Подкаст про обучение в УГАТУ. Факультет авионики, энергетики и инфокоммуникаций



Политика


Азамат Галин: «Лайфхак как получить компенсацию от УГМК»

12:46 04 Марта 2019 | 3912
Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Все материалы автора

Без цензуры. С политологом Азаматом Галиным беседует журналист Рамиль Рахматов. 

Азамат Галин: «Лайфхак как получить компенсацию от УГМК»



– Есть много инфоповодов, которые стоит обсудить, но начнем, пожалуй, с главного события – встречи жителей города Сибай с врио главы республики Радием Хабировым и генеральным директором УГМК Андреем Козициным. Как вы оцениваете встречу?

 

Это победа Хабирова над системой

– Это победа Хабирова над системой, которая сложилась у нас в стране. Когда в Сибае решили объявить ЧС, я стал изучать вопрос, как в стране обстоят дела с экологическими проблемами. Оказалось, что в приказ № 324 были внесены изменения. Теперь для того, чтобы объявить какую-либо территорию зоной экологического бедствия, превышение отравляющих химических веществ должно составлять 50 ПДК 8 часов подряд, ранее это было 18 - 30 ПДК более 4 часов. Меня озадачил вопрос, почему изменились нормативы о химических веществах, если нормативы по радиационной опасности не меняли с советских времен.

– Вы хотите сказать, что по всей стране ухудшается ситуация?

– Верно. И если раньше полномочия по введению ЧС находились в руках региональных властей, то теперь они передаются на федеральный уровень. Изменилась структура, алгоритм действий в чрезвычайной ситуации. Ранее главы районных администраций возглавляли штабы по эвакуации, штабы по ликвидации, сегодня полномочия по управлению территорией, в том числе и права делать какие-то объявления, целиком и полностью находятся в руках федералов. Региональные власти абсолютно ничего не имеют права делать.

– Давайте сделаем паузу и четко обозначим: объявление режима ЧС и его реализация не имеют никакого отношения к республиканской власти. Жители Сибая со своими претензиями обратились не по адресу к Радию Хабирову?

– О чем я и говорю. Почему я начал очень внимательно изучать новые нормативы. Дело в том, что, будучи чиновником, я каждый год участвовал в учениях по ЧС. Каждый чиновник, каждый руководитель предприятия – все знают, что нужно делать. Как только нажали на кнопку, и прозвучала сирена, сорок минут максимум и запустится весь механизм. Куда эвакуировать, как эвакуировать, чем этих людей кормить, чем обеспечить – все отработано до мельчайших деталей. Допустим, объявили на территории Сибая ЧС. Всё, 40 минут, и, поверьте мне, город будет пустой.

– Это не очень здорово на самом деле для людей.

– Общественники говорят: «объявим в Сибае ЧС, давайте всех эвакуируем!». Объясню, как это происходит. Прозвучит сирена, всех посадят в автобус в соответствии с правилами действия при ЧС. Граждане не имеют право брать с собой ничего кроме документов. Никаких чемоданов, никакой утвари. Транспорт будет битком забит людьми, лишнее выкинут из автобуса. Все, что у вас есть, останется там.

– Мародерам?

– Эвакуируйте населенный пункт, и что там останется? Вспомните Чернобыль. Эвакуировали Фукусиму, даже в, казалось бы, цивилизованной Японии, когда они полностью окружили забором территорию, все равно были мародерства. Представьте себе людей, которые оставят все свое хозяйство. Куда потом они приедут? Я не говорю, сидите и травитесь. Но, вступив в эту полосу, мы должны ясно и четко объяснить людям, что, возможно, они потеряют все, что накопили. Никто эту территорию охранять не станет, это нереально сделать. Это первое. Второе – разорвутся все экономические связи, которые там сложились. Предприятия микробизнеса, которые составляют 30% экономики Сибая, просто разорятся. Такой бизнес зависит от людей, от сложившихся связей. Граждан предлагается эвакуировать на два месяца, они вернуться, а бизнеса уже не будет.

Мы отвлеклись, вернемся к нормативам. Мне стало интересно почему увеличили ПДК. Когда я начал изучать ситуацию, я обнаружил, что у всех наших соседей проблемы с превышением химических веществ. В Казани превышение по аммиаку, в Челябинске жители города штурмовали администрацию, потому что там постоянный смог. В России не осталось регионов, где нет проблем с экологией. Мы взяли эти экологические проблемы и настолько глубоко закопали, что путей их решения у нас просто нет. Нет рычагов. Мы не можем воздействовать на олигархов, на руководителей предприятий. Поэтому я и говорю о том, что появление Козицына, совладельца УГМК, это в общем-то политическая победа Хабирова над системой. Я думаю, что вытащить владельцев УГМК из тени и представить к ответу, Хабирову помогли его федеральные связи. Без них он бы не справился. Если у нас нету рычагов и инструментов воздействия, то возникает закономерный вопрос – а как решать проблемы? Может случится так, что ситуация начнет постепенно распространяться. Я не имею в виду Сибай, вообще все эти проблемы.

Зона негативного воздействия, возможно, расширится. Сегодня это Сибай, завтра Салават. А вдруг это будет проблема, которая приведет к летальному исходу? Выброс хлора, например. У нас в определенной степени все пущено на самотек. Если мы хотим научиться решать эти проблемы, на сегодняшний день еще локальные, нам нужно взять этот опыт и создать необходимый инструментарий.

— Попрошу тебя повторить номер приказа.

— Федеральный приказ № 324. Любой может его открыть и прочитать. Знаете, там нет даже таблицы отравляющих химических веществ по степени воздействия. Экологические проблемы — это очень серьезный вопрос. Есть много людей, которые хотели бы построить на этом политическую карьеру. Ребят, флаг вам в руки, объединяйтесь, создавайте свою политическую партию.

 

Чрезвычайная ситуация не решит проблем, а только их добавит

— Работайте предметно, а не просто «шумите».

— У меня создается такое впечатление, что те, кто там «шумит», не хотят добиться улучшения ситуации в Сибае. Вот объявим мы зону ЧС, это улучшит ситуацию? Сильно сомневаюсь. У нас в зоне Зауралья очень много санаториев, оздоровительных центров. Давайте мы на две недели бесплатно каждой семье дадим путевку. Один только Белорецк со всей своей инфраструктурой по туризму может спокойно принять 3-4 тысячи человек. Люди съездили, получили бы необходимые процедуры, прошли бы необходимую детоксикацию. То, что предложили отправить 500 детей в Крым – это круто, хорошо, но мало.

— Ты сказал, что вчера увидел Хабирова переживающим за людей, вклинившимся в тему, а каким ты увидел господина Козицына? Чувствовалось напряжение? Глава хоть и уверенно себя вел, но Козицыну не все нравилось.

— Козицын – типичный олигарх. Приехал и сказал: «Я вам не спонсор, ребят».

 

Как получить возмещение ущерба от УГМК

— Он сказал: «Вы говорите про возмещение ущерба? Обращайтесь в суд». При этом мы вчера услышали, что путь в суд – это путь в никуда, потому что заместитель министра сказал, что за все это время не было ни одного диагноза отравления.

— Я рекомендую использовать публикации лабораторных данных и постфактум провести независимую медицинскую экспертизу. Научным способом определить, какое негативное воздействие на организм могло быть оказано.

— Давайте повторим для жителей Сибая, если вас отправляют в суд…

— Первое, что мы должны получить – протоколы измерений именно этой зоны. Идите в лабораторию, передвижная или непередвижная – неважно, в любой лаборатории по результатам проведенных замеров дают протокол. Собираем все эти протоколы и обращаемся в научное медицинское учреждение, при этом необязательно обращаться каждому отдельно, лучше собраться группой. Положить перед медиками все результаты замеров, пусть они дадут заключение, как это негативно отразилось на здоровье.

Я согласен полностью с господином Козициным, что нужно решать все проблемы через суд, это цивилизованный способ. Все-таки у нас на руках должны быть научно обоснованные данные, которые подтверждают, что вещества, которые в воздухе содержатся, воздействуют негативно. Я склонен согласиться с одним из экспертов, который говорил о том, что по результатам замеров в воздухе содержатся пахучие вещества. Их тяжело вдыхать, но по степени экологической чистоты можно поспорить: Уфа или Сибай, где человеку вреднее находиться. Тем не менее, я рекомендую собрать результаты. Если медики скажут, что жителям Сибая действительно нужна реабилитация, пусть требуют компенсацию через суд.

Возвращаясь к тому, как держал себя господин Козицин. Он был очень недоволен, было видно, что их заставили приехать и отвечать перед людьми.

— То есть вчера это было проявление политической силы и воли Хабирова?

— Он показал пакет своих возможностей. Все познается в сравнении, поэтому я попытался представить, а что бы у нас было сегодня, если бы губернатором остался Хамитов. Что-нибудь было бы предпринято? Когда только появилась информация о том, что возможно был выброс рутения, до сих пор помню, у Хамитова был открытый билет 21 сентября. Этот человек собирался улетать из России.

— Эколог…

— Заметь, ведь он ни слова не сказал о том, что действительно есть такая проблема. Не предложил бесплатно раздать для жителей этой зоны хотя бы маркеры.

 

Я бы уволил мэра Сибая

— Когда говорят о том, как бы поступил в данной ситуации тот или иной руководитель, господина Хамитова никто из экспертов в пример не приводит, говорят о Рахимове, о Хабирове. Как будто Хамитова и не было.

— Потому что непонятно, как бы он действовал. В голове возникает только один ответ – наверное, вообще бы ничего не было. Сидел бы человек и молчал, а по телевизору говорил, как это и было в 2010 году, что всякая шваль людей баламутит. С одной стороны, мы ругаем, и справедливо заметь ругаем, главу Сибая за то, что он людей называет экскрементами.

— Вчера полиция в неизвестном направлении увела господина Муртазина.

— Это кто?

— Тот, кого назвали злом и экскрементами. Его вчера не пустили во дворец, полиция куда-то его забрала.

— Это очень плохо, на месте Хабирова я бы уволил главу Сибая в тот же день.

— Я обратил внимание, что республиканская верховная власть делает многие правильные шаги, но, когда мы смотрим на исполнительную власть, на уровне министров, местных властей, всех причастных чиновников на местах, ситуация обнажается нечеловеческим лицом. Рассказ девушки с ребенком инвалидом вскрыл сразу несколько аспектов. Как ты считаешь, господину Афзалову стоит приобрести пистолет и застрелиться? Или всем тем причастным людям? Врачи не записывают, не ставят диагнозы по всей республике. Чиновники в зоне 400 не появлялись, подворовые обходы не делали. Даже перед тремя, четырьмя маленькими детьми, которые живут в зоне на расстоянии 300-400 метров. А свинское отношение к матери ребенка инвалида? Эта система такая жестокая, с другой стороны мы понимаем, что за этим стоят конкретные люди.

— Я говорил уже, что полномочиях введения ЧС есть только у федералов, но господин Афзалов своими силами мог переселить зону 200, 400 и 500. Для этого не нужно было бы вводить ЧС, принимать какие-то сложные решения на федеральном уровне. Можно было поднапрячься и сделать все на местном районном уровне. Можно было попросить помощи у Уфы. Принять какие-то временные меры для того, чтобы переселить людей в безопасную черту. Есть же резервный фонд. Проблема в том, чиновники начали воспринимать людей не как тех, кому они служат, а как некую угрозу своему рядовому существованию. Коммуникация с населением разрушена, Хабиров пытается ее восстановить. Чиновник должен научиться разговаривать с народом, сейчас он даже не знает, какие вопросы в этой ситуации отнесены к его полномочиям. Не знает, как действовать в чрезвычайной ситуации, какие ресурсы подключать.

Должна быть четкая система отбора, как только человек стал токсичным, он должен освободить пост. Мэр Сибая стал токсичным, это однозначно. Если бы сохранилась старая система управления, Афзалов никогда не стал бы мэром города Сибай. Там же нужно было пройти определённую последовательную школу. Сначала стать инженером, потом директором, потом ты мог пойти на управленческую должность. Это делалось для того, чтобы человек получил необходимые навыки управления, чтобы он понимал всю систему и учился принимать решения в экстренных ситуациях. Директора предприятий, директора производственного комплекса при экстренных ситуациях под стол не прячутся. Он готов сам зайти, грубо говоря, в огонь.

— То директора советского периода.

— В 2009 году подходило совещание в Конгресс-холле, Муртаза Губайдулович пригласил к трибуне Дамира Шавалеева, руководителя компании «Салаватнефтеоргсинтез», и сказал: «Я приехал на завод, а тебя на заводе нет». Для него это был нонсенс: рабочий день, идут сложные процессы. А Шавалеев отвечает: «Есть же Skype». Его просто выгнали из зала, он тогда ушел демонстративно хлопнув дверью. Современный тип руководителя именно такой. Они не видят смысла приезжать на завод, для них норма, если инженер по технике безопасности бывший учитель музыки. Отсюда все проблемы. Пару дней тому назад на утреннем развороте «Эхо Москвы» был человек, бывший управленец, который работал непосредственно в УГМК. Он описывал, как происходили все эти процессы. Он говорил, что штиль – это явление, характерное для этой зоны. Как выходили из этой ситуации: создавали вихревой поток с помощью авиационных турбин. Т.е. не вот эти вот смешные вентиляторы на огромный карьер.

— Я понимаю, что это не шутка, в соцсетях один из Сибайских специалистов писал, что на короткий период вопрос можно решать даже посадкой вертолёта в котловину, его лопасти создадут воздушный поток.

— Мэр города должен был первую очередь пригласить этих руководителей и сказать: вы не выполняете технологические процедуры – пригоняйте турбины, меня не волнует, как. Если бы мэр города был бы нормальным, он нашел бы инструменты воздействия на тех людей, которые принимают решения.

— Неясный вопрос, который вчера никак не прояснили, когда у Афзалова спросили, почему работы по заливке перенесены по срокам, он упомянул, о дорогостоящем оборудовании на дне карьера, которое нужно вывести.

— Я даже перепостил у себя. Первым об этом написало какое-то информационное агентство в Магнитогорске. В сообщении говорилось, что УГМК обратились к специалистам магнитогорского научного центра и попросили их провести какие-то исследования. Специалисты рекомендовали затопить карьер, понимаешь, можно было затопить карьер! В том же сообщение было написано, что УГМК необходимо эвакуировать оборудование, которое там находится. Наверное, в шахтах. Я для себя понял так, что есть чаша и от неё идут врезки на разных высотах. И в каком-то из этих стволов началось тление руды. Кто-то пишет, что это они специально поджигают берил, чтобы сэкономить на производстве. Но я не специалист, не знаю правда ли это.

 

Миллиона у Мурзагулова не брал

— Хорошо, давай немного отойдем от этой темы и поговорим о коммуникации. Вчера в эфире «Эхо Москвы» выступал господин Мурзагулов, который для меня в непонятной ипостаси присутствует, вроде как бы председатель совета директоров агентства «Башинформ», но судя по его ответам, он претендует на гораздо большую роль. Но начнем не с этого, а с информационной составляющей происходящих событий. Я всё-таки предполагаю, что информационное освещение не будет меняться в сторону повышения качества, поскольку нет такого интереса. Как вы считаете? Справляется ли Мурзагулов со всеми этими Кобзевыми, Валеевыми и прочими?

— На половине этого эфира я вдруг поймал на мысли, что человека в общем-то пригласили бить. А теперь непосредственно о том, что касается его функций и полномочий. Мурзагулов с Хабировым работают вместе с давних пор, Мурзагулов – один из тех людей, которые составляют политбюро. Мне кажется, ни для кого уже не секрет, что решения принимается коллегиально. Хабиров доверяет Мурзагулову, но нужно понимать, что тот действует в рамках своей ответственности. Свой основной опыт по взаимодействию со СМИ Мурзагулов получил еще при Муртазе Губайдуловиче, с тех пор система очень сильно изменилась. Но в общем на сегодняшний день они выбрали достаточно верную стратегию. Они изменяют характер взаимодействия власти с населением, выстраивают каналы коммуникации. И там не должно быть звеньев, которые могут исказить информацию. Каждый человек воспринимает ситуацию по-своему, нужно несколько независимых источников, чтобы увидеть реальную картину.

Поэтому они пытаются взаимодействовать с каждым человеком напрямую, не через средства массовой информации. Как бы говорят: мы вас, СМИ, признаем, вы есть, вы формируете мнение, повестку дня, но с людьми мы будем общаться без вас. А как? C помощью социальных сетей.

— Это ограниченный круг.

— У этого есть свои плюсы и свои минусы. Мне кажется, что плюсов здесь все же больше. Каждый человек почувствовал приход Хабирова в быту. Ставка начисленная за мусор стала меньше, чем могла бы быть. Изначально обсуждалось, что минимальная ставка за вывоз мусора составит 180 рублей, а мы платим 35 рублей районы и 70 рублей в столице. Это воля Хабирова. Если мы не можем избежать этого, значит надо делать справедливую наценку. Хабиров действительно сидит и разбирается в бюджете региональных операторов.

— Азамат, вчера, когда Радий Фаритович говорил напрямую, не было этого поиска мнимых врагов. На оперативке, он четко говорит, будет ставка 70 рублей, и мы понимаем, что он умеет работать, но мы видим совсем другую картинку, когда по телевизору выступают провластные люди, они заявляют что-то совсем другое.

— Точно также, как мы почувствовали появление Хабирова в быту, мы почувствовали изменения в информационном пространстве. Например, что мог сделать житель села, чтобы, допустим, изменить ситуацию с сельсоветом? Ничего. Человек оставался один на один своими проблемами, и это было очень плохо, накапливался определённый негатив, он побуждал миграциям. Люди уезжали туда, где к ним будут относится по-другому. Человек хочет нормального к себе отношения. На сегодняшний день все главы находятся под определенным информационным давлением, они сами должны реагировать на ситуацию, такая система называется прецедентной, не знаю, правда, как работает, но, видимо, какие-то результаты приносит. Контейнеры теперь стоят, улицы чистят, свет горит. У людей появилась возможность напрямую обратиться к Хабирову. Делая каждый шаг, глава администрации вынужден помнить, что ему придется за это отвечать. Этот инструмент работает, в этом есть плюс. Теперь, что касается всяких троллей. Вчера Мурзагулов сказал: «Я не кормлю троллей».

— Ответ мне показался хамоватым. Всё-таки это представитель СМИ.

— В общем-то да. Это было адресовано в адрес Андрея Иванова, журналиста «ПравдаПФО». Не знаю, чем это вызвано, но у них прослеживается определенный алгоритм. Есть источники, которые воздействуют на ситуацию. Одним из этих источников является «Сода». Во-первых, они недовольны той ситуацией, что им достался не Торатау, а Куштау, во-вторых им не хочется платить почти миллиард рублей за разработку горы. Я так понимаю, что это из-за них возник весь этот информационный шум. Когда есть заинтересованное лицо, сразу появляются люди, готовые осуществлять какие-то действия для определенной экономической группы.

— Ты сейчас прямо говоришь или намекаешь, что СМИ, которое мы сейчас упоминали, и журналист, которого мы тоже упоминали, возможно, работает на контракте «Соды»?

— Я просто анализирую ситуацию. Никого не обвиняю, говорю о том, что в этой ситуации есть интересант, который обладает очень серьёзными деньгами. Ранее они прибегали к открытым формам атаки непосредственно на Хамитова, полагаю, именно они и отправили его в отставку, после решения по Куштау, они обиделись и сменили тактику. На самом деле, что для них миллиард рублей? Я бы настаивал на том, чтобы они каждый год платили 15 млрд в бюджет. Хотите портить экологию в нашем регионе, создавать источник постоянного напряжения, когда Сибай может показаться только цветочками? Платите адекватную цену. Ежегодно отчисляйте в бюджет 20 миллиардов рублей, на эти деньги мы реконструируемых Шахтау. Существуют же проекты по реконструкции разработанных гор.

— Ты назвал одного интересанта, вторым может быть Тимербулат Каримов?

— Непосредственно к известному внуку и зятю, у него есть определённые амбиции. К нам приехал Хабиров, но это не исключает того, что мы можем увидеть Тимербулата Каримова, как потенциального кандидата на пост нашего руководителя. И с учетом этого можно сказать, что вторым источником является он. Третий источник конфликта, как бы это странно не звучало – это наша старая элита. В том числе конфликт вашего издания непосредственно с Мурзагуловым. Есть определённые личностные моменты. В том числе и озвученные Муртазой Губайдуловичем в отношении Мурзагулова. Отношения испортились, и пошло-поехало. Каждая сторона достала шашку и начала её применять в информационном пространстве. Оценку давать, наверное, не стоит. Каждая сторона имеет свои преимущества. У него есть преимущество близости к телу, ваше преимущество в том, что вы всегда были оппозиционными, всегда говорили, что будите сообщать правду, какой бы она ни была. И сейчас вы отстаиваете именно эту точку зрения. Отбиваетесь от этого монстра информационной политики, обладающим неимоверным политическим ресурсом…

 

- Если говорить об информационной политике, кто-то говорит о том, что руководителя республики стало слишком много в телевизоре. Блогеры и публицисты начинают излишне искать врагов режима. У вас нет такого ощущения?

- Я понял, о чем речь, но не стал придавать большого значения репликам того же Шамиля Валеева. За все эти годы за Рустэма Хамитова вступились только один раз, это был Амир Ишемгулов. Никто за Хамитова не хотел заступаться. За Хабирова члены его команды готовы выступить, за Муртазу Рахимова очередь бы занимали. Людям не стыдно говорить в пользу сильных лидеров, они хотят быть в команде. Поэтому я отношусь к этому проще, именно с такой точки зрения.

- В этом же эфире Ростислав Мурзагулов в контексте трех фамилий, в том числе и вашей рассказал, что у него просили миллион. Вы брали этот миллион у Мурзагулова? Оскорбительно ли вам такое слышать.

- Никаких денег я не брал, но эти слова меня никоим образом не задевают. Эти слова были адресованы не мне, предполагают, что речь шла об Андрее Потылицыне. Поэтому меня и Дмитрия Михайличенко это не касается, поэтому я без всяких претензий к этому высказыванию.

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

В выборах Главы РБ принимают участие довольно экзотические персонажи. Кого из них вы считаете договорными спойлерами Радия Хабирова?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...