«Куштау - гора правовых вопросов»: взгляд на ситуацию вокруг шихана с юридической точки зрения

14:10, 25 сентября 2020

| c1550

Беседуют адвокаты Рамиль Таймасов и Надежда Ермолаева

«Куштау - гора правовых вопросов»: взгляд на ситуацию вокруг шихана с юридической точки зрения

Адвокат Надежда Ермолаева запустила на YouTube канал «Слева наПраво», где она будет беседовать с интересными гостями на общезначимые правовые и социальные темы в формате table talks (застольная беседа). Гостем первого выпуска стал адвокат Рамиль Таймасов. Последние несколько лет Рамиль работает вместе с экологами и защитниками башкирских шиханов, в том числе нашумевшего Куштау. Эта ситуация стала в Башкирии триггером многих политических и общественных вопросов. Но автор предлагает взглянуть на эту тему с юридической точки зрения.

Публикуем в ProUfu сокращенный текстовой вариант беседы. Полную версию можно посмотреть на видео.


 Надежда Ермолаева: В последние дни все наше общество буквально будоражит вопрос сохранения шиханов в Башкирии. И это очень интересный общественный феномен, что экологический вопрос превращается в политический вопрос, который не решался очень долгое время в правовом русле, выплеснулся за пределы этого русла, перешел в русло общественной дискуссии, и тогда дело сдвинулось с мертвой точки. Рамиль, как юрист и защитник шиханов, расскажи, пожалуйста, какие основные правовые проблемы возникают в этом деле?

Рамиль Таймасов: Республика Башкортостан имеет на сегодняшний день три уникальных природных объекта. Это башкирские шиханы, которым более 230 млн лет. Два из этих шиханов, это Юрактау и Торатау, занесены в соответствующий реестр, и являются особо охраняемыми природными территориями регионального значения и признаны памятниками природы в соответствии с законом. Шихан Куштау до последнего времени был обычным объектом природы. И передан для разработки Башкирской содовой компании. Эта коммерческая компания - крупный производитель кальцинированной соды на территории РФ. Народ республики Башкортостан требовал, чтобы соответствующий правовой режим охраны природы был присвоен и третьему шихану - Куштау. Были поданы соответствующие обращения и требования, как в адрес главы государства Владимиру Путину, так и в адрес главы республики. Но, к сожалению, в декабре 2018 года, на то время исполняющий обязанности главы республики, Радий Хабиров подписал персональные соответствующие документы, которые разрешили не только геологоразведку, но и добычу полезных ископаемых, де-факто, уничтожение этой уникальной горы. Начались обращения в Генеральную прокуратуру, в межрайонную природоохранную прокуратуру, в Совет по правам человека при президенте России. И, чувствуя, что этот вопрос является резонансным, важным, в марте 2019 года федеральное СПЧ провело выездное заседание на территории республики Башкортостан, где в течение одной недели федеральные правозащитники встречались как с органами местной власти, региональной власти, так и правозащитниками, экологами, общественными деятелями. Результатом этого выездного заседания было обширное заключение о том, что передача шихана Куштау для разработки коммерческой компании является неправомерным, противоречит федеральному закону «Об охране окружающей среды» и федеральному закону «О животном мире», в которых прописано, что императивно и категорически запрещается добыча и уничтожение уникальных объектов природы, где обитают растения, животные, занесенные в Красную книгу как Российской Федерации, так и республики. Местные ученые, федеральные экологи представили заключение, где было сказано, что на шихане Куштау обитают более 40 видов животных, растений, грибов, которые занесены в федеральную и региональную Красную книгу. Прямо была ссылка на соответствующую норму о том, что запрещается добыча, разведка, какое-либо промышленное манипулирование на территории шихана Куштау.

Однако, несмотря на это, в декабре 2019-го года Территориальное управление Росприроднадзора, Роснедра выдали разрешение, лицензию на разработку этого месторождения, что прямо противоречит вышеназванным законам. Помимо прочего, эта лицензия-разрешение противоречит Лесному кодексу России, где прямо сказано о том, что есть такая категория лесов, как лесопарковые, лесозащитная категория лесов, на территории которых запрещается геологоразведка, добыча полезных ископаемых, уничтожение и рубка этого леса. Территория Куштау, на котором располагается животный мир, лес относится к Макаровскому лесничеству, и до весны 2020 года там была категория лесозащитных лесов.

Но каким-то чудесным образом буквально за один месяц эта категория лесов была изменена на ту категорию, которая разрешает не только геологоразведку, но и добычу соответствующих полезных ископаемых.

И соответствующее разрешение даже было выдано со стороны Рослесхоза. И конечно же все эти правовые акты – разрешение, аренда земельного участка, на котором произрастает лес, лицензия, как со стороны Роснедра, Росприроднадзора, так и со стороны Рослесхоза – на мой взгляд, прямо противоречат и Лесному кодексу, и закону «О животном мире», и закону «Об охране окружающей среды».

История борьбы за шиханы, а именно за Куштау, насчитывает достаточно длительный период. И только, буквально, в последние месяцы случился перелом. До того как возник этот протест (который несомненно, с моей точки зрения, переломил ситуацию в пользу защитников), какие юридические шаги по оспариванию сделок о передаче имущества, та же приватизация Башкирской содовой компании, имели место быть?

До общественного протеста было очень много заявлений в прокуратуру – генеральную и местную – о том, что лицензия и постановление регионального правительства противоречат федеральному законодательству и конституционному праву граждан участвовать в решении таких значимых вопросов о передаче или не передаче народного достояния природы в разработку коммерческой компании.

Было также много обращений в надзорные следственные органы о том, что Башкирская содовая компания де-юре является оффшорной компанией, конечные бенефициары которых располагаются в странах Западной Европы. Через соответствующие кипрские счета доходы выводятся за рубеж. Все направлено на выкачивание прибыли этой коммерческой компании, что прямо наносит ущерб природе, окружающей среде. Но, к сожалению, до лета этого года обращения в надзорные госорганы, к депутатам Госдумы, местного парламента оставались без какого-либо ответа.

Судебные тяжбы были какие-то?

Да, были, оспаривались действия как администрации муниципального района, так и на уровне регионального правительства. Но, к сожалению, по всем этим административным исковым заявлениям были отказные решения. Там было производство на основе «Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», но, к сожалению, ничего положительного эти судебные тяжбы не дали.

Небольшой такой итог нашей с тобой исторической части беседы. Проблема была известна давно, она выносилась на общественное обсуждение защитниками Куштау, и к этой проблеме привлекалось внимание властей давно. Была позиция сформулирована и правозащитной корпорацией, и экологов, и защитников леса, и юристов, и все были единодушны и единогласны в том, что недопустимо нарушать законодательство при решении такого значимого для республики вопроса. И, тем не менее, только сейчас вдруг возникло открытие, что Башкирская содовая компания распределяет прибыли исключительно через оффшоры. Это преподносится властями сейчас так, как будто это открытие последнего времени, потому что на ситуацию обратил внимание президент России Владимир Путин 2 сентября. И уже 4 сентября Генеральная прокуратура обнаружила признаки состава преступления в деятельности компании и отправила материалы в Следственный комитет.

Скажи, пожалуйста, вот такая скорость в обнаружении проблем в последнее время, и медленное реагирование в предыдущие годы, с чем связано? Что было переломным моментом для такой смены настроений?

Очень хороший вопрос. Действительно, только после 2 сентября, когда глава государства Владимир Путин сделал замечание региональным властям и дал поручение Генеральной прокуратуре, буквально, молниеносно были соответствующие процессуальные решения и затем последовал иск Генпрокуратуры в Арбитражный суд республики «Об истребовании своего федерального имущества из чужого незаконного владения».

Такую скорость я для себя объясняю тем, что общественный протест, резонанс, который был в республике на протяжении последних нескольких недель, обратил на себя внимание не только сообщества журналистов, правозащитников, граждан на федеральном уровне, но даже на мировом уровне. Потому что выходцы из республики, башкиры, татары и представители других национальностей, которые проживают за рубежом, выходили с одиночными пикетами, проводили многочисленные митинги и на территории зарубежных государств. За неделю до выступления Владимира Путина перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке был многочисленный митинг, на котором земляки по малой Родине вышли с пикетами, с требованиями, чтобы федеральная власть обратила внимание на эту проблему. Такие выступления были в Испании, Италии и других государствах.

Самый многочисленный протест был на территории Республики Башкортостан, когда 16 августа более 10 тысяч наших сограждан разных возрастов, национальностей, убеждений вышли на защиту своего родного края, интересов, прав. Этот момент стал переломным, когда огромное количество людей решительно заявило о своей позиции.

После этого и местный губернатор Радий Хабиров вышел к народу и обещал разрешить этот вопрос в мирном русле, учитывая интересы граждан. Затем уже последовало повторное заявление СПЧ, и уже мы увидели столь теперь знаменитое заявление Владимира Путина.

Как ты оцениваешь перспективу экологической защиты шихана и какие дальнейшие юридические мероприятия будут предприняты защитниками Куштау? Может вы, как группа защитников, ожидаете какие-то контрмеры со стороны Башкирской содовой компании?

Сейчас актуальным вопросом являются те требования, которые выдвигают общественные защитники. В время протестных мероприятий на склоне горы Куштау пострадало очень много гражданских активистов. Мы столкнулись с тем, что или власть на региональном уровне, или Башкирская содовая компания обратились к силе частного охранного предприятия. Использовались лица, которые были наделены специальными средствами, дубинками, слезоточивым газом, и, по многочисленным видео и фотографиям, которые имеются в общественном доступе, видно, что все эти средства, на мой взгляд, незаконно и неправомерно были применены в отношении рядовых граждан, гражданских активистов. Там было очень много людей в возрасте, женщин, молодых людей, и много среди этих граждан пострадавших. И сейчас, я думаю, совершенно верно общественные защитники ставят вопрос о том, чтобы правоохранительные органы дали оценку, на сколько правомерно использовать применение агрессивной силы со стороны частной охранной структуры по отношению к гражданским лицам, которые реализовывали свое право на общественное выражение своей позиции. Более того, при разгоне гражданских активистов и палаточного лагеря участвовали лица, которые состоят на муниципальной службе. По этому поводу прокуратура республики ведет проверку лиц, которые непосредственно участвовали в разгроме лагеря. Создана петиция, в котором требуют, чтобы те лица, которые применяли незаконную силу, были привлечены к правовой ответственности. В частности, требуется отставка главы муниципального района, на территории которого находится гора, и который, якобы, непосредственно принимал участие в разгоне мирных граждан. Но я надеюсь, прокуратура разберется и этот человек, в случае подтверждения всех этих доводов, будет, как минимум, отправлен в отставку по тем основаниям, что он нарушил соответствующие нормы закона о муниципальной службе.

Насколько участники протеста были ли обеспечены юридической защитой? Потому что они оказались, действительно, один на один с мощным соперником, с мощным оппонентом в лице государства?

Хотел бы поблагодарить две федеральные правозащитные организации, которые реально очень сильно помогли. Это правозащитный центр «Мемориал» и проект ОВД ИНФО, которые буквально круглосуточно по горячей линии бесплатно осуществляли юридическую консультацию, правовую защиту. В режиме реального времени они давали консультацию, как поступать в той или иной ситуации, в особенности, в отношении тех защитников, которые были задержаны и доставлены в отдел полиции. И очень большую помощь оказало правозащитное движение «Агора», которое с первых дней подключилось к процессу. Юристы, адвокаты выехали на место и защищали в судах тех защитников граждан, которые привлекались к административной ответственности.

Я так понимаю, в разгоне участвовал не только ЧОП, если речь идет о защите в судах и составлении протоколов административных нарушениях. То есть там, где государство где-то сбоку все-таки подлавливало активистов и задержания имели место, и дела отправлялись в суды. Какие санкции могли получить активисты?

Активисты получили санкции в виде ареста. Было очень много арестов – около 60-70 человек получили от 5 до 15 суток включительно. Помимо этого, были административные штрафы. Юристы и адвокаты в оперативном порядке обжаловали все эти судебные акты. Но, к большому сожалению, Верховный РБ, в большинстве своем, эти решения суда, как об аресте, так и наложении административного штрафа, оставлял в силе. Но были единичные судебные акты, когда Верховный суд соглашался с доводами юристов, защитников, что неправомерно были привлечены к административной ответственности или административному аресту.

Сторонники Башкирской содовой компании тоже выходят на протестные мероприятия, защищая право своего предприятия на разработку и добычу полезных ископаемых на этом участке. Одинаковые ли методы обращения с тем протестом и с этим протестом наблюдали защитники Куштау? Был ли соблюден паритет в отношениях?

Конечно же, никакого паритета не было.

Организаторы митинга, участники которого якобы выступали за Башкирскую содовую компанию, не были привлечены к административной ответственности за организацию массового мероприятия в период действия ограничительных мер.

По крайней мере, об этом мне неизвестно исходя из информации СМИ. В отношении активистов, которые выступали за защиту шихана, конечно же, весь арсенал административных санкций был применен, начиная от привлечения за организацию, продвижение митинга и, заканчивая за, непосредственно, участие.

Я хотел бы отметить о том, что в СМИ и вообще в интернете было очень много фактов и свидетельств, которые говорили о том, что большую часть тех людей, которые выходили в защиту БСК, где-то мотивировали денежно, где-то принуждали, где-то оказывали давление. Мы все знаем, как можно со стороны работодателя оказать влияние на работников, как можно мотивировать. По этой причине, когда мы говорим о митингах сторонников Башкирской содовой компании, наверное, неправильно говорить, что они защитники этой коммерческой структуры. Скорее всего, там очень было много фактов, когда народ шел на это мероприятие недобровольно. По крайней мере, я так считаю.

Аргументы Башкирской содовой компании сводятся к тому, что эти месторождения уникальны, без их разработки остановится производство, люди потеряют работу. Скажи, пожалуйста, как можно оценивать эти аргументы в правовом русле, и есть ли контраргументы этим доводам?

Конечно же, эти доводы не состоятельны. Во-первых, в пух и прах разбили экологи, ученые, химики, которые представили обширный отчет о том, что имеются другие альтернативные месторождения, из которых можно добывать кальцинированный известняк и использовать его в производстве. Во-вторых, было обширное заключение экономистов, менеджеров, технологов, которые предлагали альтернативные виды производств, предусматривающие переоснащение предприятия в пределах разумной траты как в денежных, так и в человеческих ресурсах. Исходя из этих мер, БСК не смогла бы остановиться даже на один день, она бы продолжила свою деятельность.

Башкирская содовая компания на сегодняшний день производит кальцинированную соду, которая основывается на технологии 19 века. Есть такой бельгийский ученый химик Сольве, он разработал эту технологию в 1860-х годах, и она используется вот уже два века компанией БСК. Эта технология подразумевает хищническое уничтожение природы, сжигание известняка, добычу углекислого газа, который, в конечном счете, используется в производстве кальцинированной соды. И доказано во всем мире, что эта технология является устаревшей, не отвечающей современным требованиям.

Имеется другая технология, которая применяется активно во всем мире и которую предлагалось внедрять БСК. Но, исходя из тех финансовых данных, которые представила БСК, понятно, что практически все доходы, вся прибыль компании шла на распределение прибыли. Это много миллиардные доходы. А на развитие технологии, на внедрение новой инфраструктуры денежных средств не поступало.

Меня удивила позиция региональных властей. В течение нескольких месяцев правительство республики методично шло к тому, чтобы пустить шихан под каток. И вдруг стало понятно, что протест просто так не остановится, что федеральный центр уже обратил внимание на проблему. И глава республики признает, что его действия были ошибочными. С моей точки зрения, это уникальная ситуация, когда власть признает свою ошибку. И это случилось до выступления Путина. С твоей точки зрения, что подвело республиканские власти к этому?

Исходя из той модели поведения, которая сложилась у главы республики до данного заявления, есть все основания утверждать, что оно возникло после того, как был дан прямой сигнал из федерального центра о том, чтобы ситуацию не доводили до критического состояния и решали этот вопрос с точки зрения диалога. Затем уже состоялось это заявление главы республики. А до него он последовательно говорил, что никто его не сможет переубедить изменить его точку зрения и что Куштау будет разработан.

Многие общественные деятели говорят, что такое заявление последовало только после явных указаний со стороны федерального центра.

Ты говорил о том, что в Генеральную прокуратуру был подан иск о истребовании чужого незаконного владения. Были ли уже судебные заседания, или это только стадия подготовки дела к разбирательству? И, если были, имеются какие-то тенденции к изменению позиции судов в отношении предыдущих судебных тяжб, о которых ты рассказывал?

Действительно, Арбитражный суд Республики Башкортостан принял исковое заявление Генеральной прокуратуры об истребовании акций, имущества БСК. Это исковое заявление также феноменальным образом очень быстро было принято Арбитражным судом – буквально, за сутки, за два последовало определение о принятии искового заявления в производство и назначено предварительное судебное заседание на 14 октября этого года. На это судебное заседание привлечено также региональное правительство, причем оно заявляет самостоятельные требования. Возникла интересная ситуация: федеральный центр настаивает на том, чтобы акции, имущество БСК были возвращены в федеральную собственность в лице Росимущества. И тут подключается тремя днями позже правительство и глава республики Башкортостан с самостоятельным требованием, чтобы эти акции, это имущество были возвращены в собственность республики Башкортостан. В итоге на сегодня де-юре имеем два взаимоисключающих требования: регион и федеральный центр. И каждый из них настаивает: да, незаконно были отчуждены акции, незаконной была приватизация, но каждая из сторон считает, что возвращены они должны именно ей. Что решит суд, есть легкая, но загадка.

Озвучивалась ли позиция БСК по поводу этого иска?

Официальный представитель БСК прямо заявил о том, что, как в 2013 году при передаче акций государственной компании в де-факто оффшорную компанию, так и в последующем, при распределении, при принятии наиболее важных, значимых решений, все согласовывалось с региональной властью, согласовывалось некоторыми структурами федеральной власти. И по этой причине, как я понимаю, исходя из слов БСК, для них было, как минимум, удивлением, то, что сейчас власти заявляют о том, что они не знали, не давали согласия на соответствующие сделки, на распределение прибыли и т.д.

Во время интервью Радию Хабирову задали вопрос об этом: что по утверждению БСК все значимые вопросы согласовывались с министрами, с чиновниками регионального правительства, а сейчас в суде власти заявляют, что не знали об этих фактах, не давали согласия и не могли повлиять на это. Глава республики Радий Хабиров заявил, что это не соответствует действительности. Но посмотрим, что скажет суд на это.

Рамиль, вообще, интересная позиция БСК. Мне кажется, что они не настолько уж не имеют оснований для таких доводов о согласовании юридически значимых действий с государственными структурами, потому что, как минимум, в течение их деятельности за период, когда им было передано это имущество, несколько раз они должны были проходить проверку. Проверяющие инстанции, начиная от налоговой и заканчивая финансовым мониторингом, - это достаточно прозрачные манипуляции. Кроме того, сведения о владельцах акций публикуются, это открытая информация. Так что, я не думаю, что они настолько безосновательно заявляют это. Твое мнение, как человека, погруженного в эту тему?

Представители БСК мотивируют свою позицию, в частности, на основании того, что региональное правительство владеет на сегодняшний день 38% акций БСК. Это блокирующий пакет. То есть, несмотря на то, что большинство акций принадлежит конечным бенефициарам в виде оффшорной компании частных лиц, принятие наиболее значимых решений в рамках этого предприятия без согласований этой позиции с правительством республики Башкортостан не могло происходить. И об этом БСК заявляет: все значимые решения были согласованы с региональным правительством в статусе акционера, в статусе владельца вот этих ценных бумаг.

И действительно, если правительство республики Башкортостан является владельцем 38% акций, то оно должно было знать о принятии наиболее значимых решений. В частности, о том, как распределяется многомиллиардная прибыль – выплачивается в виде дивидендов, а не направляется на развитие инфраструктуры, совершенствование технологии производства.

По этой причине, наверное, какая-то основа у представителя БСК делать такие заявления имеется. Но, я надеюсь, что Генеральная прокуратура разберется и даст оценку, насколько обоснованы такие заявления.

Еще хотелось бы отметить, что на сегодняшний день местное представительство КПРФ направило запрос главе республики, в котором спрашивает, на каком основании в декабре 2018 года были изданы нормативные акты со стороны правительства республики в части разрешения передачи горы Куштау для разработки Башкирской содовой компании. Мотивом и обоснованием таких претензий является то, что эти нормативные акты не проходили общественного слушания, не были согласованы с местным региональном парламентом, и, соответственно, были изданы органами исполнительной власти в одностороннем порядке. И Башкортостанское отделение КПРФ поднимало, по крайней мере, вопрос, насколько правительство республики, глава республики (на то время исполняющий обязанности), мог издавать в одностороннем порядке такие акты, согласовывать нормативные акты в части передачи горы – народное достояние, недра природы – для разработки оффшорной коммерческой компании. Такой вопрос, действительно был поставлен, но на него пока ответа мы не услышали.

Я думаю, все, что ты говоришь, указывает еще на то, что несправедливо будет перекладывать всю ответственность только на БСК, хотя, конечно, нельзя отрицать роль предприятия в нерациональном использовании прибыли и наплевательского отношения к общенародному достоянию. Но тут есть и доля ответственности региональных властей. А с учетом выстроенной вертикали власти – есть и доля ответственности властей федеральных. Мне кажется положительным тот факт, что Радий Хабиров признал свою ошибку, это уже хорошо. Уже говорит о нем, как о человеке, способным сделать этот сложный шаг. Что касается дальнейших шагов, может быть, можно предположить какие-то кадровые изменения в республике, потому что ответственность властей настолько очевидна. Как обыватели, мы можем с тобой немного пофантазировать, что нас ждет в будущем, возможно и кадровые решения, и возможно, уголовно-правовые методами, как принято решать в нашем обществе, хотя это создает еще больше проблем, когда мы упираем на силовой способ.

Подводя итог, я хочу поблагодарить за то, что ты вскрыл юридический аспект этого противостояния, безусловно, общественно-значимого. Спусковым механизмом для этого явился общественный протест, хотя юридическое решение вопроса многие годы буксовало. И эта та самая положительная тенденция, которая говорит о том, что народ в нашей стране имеет голос, имеет силу и может добиваться решения вот таких вопросов мирным протестом. Отдельно мне хотелось бы подчеркнуть мирный характер этого протеста, ни о каких насильственных действиях со стороны защитников шиханов ни разу я не слышала, ни в общественной дискуссии, ни даже от сторонников БСК. Нет каких-то значимых доказательств и документов, говорящих о насильственном характере и о каком-то экстремистском характере лозунгов, выдвигаемых защитниками Куштау. Поэтому мирный протест плюс решение в правовом русле – это то, что может оздоровить наше общество. Спасибо тебе за беседу.

ПОДЕЛИТЬСЯ




Загрузка...

Последние новости

Очередной жертвой коронавируса в Башкирии стала пенсионерка
16:16 20 октября 2020 | e 0
В COVID-госпитале скончалась популярная башкирская певица L
16:05 20 октября 2020 | e 0
Завершена проверка школы в Уфе, где учительницу обвинили в избиении детей L
16:01 20 октября 2020 | e 0
В Башкирии начнут меньше выдавать направлений на КТ легких L
16:00 20 октября 2020 | e 0
«Жилстройинвест» отреагировал на критику Хабирова о стройке дома возле парка Гафури в Уфе L
15:59 20 октября 2020 | e 0
Самоизоляция, «удаленка», перчатки и не только: изменен указ о повышенной готовности в Башкирии L
15:17 20 октября 2020 | e 0

Новости Уфы и республики Башкортостан
© Права защищены. 2008-2020