Прислать новость

Депутаты и чиновники переиграли СПЧ Башкирии

18:44, 22 Января 2020

| c16530

Рамиль РАХМАТОВ

Изменения законодательства о митингах коснется лишь решения Конституционного суда России (КС РФ). Облегчать республиканский закон депутаты не собираются.


Депутаты и чиновники переиграли СПЧ Башкирии
Прослушать новость

Сегодня в Госсобрании РБ состоялось первое заседание совместной рабочей группы СПЧ и депутатов, посвященное вопросам реализации башкирского законодательства в сфере проведения публичных мероприятий. Данная тематика в повестке СПЧ при Главе РБ стала одной из самых главных и была озвучена на заседании Совета с участием Радия Хабирова. Однако уже сегодня мы вынуждены констатировать, что СПЧ как институт гражданского общества уже уступил данную партию в игре с депутатами и чиновниками.

Мы ожидали, что члены СПЧ от либерального лагеря усилят аргументацию, вооружатся большим количеством конкретных кейсов, помимо набивших оскомину историей про сотни отказов штаба Навальному, и как-то лучше подготовятся к первому заседанию рабочей группы.

 Достаточно сказать, что в нашей республике практически невозможно согласовать с властями протестное мероприятие. Исключения скорее подтверждают правило. И это готовы подтвердить сторонники Алексея Навального, национальные общественные организации, обманутые дольщики или вкладчики «Золотого запаса». В повестке гражданского общества эта тема поднимается всегда. Однако свежий импульс ей придало недавнее решение Конституционного суда РФ, которое рассматривало конкретные кейсы в Республике Коми, но вынесло решение, которое обязательно для всех регионов. Его суть в том, что содержащаяся в региональных законах о митингах норма, по запрету их проведения у зданий органов государственной власти ближе чем в 50 метрах, является неконституционной и должна быть исключена.

 

Старт с проигрыша

Напомним, что в прошлую сессию башкирские депутаты вообще в одном чтении сходу приняли еще более жесткие нормы.

В свете последних событий, члены СПЧ решили попробовать изменить ситуацию в пользу общественников, то есть что-то смягчить, а где-то внести ясные правила игры. А вот депутаты, видимо, не без участия Белого дома, напротив поставили себе задачу внести минимальные изменения в законодательство. У нас вообще сложилось впечатление, что в определенный момент в кабинетах региональной власти сформировалось мнение чуть ли не как-нибудь нивелировать решение КС РФ.

Как бы то ни было, но властная вертикаль пока значительно обыгрывает общественников. И это обыгрывание началось не сегодня.

Шаг 1. Создать совместную рабочую группу поручил Радий Хабиров. Но ее формирование произошло в рамках постановления спикера Госсобрания РБ Константина Толкачева.

Шаг 2. Хотя в состав рабочей группы вошли четыре члена СПЧ. Это Наталья Павлова, Руслан Валиев, Валерий Аббасов и Владимир Барабаш, причем последний назначен одним из заместителей группы, возглавила которую Эльвира Аиткулова, как показало заседание, первую скрипку в критике действующих ограничений сыграл скорее Дмитрий Чувилин. Этот депутат уже в декабре внес законопроект, приводящий республиканский закон в соответствие с решением КС РФ. Валерий Аббасов же, недавно лишенный статуса адвоката, оказался де-факто, как мы покажем ниже, вообще по другую сторону баррикад.

Кроме того, в группу, кроме нескольких депутатов, включены еще представители МВД по РБ, мэрии Уфы и смирные члены Общественной палаты РБ. При этом, доклады именно данных членов группы оказались, надо признать, наиболее содержательными, апеллирующие к удачно подобранным примерам из зарубежного и отечественного опыта.

Шаг 3. Участники от СПЧ соглашаются работать в таком непаритетном формате, где их просто математически переголосуют.

 

Спектакль

Само по себе первое заседание рабочей группы напомнило спектакль, где вежливые и интеллигентные посылы представителей гражданского общества наталкивались на цифры статистики, дежурные выступления, а иногда и на прямую ложь. Все понимали происходящее, но продолжали вести игру.

Представитель МВД предложил обязать заявителей публичных мероприятий подавать в уведомлениях реальное число участников. Бывает, что заявляется на митинг 600-800 человек, а приходит 20-30 человек. Происходит расчет сил и средств полиции, задействуются люди, и все уходит в никуда. Замечание МВД вполне справедливое, но бесполезное. Нет ответственности – нет обязательств. А ответственность здесь ввести невозможно, так как никто не может предусмотреть, сколько людей придет на митинг.

Второе предложение от полиции касается тех лиц, которые отказываются от проведения заявленных мероприятий в последний день.

Там тоже тратятся ресурсы правоохранительных органов, но МВД должно эту претензию адресовать исполнительной и муниципальной власти. Это власти чаще всего используют подставных ложных заявителей. Это наглядно демонстрирует кейс Нефтекамска, где одно и тоже лицо уже несколько десятков раз таким образом не дает провести митинг против строительства завода в Камбарке.

Описывать дежурное выступление депутата Сергея Афонина о состоянии регионального законодательства по данной тематике не имеет смысла. Вкратце, его все устраивает, наш закон может и жестче федерального, но это не беда. Опытный чиновник чувствовал себя вполне уверенно и легко парировал ожидаемый вопрос от Наташи Павловой (кто готовил летние изменения в закон – готовил совместно комитет).

