Экономика


Как делят «бюджетный пирог» Башкирии через Регфонд

15:49 20 Июня 2018 | 21812
Автор: Элиза САФАРОВА
Все материалы автора

Слухи о хитрой схеме вывода бюджетных активов через Региональный фонд появились уже давно. И непонятно, в чьи карманы утекают республиканские деньги и кому на самом деле выгодно существование сомнительного фонда. Деятельностью Регфонда заинтересовались даже федеральные «Московский монитор» и «Независимая газета».

Как делят «бюджетный пирог» Башкирии через Регфонд

Информационное агентство «Московский монитор» провело детальный анализ деятельности Регфонда. Удивляет осведомленность федерального издания о связях и взаимоотношениях компаний и людей, так или иначе связанных с фондом. Издание приводит конкретные суммы, детали закрытых переговоров, названия организаций и фамилии не последних людей Башкирии, прямо называя Регфонд «компанией для вывода бюджетных денег»

Региональный фонд – это монстр, проглотивший миллиарды бюджетных денег и внебюджетных активов. Наши неоднократные просьбы предоставить отчетность по деятельности и расходам были проигнорированы. Делать выводы и судить, впрочем, не нам. Мы решили рассказать нашим читателям об исследовании московских коллег и напомнить, какими скандалами отличился Региональный фонд Башкирии. 

«Сливная многоходовочка»

История с приватизацией БСК длится уже не первый год. 

В 2012 году Правительство РБ объединило «Соду» и «Каустик» в Башкирскую содовую компанию. Доля республики в БСК при этом уменьшилась до 38%. Власти уверяли, что это не нанесет республике никакого ущерба. 29% акций ушли «Башкирской химии», а 28% – кипрской офшорной компании. Таким образом, частью предприятия, в свое время исключенного Рустэмом Хамитовым из списка «стратегических», завладел офшор.

В декабре 2016 года 19% госпакета акций ушли Регфонду, в мае 2017 года – Фонд закрыл сделку по покупке 38,28% акций БСК. При этом стоимость и другие подробности сделки не уточняются. Эксперты увидели в действиях правительства нарушение закона «О приватизации» и обход бюджетных правил. Подобная приватизация через ее передачу Региональному фонду, по мнению экспертов, означает завершение переговорного процесса между главой республики и будущим покупателем акций.


 regnum_picture_15245076191052507_big.jpg

Фото: regnum.ru

Регфонд является акционерным обществом и может распоряжаться своими активами так, как захочет его руководство. По сути, Фонд может практически бесконтрольно продать компанию «нужным» людям – без торгов и конкурса.

«Переход госпакета БСК Регфонду позволяет, по мнению властей, осуществить продажу пакета без торгов и по цене, утвержденной самим правительством. Скорее всего, она будет значительно ниже рынка. На самом же деле такая схема продажи государственного имущества является противозаконной и должна была бы стать объектом пристального внимания правоохранительных органов», – поделился своим мнением Ринат Баширов, напомнив, что подобная схема уже была разыграна при «приватизации» госпакета «Соды».

В 2016 году республика получила 4,2 млрд рублей дивидендов по акциям БСК. Теперь, после передачи госпакета акций Регфонду, никаких денег республиканский бюджет уже не получит.


Фонд как прикрытие?

Информационное агентство «Мосмонитор» в своем исследовании назвало Регфонд компанией, которая была изначально создана «для выведения активов республики» и «продаж госпакетов без аукциона, в обход бюджетных правил».

Официально АО «Региональный фонд» должно заниматься предоставлением займов по бизнесу и содействовать реализации крупных инвестпроектов. 100% акций принадлежит Минземимуществу республики.

Мы уже неоднократно писали про сомнительные схемы и связи организаций, связанных с Фондом.

Судить об успешности и эффективности Фонда несложно – достаточно вспомнить, например, 2015 год. Тогда компания просто «потеряла» 7 млрд рублей, сократив при этом свой уставной капитал с 19 до 13 млрд рублей. Чистые активы компании сократились с 24,8 млрд до 13,34 млрд рублей.

