Политика


Оговор или саботаж? В деле об убийстве топ-менеджера УМПО много странностей

12:20 15 Марта 2019 | 8793
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора

Защита Сергея Евстафьева рассказала о многочисленных нарушениях при расследовании.

Оговор или саботаж? В деле об убийстве топ-менеджера УМПО много странностей

Обещавшее стать самым громким делом года убийство заместителя коммерческого директора УМПО Юрия Яшина спустя 9 месяцев вдруг странным образом практически исчезло из информационной повестки. Нет ни регулярных пресс-релизов о ходе расследования, ни прямого контроля руководства Следкома России. Более того, выяснилось, что практически не ведутся какие-либо значимые следственные действия в отношении главного подозреваемого в организации убийства – коммерческого директора Сергея Евстафьева.

Вчера защита Евстафьева в лице адвокатов Романа Петрова и Алексея Зеликмана провела брифинг с представителями башкирских СМИ. Известный адвокат Зеликман практически никогда не идет на контакт со СМИ: ни во время хода процессов, ни после. Однако вчера он с горькой улыбкой признался, что стал похож на граждан, ругающих полицию.

- Ругают, но чуть что бегут в полицию. Точно так же теперь я обращаюсь к вам журналистам за помощью. В этой ситуации эта помощь нужна человеку, который невиновен, но происходит явно обвинительный уклон в следствии.

 

Версия следствия

Как бы то ни было, но убийство одного из топ-менеджеров стратегического оборонного предприятия априори не может быть банальным и простым. Ревность, личный конфликт просто по определению маловероятны. Но именно такую версию следствие сейчас сделало основной. Мотив – личная неприязнь.

Был такой треугольник: Евстафьев, его заместитель Яшин и начальник отдела материально-технического обеспечения Ахмаметьев. Позиции второго и третьего были равными. Осенью 2017 года Ахмаметьев приносит Евстафьеву якобы письмо Яшина в УФСБ по РБ, в котором говорится о хищениях по линии коммерческого директора. Шеф обижается на подчиненного, возникает конфликт. Кстати, название трехбуквенной конторы в этой истории будет звучать подозрительно часто. Каким-то образом, Евстафьев выходит на зятя Ахмаметьева, некого Артема Токарева, которого все считали действующим сотрудником ФСБ. Коммерческий директор, зная его как сотрудника госбезопасности, нанимает его для убийства Юрия Яшина.

Аргументация в пользу данной версии совсем небогатая. Во-первых, это показание семьи Яшина о том, что осенью 2017 года действительно был некий конфликт на основе какой-то непонятной бумаги. То же самое говорит и Ахмаметьев. При этом все свидетели говорят, что в начале 2018 года этот конфликт был исчерпан, когда выяснилось, что бумага в УФСБ РБ якобы с подписью Яшина была подложной. То есть к лету 2018 года, когда произошло убийство, все забыли про минувший конфликт.

Второй аргумент – это показания организатора убийства Артема Токарева. Его роль организатора признана им самим и участниками данного преступления. Только зовут этого человека не Артем, а Федор, и он вовсе не сотрудник ФСБ, а аферист. По роду занятий он индивидуальный предприниматель с нулевым оборотом, ранее осужденный за угон автомобиля. Будучи крупным должником по алиментам, он каким-то образом смог возместить ущерб и избежать тюремного заключения. И вот этот ловец удачи становится гражданским мужем дочери Ахмаметьева и живет с ними под одной крышей. К слову, похищение и убийство Яшина произошло на автомобиле, зарегистрированном на дочь Ахмаметьева. Им он представляется Артемом законспирированным сотрудником ФСБ. Вместо удостоверения он показывает наколку с аббревиатурой организации и называет настоящие имена сотрудников ФСБ, в том числе курирующих УМПО. Всех почему-то не смущает обстоятельство, что сотрудникам ФСБ, включая спецназ, запрещено иметь наколки. По показаниям свидетелей и Евстафьева, все искренне полагали, что он действующий сотрудник. И вот коммерческий директор УМПО, то есть априори неглупый человек, вдруг просит организовать убийство не абы кого, а сотрудника госбезопасности. То есть ФСБ превратилось из правоохранительного органа в синдикат киллеров? Именно в этот сюрреализм нас просит поверить официальное следствие. Ах да, совсем недавно появился еще какой-то секретный свидетель, но это крапленая карта, ее в расчет мы даже не берем.

 

Нестыковки

В принципе вся убогость версии следствия описана выше, хотя мы старались привести ее аргументы объективно. Однако Алексей Зеликман и Роман Петров вчера ее разобрали буквально на детали. Приведем часть из них.

Мотив личной неприязни явно не выдерживает критики. Все свидетели в семьях, на производстве признают наличие периода холодных отношений в конце 2017 года, но говорят, что уже зимой 2018 года они улучшились. Руководство УМПО утверждает, что Юрию Яшину предлагалась позиция выше по должности на одном из предприятий ОДК в Самаре. Евстафьев давал положительную рекомендацию и характеристику подчиненному, но отмечал, что не хочет отпускать ценного сотрудника. Кроме этого, Евстафьеву не составляло труда прекратить контракт с Яшиным. То есть, ему незачем было убивать подчиненного, если у него было как минимум два других способа избавиться от него. Именно поэтому на УМПО никто не верит в версию следствия, по крайней мере, в такой мотив.