А вот выступление заместителя мэра Уфы Рустема Газизова мы оцениваем как лицемерие и лукавство. По его мнению, все хорошо, мэрия никому ни в чем не отказывает, а лишь информирует о том, когда и где проведение митинга невозможно. Отвечая на вопрос Натальи Павловой об отказе на 700 уведомлений от активистов штаба Навального, он ответил, что они подавались одним и тем же человеком с разницей в 15 минут. Мол, у них возникло сомнение в реальном желании провести мероприятие без нарушений. Аргумент находится вне плоскости закона, и член СПЧ спросила, а может стоило одобрить хоть одну заявку. Господин Газизов цинично сослался на суд.

Другой член СПЧ Руслан Валиев также поднял предметный вопрос. На примере Нефтекамска и Уфы он говорил о том, что сомнения в честности властей начинаются со стадии подачи уведомлений. Главный повод для отказа – это якобы поданная ранее заявка от других лиц. Руслан Валиев предложил ввести какой-то реестр уведомлений, в котором расписываются уведомители и видят, кто куда заявился, или открытый электронный реестр. Городским чиновникам это предложение явно не понравилось. Они рассказали, что в суды они приносят выписки из собственного электронного реестра. Они искренне возмущались, что общество подозревает их в нечестной игре. Так вот, автор данной статьи не просто подозревает их в этом, а готов сказать им, что они лукавят и лицемерят. Мы просто сами с соратниками подавали уведомления первыми после открытия приемных в мэрии и Правительстве РБ. Все фиксировалось на видео и в копиях уведомлений. Но потом представители мэрии в суд принесут какую-то бумагу под названием «Выписка с электронного реестра», которая убедит суд, что какой-то невидимый святой дух успел заявить свой митинг до нас. Другое дело, что, конечно, ведение бумажного журнала также не является преградой для чиновников, нацеленных на определенный «результат».

 

Вопрос политической воли

Не вошедший в рабочую группу вопреки заявлению, депутат-коммунист Дмитрий Чувилин обратил внимание на другой важный аспект. Отказывая в согласовании уведомлений, власти применяют формулировку: «Предлагаем вам провести свое мероприятие в другое время и месте». Федеральный и республиканский законы не допускают такой общей формулировки. В законе говорится, что власти должны предложить конкретную альтернативу. Чувилин поинтересовался, почему в этой части мэрия не соблюдает закон, а кидает заявителей митингов на новый бесполезный круг.

Председательствующая вице-спикер Эльвира Аиткулова и Рустем Газизов снова цинично ответили, что власти не могут навязывать заявителям место и время. Ответ снова за гранью закона и здравого смысла, ведь речь не о навязывании, а о ПРЕДЛОЖЕНИИ.

В общем, во многом это был разговор слепого с глухим. Некое разнообразие и энергию внес Дмитрий Чувилин. Он из всех участников единственный, кто вообще проводил протестные публичные мероприятия. Были отказы в проведении, штрафы и задержания. Но это был реальный опыт. Он порой даже резко наезжал на своих коллег. Например, спросил, почему профильный комитет ГС РБ сразу после решения КС РФ не взял в работу его совместный законопроект с Ильгамом Галиным, где они призвали коллег выполнить решение суда. От коллег вразумительного ответа мы не услышали. А вот сотрудник аппарата ГС РБ Арсен Еникеев заявил, что решение КС РФ носит прямой характер, уже действует, несмотря на то, что правки в региональный закон не внесены.

Как нам показалось, на самом деле Чувилин в своей критике задел не только коллег, но и СПЧ, и либеральный спектр нашего общества. Уже после заседания он нам пояснил, что протестные митинги – это реальная политика, это борьба за власть, которую никто просто так не отдает. Кроме того, митинги – это еще и защита прав конкретных людей и коммуникации с властью. И снова борьба. На личном опыте, мы понимаем, что если ты чувствуешь поддержку, то можешь провести и несанкционированную акцию. Кроме того, никто не отменял так называемый формат народных сходов, то есть собраний граждан без звукоусиливающей аппаратуры и развертывания плакатов, которые сотрудники полиции по настоящее время воспринимают, вполне нейтрально.

Но все это лирика. А вот первое заседание рабочей группы СПЧ и ГС РБ завершилось конкретикой. У нас сложилось впечатление, что роль своеобразного штрейкбрехера сыграл член СПЧ Валерий Аббасов. Когда возникло малейшее ощущение дальнейшего спора, то он взял короткое слово.

- Образование рабочей группы связано с одним главным вопросом. С решением Конституционного суда России и его выполнением в Башкирии. Давайте решим этот главный вопрос, а на следующих заседаниях будем поднимать другие.

Это предложение было радостно встречено депутатами и чиновниками, на том и порешили. Мы же прогнозируем, что дальше этого предложения вообще ничего не изменится. Это на самом деле вопрос не технический, а вопрос политической воли. Политической воли как власти, которой митинги не нужны совсем, так и политической воли общества, которое пока не готово противостоять.                     

 

   


ПОДЕЛИТЬСЯ