6 млрд рублей «сгорели» в «Уралсибе», где была начата санация. Банк попросту списал долг. Поданные компанией иски, как и ожидалось, успеха не принесли, и дело Регфонд проиграл. На этом история с утерянными миллиардами была забыта.

Еще 600 млн «пропали» на счетах «Нота-Банка» после отзыва у него лицензии. Сразу через несколько месяцев Юрий Смирнов покинул пост главы фонда «в связи с болезнью». Однако многие увидели связь между «пропавшими» 600 млн и его отставкой. Борцы с коррупцией заподозрили Смирнова в сговоре с топ-менеджментом «Нота-Банка» для вывода денег. Впрочем, далеко Смирнов не ушел: в настоящий момент он является депутатом Совета ГО г. Уфа.

maxresdefault.jpg

Юрий Смирнов

Девять займов на общую сумму более 450 млн получила компания «ТермоХольц», запомнившаяся по проекту «Свой дом». Всего из республиканского бюджета в этот проект было влито 2 млрд рублей, но он оказался убыточным. Пошли слухи, что проект изначально  был задуман «распильным». Программу свернули, а Региональный фонд предложил потенциальным инвесторам купить 100% акций «ТермоХольца». Установленная цена при этом была гораздо меньше вложенных в проект денег – 1,2 млрд рублей. То есть минус 700–800 млн рублей. Позже стоимость завода упала еще на 400 млн рублей.


Рустем Шайахметов, доцент УГНТУ, экономист:

201_oooo.plus.png– Региональный фонд РБ фактически является структурой, через которую осуществляются непрозрачные платежи, серая передача государственных активов. Передача акций «Соды» Регфонду лишила бюджет республики миллиардов поступлений. Как теперь будут использоваться сами акции и дивиденды, неизвестно. Деятельность самого Фонда закрыта уже два года, сведения о его деятельности не публикуются.

В 2015 году свыше 90% прибыли Фонда направлены на благотворительность. В Республиканский фонд дивиденды не перечислялись. В то же время Фондом не были осуществлены какие-либо значимые для республики инвестиционные проекты. Если бы активы Фонда были переданы Минземимуществу РБ, то бюджетом были бы получены значительные поступления и расходы были бы полностью подконтрольны Минфину. А так Фонд превратился в карман руководства республики, из которого делаются некие дорогие подарки.


Бюджетные миллиарды для провальных проектов

Неэффективность Регфонда вполне объяснима, если посмотреть, на какие проекты он раздает деньги. Из всех 23 компаний, в которые инвестировал Регфонд, только четыре приносят прибыль.

Причем из проектов, в которые были сделаны многомиллионные вливания, Фонд просто выходил. Это  «Башкирский птицеводческий комплекс им. М. Гафури», «Белебеевский ордена "Знак Почета" Молочный комбинат», «БОСКА-РУС», «Башкирское шахтопроходческое управление».

15 фирм вовсе обанкротились, закрылись или были убыточными. Среди них и проект «Башкирский трактор», который был торжественно запущен еще в 2008 году для местного производства колесных тракторов. Контрольным пакетом акций компании владел Регфонд, 25% принадлежало Минземимуществу РБ. Позже проект был назван убыточным, и Регфонд в кратчайшие сроки вышел из него. В 2013 году «Башкирский трактор» был объявлен банкротом и продан с молотка за 3,18 млн рублей (при начальной стоимости в 7,94 млн рублей).

В 2014 году завершился проект ООО «Беласси». Вложено 61 млн рублей, выручено 4 млн. В этом же списке авиакомпания «Аркаим» (1 млрд рублей) и «Аэромакс» (240 млн рублей).

Также в 2014 году Регфонд направил 1,2 млрд рублей на благотворительность. «Средства, переданные в качестве благотворительности, избежали государственного контроля и дали основания для обоснованного подозрения в том, что часть средств осела в карманах заинтересованных лиц», –комментирует Рустем Шайахметов.

В 2016 году Фонд изменил форму с ОАО на АО и перестал публично отчитываться, всячески скрывая свою деятельность. Мы запрашивали отчетность фонда, но ответа, конечно, не получили. На все вопросы теперь один ответ: «Коммерческая организация отчетность выставляет на свое усмотрение». 

Азамат ГалинАзамат Галин, политолог, общественный деятель:

 – Региональный фонд создан для обхода закона о бюджете. В Фонд передали государственные пакеты акций и сделали его фактическим владельцем госактивов. Что это дало? Деньги, дивиденды поступают не в бюджет, а в Регфонд. Когда деньги поступают в бюджет, их нужно расходовать по закону о бюджете и ФЗ № 44 (Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» – прим. авт.). Украсть или потратить на свои «хотелки» уже нельзя.

По аналогии создан Фонд строительства спортивных сооружений и социально значимых объектов РБ при Министерстве молодежной политики и спорта РБ. В этот фонд были направлены миллиарды рублей на ремонт и реконструкцию ДК «Нефтяник», Театр оперы и балета, Конгресс-холл и много других объектов, которые ремонтировались к ШОС и БРИКС. Деньги из бюджета поступали в ведомства Иванюты (Андрей Иванюта, министр молодежной политики и спорта РБ – прим. авт.), а оттуда поступали в этот Фонд. Далее средства без торгов распределялись между подрядчиками. Так незаконно были освоены миллиарды рублей. Об этом сказано в решениях судов. Между тем никого не наказали. Уголовных дел нет.

Фонды по освоению бюджетных средств стали любимым занятием чиновников с приходом в республику Рустэма Хамитова. Когда чиновники поняли, что их никто не накажет, они принялись за предприятия и организации, которые мало-мальски работали. Все схемы прописывать нет смысла. Между тем так продали «Шаранагрогаз» и много других активов. Что может спасти нашу республику? Недавно в одну из кавказских республик приехали правоохранительные органы и арестовали всех, вплоть до директоров МУПов. Нам поможет только такой сценарий. 

Кусок башкирского «бюджетного пирога» для Мугинова

К слову, место Смирнова занял Ильдар Магданов, которого связывают с предпринимателем Дамиром Мугиновым. Последний известен скандальным приобретением контроля над ОАО НИИ «Солитон». Про приватизацию этого стратегического предприятия мы уже писали

«Г-н Мугинов, депутат Госсобрания Башкирии, как говорят в республике, в последние годы тоже нашел путь к сердцу Хамитова. Именно его поддержал глава региона в ситуации конфликта с "Ростехом" за НИИ "Солитон". Госпакет акций НИИ был продан фирме, аффилированной с бизнесменом Мугиновым», – сообщает «Мосмонитор».  

«Гендиректором вместо Александра Зайдмана, возглавлявшего "Солитон" с 1996 года, назначен Ришат Ибрагимов, экс-заместитель начальника башкирского УФСБ, также работавший в структурах того же Мугинова.

    Похоже, поэтому ФСБ осталась безучастной к жалобам сотрудников «Солитона» на захват предприятия людьми Хамитова», – 

пишет информагентство.

Регфонд проводит многочисленные аукционы и распределяет республиканские бюджетные деньги. «Мосмонитор» приводит список контрактов за 2017 год: «Всего фирмам, так или иначе связанным с Мугиновым, от Регфонда перепало более 122 млн рублей».

Стоит обратить внимание на следующий контракт: Фонд приобрел недостроенное здание «Интерстрой», руководство которого связано с Мугиновым, пишет «Мосмонитор»". Цена закупки – 55 млн рублей. 

«Вероятно, Мугинов имеет серьезный кусок башкирского "бюджетного пирога", о котором другие бизнесмены не могут даже мечтать», – сообщает издание.

«Есть среди госконтрактов и примечательный договор на аренду переговорной комнаты на два дня во время проведения Сочинского форума. Каждый день обошелся Фонду в 750 000 рублей, в услуги была включена даже аренда чайных ложек по 100 рублей в день».

Вызывает вопросы и строчки с некими «юридическими услугами», общей стоимостью в 2,7 млн рублей. Что именно представляют собой эти услуги, понять сложно. Размещение контрактов с такими размытыми и абстрактными формулировками, как известно, является очень удобным  способом отмывания денег


Через Регфонд – в карман приближенных?

В 2017 году были приватизированы пакеты акций семи хозяйственных обществ посредством внесения в их уставный капитал средств Регионального фонда:

  • ПАО «Башстройтранс», величина вносимого пакета составила 20% от уставного капитала общества. Убыток ПАО «Башстройтранс» в 2017 году составил 1,96 млн рублей.
  • ОАО «Башэлектроремонт», величина вносимого пакета составила 14,13% от уставного капитала общества. Убыток в 2017 году – 607 000 рублей.

  • ОАО Научно-производственное объединение «Технолог», величина вносимого пакета составила 25% от уставного капитала общества. Убыток в 2017 году – 823 000 рублей.

  • ОАО Торгово-коммерческая фирма «Нарат», величина вносимого пакета составила 15,17% от уставного капитала общества. Прибыль за 2017 год – 139 000 рублей.

  • ОАО Уфимское монтажное управление «Промвентиляция», величина вносимого пакета составила 48,23% от уставного капитала общества. Прибыль за 2017 год – 3,89 млн рублей.

  • ОАО «Башкирский холод», величина вносимого пакета составила 48,83% от уставного капитала общества. Убыток в 2016 году – 2,07 млн рублей, за 2017 год данных нет.

  • ОАО «Стронег», величина вносимого пакета составила 100% уставного капитала общества. Прибыль в 2017 году – 1,4 млн рублей.

muginov.jpg

Дамир Мугинов

Доход от приватизации и продажи этих семи компаний Мугинов получил через своих людей, пишет «Мосмонитор». «Так, по данным системы СПАРК, "Стронег" через Александра Павловича Михеева связан с Дамиром Мугиновым. ОАО "Башкирский холод" связан с Мугиновым через Виктора Аверьянова и Виталия Решетнева. ОАО Уфимское монтажное управление "Промвентиляция" – через Лидию Габделхакову и того же Виталия Решетнева. Фирма "Нарат" напрямую связана с Дамиром Мугиновым, а АО "Башэлектроремонт" – через Александра Никишина. ОАО Научно-производственное объединение "Технолог" связано с Дамиром Мугиновым через Станислава Гатиевича Хисматуллина. Наконец, ПАО "Башстройтранс" связано с Мугиновым через целый ряд лиц, но основной из них, судя по данным СПАРК, тот же Виталий Решетнев». 

«В общем, опять "бинго": фактически госдоли семи компаний были проданы Регфонду, а доход от продажи получили аффилированые лица, в том числе Мугинов», – пишет «Мосмонитор».

Через хитрую цепочку людей и организаций, подробно расписанную «Мосмонитором», Мугинов, по мнению издания, связан с организациями, выигравшими контракты в 2017 году.  Это «Техком» (разработка строительной документации), «Леро» (техобслуживание автомобилей), поставщики программного обеспечения, компании медицинского обслуживания, фирмы – оценщики имущества и другие

Получается, что бюджетные деньги республики попросту переходят к «своим» через Регфонд?


Дмитрий Котов, доктор экономических наук, профессор УГНТУ:

157_oooo.plus.png

–  У меня общее настроение такое, без каких-то расчетных предпосылок, что все равно и Содовую компанию куда-нибудь сольют, и шиханы отдадут. Такое шестое чувство. Москвичи тут чем-то интересуются, и все действия вокруг данной ситуации мне показывают: все к этому и идет. 

Что касается экономической безопасности, нужно взять всю документацию, внимательно посмотреть, есть ли основания, и уже потом делать выводы. Можно трактовать все абсолютно по-разному. Если говорить об аффилированности, так у нас вся власть аффилирована с бизнесом. Это общая типовая практика и по другим регионам. Признаки вроде есть, но также я знаю много случаев, когда, казалось бы, и признаки были, но по факту никто никуда деньги не выводил. Однозначно утверждать можно только при наличии доказательств.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS



Опрос




Происшествия




Сексуальная пятница