета, имел доступ в кабинеты местного начальства. Он зашел к Денису Бикову, потом к Разифу Гильмуллину, где ему объяснили, что аренда земли – это вопрос комитета управления собственностью (КУС) Минземимущества РБ по Краснокамскому району. КУС, в отличие от КУМСов, орган от районной администрации независимый. Но по старой памяти и опыту работы чиновники направили Хазиева в КУС. В итоге на конкурс по аренде земли выставился Хазиев и некто Балагутдинова. Конкурс был выигран Хазиевым, признан законным и не был обжалован. Позднее в суде Балагутдинова признает, что уступила в конкурсе, так как не могла торговаться по цене, то есть на основе конкурентных отношений.

Но следствие и гособвинение вдруг решило, что Гильмуллин в данном случае действовал в интересах Хазиева и злоупотребил полномочиями. Дескать, СПК «Кама», получив землю в аренду, по заведомому условию с главой района не должно было выплачивать арендные платежи. Ну, это совсем как-то смешно, так как плата за аренду идет через КУС,а неуплата арендных платежей в срок неоднократно обсуждалась на специальной комиссии. При этом такие долги у «Камы» не выбивались из общей картины. Есть в деле и решение Арбитражного суда РБ о блокировке счетов СПК в пользу администрации. То есть арендные платежи взимались.

Мы долгое время не могли понять, в чем могла состоять мотивация Гильмуллина с Биковым помогать Хазиеву. Тут следствие выставило сложную, но не очень убедительную версию. Хазиев якобы не собирался платить Гильмуллину и Бикову никаких взяток. Ожидалось, что на земельном участке по заказу «Башнефти» будут проводиться работы и потребуется землеотвод, который, само собой, повлечёт его оплату. Якобы все трое надеялись поиметь денег именно с этого, то есть с компенсаций за порчу угодий. Убедительных доказательств этой версии в ходе судебного процесса мы не услышали. Какие-то непонятные цитаты и намеки про «потрогал себя за голову» таковыми не являются.

Вообще, складывается впечатление, что следствие и гособвинение ведет в процессе нечестную и предвзятую игру. Именно по этому эпизоду они пытались «впарить» суду некий договор по демонтажу труб. Но на поверку оказалось, что он не имеет никакого отношения к земельному участку по делу.

 

Итак, что мы имеем. Неоднократно публикуются факты, которые устанавливались в ходе судебных заседаний, прямо свидетельствующие о том, как проводилось «объективное» расследование, а именно: как вызывалась скорая помощь свидетелю после допроса к зданию УБЭПиПК в Нефтекамске, как незаконно свидетели направляли свои показания с другого субъекта по почте следователю А. Нагорнову, какое давление и угрозы оказывались оперативниками МВД (А. Аптриев, Э. Шакиров) и ФСБ (И. Амиров) на близких обвиняемых, как протокол допроса «потерпевшего» Суфиянова и других свидетелей дописывался оперативником и многое-многое другое, не говоря уже непосредственно о разгромленном на сегодняшний день стороной защиты обвинении. На наш взгляд, действиям или бездействиям должностных лиц правоохранительных органов, принимавшим соответствующие решения по настоящему уголовному делу, должна быть наконец-то дана квалифицированная правовая оценка.

Удивляет и сам прокурор, который на минуточку является лицом, поставленным надзирать за соблюдением выполнения законов страны. А присутствовавший на заседании гособвинитель, напротив, видя несостоятельность доказательной базы, начал показательно искажать материалы уголовного дела и, даже не стесняясь, ответил на замечания защиты, чтобы последние его поправляли. Защите не оставалось ничего другого, как ходатайствовать о внесении соответствующего замечания в протокол судебного заседания. Передергивания и попытки наехать на журналистов из уст гособвинения мы слышали не один раз. Более того, один из депутатов Госсобрания РБ однажды сказал журналисту, что «круглые парни» (намек на силовиков), дескать, очень недовольны участием журналистов в судебном процессе. Что это? Показатель качества работы силовиков или угроза средствам массовой информации?

В общем, процесс очень непростой, и мы обязательно продолжим его отслеживать.





ПОДЕЛИТЬСЯ



© Права защищены. 2008-2020