При первичных допросах Токарев показал, что его тесть Ахмаметьев знал о планах по убийству Яшина. Ахмаметьев, повторимся, находился на той же позиции в иерархии, что и Яшин. В конце концов именно он был общим звеном в общении Яшина, Евстафьева, Токарева. Эти обстоятельства носят ключевой характер, поэтому статус только свидетеля Ахмаметьева вызывает очень серьезные вопросы. Именно он информирует Евстафьева о подложном письме якобы Яшина в ФСБ и фактически провоцирует их временный конфликт. К слову, в УФСБ по РБ признали данное письмо подделкой, в нем даже неправильно были поставлены входящие реквизиты. Но при этом в госбезопасности отказались отвечать на запрос адвокатов, является ли и являлся ли когда-нибудь Токарев ее сотрудником.   

 

Маринуют

О падении уровня следствия в нашей стране говорится много и с высоких трибун, но это никак не меняет ситуацию в лучшую сторону. Методы следователей по достижению нужного им результата (не всегда справедливого) зачастую бывают очень подлыми. Если подопечный не дает нужных показаний, то во власти следователя не разрешать свидания с родными, визиты профильного врача, инициировать содержание и перевозку в СИЗО другого города. Все это происходит и с Сергеем Евстафьевым. Самый частый способ давления на обвиняемого – это не делать ничего, то есть не проводить никаких следственных действий и погружать подопечного в психологический и информационный вакуум. За более чем полгода с Евстафьевым не проводились необходимые следственные действия. Допрошен он был лишь в июле прошлого года, а второй допрос случился лишь на днях. Вопрос на нем был лишь один - о согласии прохождение полиграфа. Самое смешное, что в рамках следствия не была еще проведена процедура официального опознания между Токаревым и Евстафьевым. Подлость в том, что за полгода человек не просто может сломаться морально и физически, но он сам и множество свидетелей просто забывают детали событий, случившихся много месяцев назад. Все это очень удобно трактовать в пользу версии следователей.

Ясно, что опытные адвокаты Зеликман и Петров все это понимают, бьют тревогу и обжалуют действия следователей, которые сменились уже 4 раза. Но Следком России по сложившейся практике не может принять решение, пока свое слово не скажет руководитель СК РФ по РБ. Поэтому адвокаты получают многочисленные отписки от заместителей даже не руководителя СК по РБ, а заместителей начальников отделов. То есть лестница обжалований имеет не три ступени, а много больше, что приводит к потере времени в месяцы.  

Множество вопросов вызывает и странное бездействие следователя. Он почему-то не хочет запрашивать данные разговоров и переписки всех фигурантов дела в соответствии с законом Яровой. А зачем тогда его принимали, угрохали миллиарды, подняли цены на связь? Почему не поднят даже весь биллинг всех причастных лиц?

Здесь к месту привести конкретный пример. Семья Сергея Евстафьева выяснила, что Федор (Артем) Токарев в прошлом года продал свой автомобиль, оборудованный аппаратурой слежения и навигации. Они смогли найти нового владельца, снять данные этой аппаратуры и зарегистрировать их у нотариуса. По этим данным выяснилось, что Токарев в период конца 2017 – начала 2018 года неоднократно был у дома Яшина. Напротив двери Яшина найдены камеры слежения. Но все эти улики, как и показания покупателя автомобиля Токарева следствию не нужны, так как противоречат принятой версии.

 

Что это?   

Мы не просто так в начале данной публикации сказали, что трехбуквенная организация будет упоминаться не один раз и это вполне объяснимо. УМПО - стратегическое оборонное предприятие, за котором закреплено множество оперативников-«промщиков». У таких топ-менеджеров как Яшин, Евстафьев есть не один гласный и негласный куратор. Наличие конфликта или какие-то мутные схемы не могут пройти мимо их внимания. У опера на таком производстве могут быть только два интереса. Это найти шпиона или еще какую крамолу-саботаж. Или оседлать какие-то мутные схемы. В любом случае, убийство топ-менеджера такого предприятия – это их громкий провал.

Второе. Не поддается объяснению сам уровень проведения расследования. Дело очень шумное и непростое, но нет десантов центрального аппарата СК России или ФСБ, нет даже следственной группы. Оно словно сознательно сводится на низкий и бытовой уровень.

- Я не буду говорить о следствии в целом, а лишь о действиях следователя, - говорит, как бы намекая на уровень компетенций следователя, Алексей Зеликман.

Однако своими вопросами он дает понять, что интересанты именно такого хода расследования очень серьезные люди.

- После того как мне было озвучено предложение заняться защитой Евстафьева, то буквально сразу же аналогичное предложение поступило со стороны семьи Яшина, - заметил адвокат.

Роман Петров вообще в качестве одной из версий не исключил саботаж в самом УМПО.

- Все участники убийства кроме Токарева говорят, что изначально шли на разбой и грабеж, а не убийство, это случайные люди. Следствие почему-то верит судимому аферисту Токареву, а не Евстафьеву, который работал на заводе с 1980 года, с самых низов. Евстафьев, Яшин и Ахмаметьев – это ключевые лица в цикле производства. Это не просто закупки, это целый отлаженный цикл кооперации. Компетенции менеджмента УМПО общеизвестны. А теперь что? Евстафьев сидит, Яшин убит, Ахмаметьева отправили на пенсию. Выбито ключевое звено в производстве. Незаменимых нет, но, когда раньше мог решить один звонок, теперь нужны десятки бумаг. Разве это не саботаж? Вспомним предвоенные годы, когда немецкая агентура специально подбрасывала НКВД фальшивки на руководителей и технических работников ВПК. Это было, - рассуждает адвокат.

Как видим, громкое убийство вылилось в мутное уголовное дело с множеством вопросов и странностей. Уже в понедельник в Бирске будет снова решаться вопрос о мере пресечения Сергею Евстафьеву. Мы будем следить за развитием событий.      

       

       

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

8 сентября состоятся выборы на пост Главы Республики Башкортостан.За кого из кандидатов вы отдадите свой голос?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница