-5°C
Курс ЦБ РФ

$1 = 73.55

€1 = 89.25

Достоинство на 250 тысяч рублей: три вопроса по иску Сидякина к ProUfu

17:25, 29 декабря 2020

| c3767

Руководитель Администрации Главы Башкирии потребовал лингвистической экспертизы по очередному абсурдному иску к нашему изданию

Достоинство на 250 тысяч рублей: три вопроса по иску Сидякина к ProUfu
Фото с Kommersant.ru

Именно абсурдом нам представляется развитие событий вокруг очередного иска руководителя Администрации Главы РБ Александра Сидякина к нашему изданию и журналисту Гюзели Сахиповой. Напомним, что господин Сидякин в данном конкретном случае выразил возмущение статьей, в которой перечисляются моменты биографии высокопоставленного чиновника.

Предметом возмущения нашего визави стало предложение о том, что с 1996 по 1999 год господин Сидякин якобы являлся руководителем Тверского отделения Национал-большевистской партии (которая позднее, а именно в 2007 году была запрещена). И вот такое возмущение чиновника, в свою очередь, вызвало у редакции несколько серьезных вопросов.

Вопрос 1.

Если партия была хорошей – то почему состоять в ней плохо?

Претензия истца изначально показалась нам абсурдной. Во-первых, данные о пребывании молодого Саши Сидякина в рядах нацболов опубликованы в целом ряде открытых ресурсов и в СМИ – таких, к примеру, как dic.academic.ru, kprf.ru, life.ru, sport.rambler.ru, kakprosto.ru и других. Такие заявления звучали и из уст самих национал-большевиков, в том числе бывшего пресс-секретаря запрещенной НБП Александра Аверина и даже почившего уже ныне Эдуарда Лимонова (он же Савенко).

Во-вторых, порочащим фактом господин Сидякин называет в своем иске утверждение о его причастности к запрещенной экстремистской организации. Тут, конечно, тоже смешались люди и кони, а точнее, хронология. Решение Мосгорсуда о признании НБП экстремистской было принято в 2007 году, а закон, как известно, обратной силы не имеет. Никто не упрекает Сидякина за возможное участие в 90-х годах в тогда еще никем не запрещенной организации. То есть, мы изначально не видим в этом моменте биографии ничего порочного или плохого.

Мы сейчас изложили простую формулировку нашей позиции в суде. Однако мы уже начинаем привыкать, что, как нам кажется, нашему визави в судах не очень нужны здравый смысл, закон и справедливость. И здесь снова используется, ставшая уже порочной, практика так называемых башкирских экспертов. На сегодняшнем заседании по данному делу представители руководителя Администрации Главы РБ уточнили свои исковые требования и заявили ходатайство о проведении – внимание! – лингвистической экспертизы. Новый вопрос у истцов вызвало редакционное пояснение о запрете НБП в 2007 году, добавленное после получения искового заявления.

А вот текст ходатайства защиты чиновника нас в очередной раз «восхитил». Как в случае с другим процессом – между Сидякиным и «Эхо Москвы в Уфе» – Рахматовым, на наш взгляд, происходит явная подмена понятий и сути. Поясним.

Вопрос 2.

Судьбы процессов решают лингвисты?

Чтобы признать жалобу обоснованной, необходимо выполнение следующих условий: установить порочащий характер, факт распространения, несоответствие действительности. При этом оспариваемая фраза должна быть выражена в форме утверждения о факте, а не мнением или оценочным суждением. Без всего этого иск не может быть признанным. Это не мы тут так решили или придумала судья Ленинского райсуда Уфы Регина Фахрутдинова, ведущая данный судебный процесс, – это прописано Пленумом Верховного Суда РФ.

В своем ходатайстве истцы полагают необходимым установить два обстоятельства: порочащий характер распространенных сведений в нашей статье и форму изложения (мнение или утверждение). И если со вторым обстоятельством еще можно согласиться, то первый вопрос вообще не должен относиться к лингвистической экспертизе. Это исключительно правовой вопрос, который относится к компетенции суда, а не филологов.

Истцы в своем ходатайстве ставят также два вопроса эксперту. Есть ли в оспариваемом утверждении негативная информация об истце и в какой форме она представлена?

Для нас ответы на эти вопросы вполне очевидны, поэтому мы считаем, что нет необходимости в лингвистической экспертизе, а оценить оспариваемую истцом фразу вполне может любой вменяемый человек с образованием и даже средним уровнем владения русским языком. А вот наши оппоненты, похоже, в своей позиции не так уверены, раз требуют заключения эксперта.

И все же подмену мы видим не в этом. Повторимся, институт экспертиз в Башкирии себя дискредитировал. Мы уже знаем фамилии всех экспертов, которые показали себя далеко не в лучшем свете, в том числе и сотрудники БашГУ. Но господин Сидякин настаивает на том, чтобы экспертиза была проведена именно сотрудниками Башгосуниверситета. Думаем, что это далеко не случайно. Руководителю Администрации Главы РБ поручено курировать создание на базе уфимских вузов, в том числе и БашГУ, Евразийского научно-образовательного центра. Таким образом, он имеет если не прямое, то как минимум косвенное влияние на все учебные заведения республики. Уместно ли в данной ситуации говорить об объективности экспертизы на территории региона – большой вопрос.

Вопросы 3 (и 4).

250 тысяч??? А что, так можно было?

Мы не сомневаемся в нашей правоте по этому делу, но тем не менее нужно затронуть и финансовую составляющую. В качестве компенсации морального ущерба Сидякин заявил – и снова внимание: 250 тысяч рублей! Надо сказать, что столь несоразмерная сумма удивила даже бывалых юристов с большой судебной практикой.

И второе – мы так и не поняли, в чем выразились моральные страдания истца. Он настолько переживал, что слег в больницу? Или нанесен такой удар по его репутации, что бизнес-партнеры не хотят иметь с ним дел? В общем, это остается тайной, покрытой мраком. Отрадно хотя бы то, что заявленную сумму он просит перевести в благотворительный фонд.

Судья Регина Фахрутдинова назначила следующее заседание на 15 января 2021 года. Решение по ходатайству истца об экспертизе пока не принято. Однако на примере абсурдного хода судебного процесса у этой же судьи между Сидякиным и «Эхо Москвы в Уфе» – Рахматовым, мы уже можем догадаться, каким окажется предстоящее решение. В любом случае журналисты нашей редакции намерены бороться до конца и в случае несправедливого решения суда на местном уровне готовы обратиться в Верховный Суд, а затем и в Европейский суд по правам человека.



ПОДЕЛИТЬСЯ




Последние новости

Стало известно, почему уфимца Владимира Санкина признали виновным в убийстве педофила
18:40 16 января 2021 | e 0
В Уфе умерла врач Центральной подстанции скорой медпомощи, которая была членом профсоюза «Действие»
17:33 16 января 2021 | e 0
Женщина в крайне тяжелом состоянии: в Уфе произошло два пожара
16:47 16 января 2021 | e 0
Потерявшего ноги блогера из Уфы выставили из самолета в Америке
15:46 16 января 2021 | e 0
В Башкирии создано общественно-политическое движение «Республика»
14:13 16 января 2021 | e 0
В Башкирии COVID-19 увеличил число больных и умерших
12:41 16 января 2021 | e 0