Культура



Священная роща и всевидящий Юмо: как марийцы Башкирии возрождают свою веру

18:06 07 Июня 2017 | 7970
Автор: Надежда ВАЛИТОВА
Все материалы автора

Священная роща и всевидящий Юмо: как марийцы Башкирии возрождают свою веру
Фоторепортаж Артура Салимова

4 июня в селе Маядык в Дюртюлинском районе республики впервые более чем за полвека прошли моления мари в священной роще. Этот языческий обряд поклонения и благодарности Всевышнему не состоялся бы, если бы не усилия местных жителей и картов, или, как говорят сами мари, онаеҥ – людей, являющихся посредниками между миром Богов и людей.  

Несмотря на обычные запреты картов, ProUfu.ru удалось побывать в священной роще и узнать, как проходят загадочные языческие моления, как марийцы возрождают веру предков и зачем им это нужно.


«Тот, кто рубил наши деревья, сходил с ума»


Маядык – марийское село в двухстах километрах от Уфы с численностью около 600 человек. Дорога здесь плохая, природа – завораживающая. Маядык расположен в глубине сосновых лесов и высоких холмов, кажется, будто он спрятан от остального мира. Здесь нас встречают с особенным гостеприимством. В доме сестры одного из картов на столе – обязательные блины и паренге перемеч (пирог с картошкой). Льет дождь, и хозяйка нам говорит, что перед обрядом нужно совершить омовение в бане. Роща потому и священна – людям в ней положено быть чистыми, как телом, так и помыслами. Отказаться трудно.

Примечательно, что пускать женщин на моления стало дозволенным всего каких-то шесть лет назад. Карты это объясняют тем, что «мир все-таки не стоит на месте». Несмотря на то, что снимать обряды и моления категорически запрещено, карты нам все-таки разрешают фотосъемку.

Ближе к десяти у входа в кусото (так мари называют священные рощи) собираются сельчане – женщины в ярких национальных платьях и платках, мужчины в марийских рубахах и карты в белоснежных нарядах с красным орнаментом. Всего около 50 человек. Казалось бы, не так много, но и не мало, учитывая, что последние 50 лет в рощу никто не ходил.


Карты приветствуют друг друга

Здесь запрещено собирать ягоды, грибы, рубить деревья, ломать ветки, срывать цветы. Здесь нельзя трогать ни животных, ни насекомых, нельзя допускать плохих мыслей, бранных слов и уж тем более справлять нужду. Это место – священная обитель чистоты, место присутствия Богов. Их, кстати, очень много у мари. Если верить историкам, у луговых (а они как раз и проживают на территории Башкирии) – около 140 богов, у горных (преимущественно уральских) – около 70. Это Пурышо – Бог судьбы, Туня Юмо – Бог Вселенной, Ужара Юмо – Бог утренней зари, Сакса Кугу Юмо – Бог плодородия и другие. Понятно, что такая «поэзия» нехарактерна для монотеистических религий, традиционных в нашей республике, оттого и выглядит в глазах обывателей чем-то экзотическим. Но в религии мари действительно много мифологии.

В советское время, рассказывают мне местные жительницы, рощи вырубались, карты подвергались гонениям, некоторых преследовали и убивали. Тогда люди молились втайне и у себя дома.

– Те, кто рубил наши деревья, все равно долго не жили, – рассказывает мне карт Геннадий Пастеев из деревни Ямбаево Янаульского района, – Юмо такого не прощает, эти люди умирали от болезней, кто-то сходил с ума. Я сам могу столько примеров привести!

Юмо, или Ош Поро Кугу Юмо (буквально Добрый Белый Большой Бог) – это самый главный Бог мари, именно ему сегодня обратятся жители.

У входа в рощу люди умолкают и начинают речь карты. Они приветствуют святое место и просят, чтобы моления прошли наилучшим образом.


В роще запрещено ходить по диагонали, ходить туда-сюда тоже нежелательно, только по кругу


Местная жительница у родника в роще. «Вода здесь особенная», – говорит она

В центре рощи уже дымятся три котла. Здесь варят кашу, суп и мясо. Обычно это жертвенный гусь или утка, но сегодня это молодой баран. Параллельно друг другу стоят два стола – на один из них люди кладут своеобразные «подарки» – это платки, полотенца, блины, квас, свежеиспеченный хлеб. Пока карты занимаются приготовлениями, местные готовят еду.

Женщины в это время в знак благодарности преподносят те самые дары. Местные жители общаются с приезжими гостями. Выясняется, что многие приходятся друг другу дальними родственниками. Тут же становится больше объятий, улыбок и радостных приветствий.

Мне говорят, что в центре поляны запрещено ходить по диагонали. Нельзя топтаться на месте, ходить лучше исключительно по кругу, чтобы не нарушать своеобразный энергетический поток. Нельзя также ходить у костров, нужно выбрать одно место.

У каждого из жителей уже приготовлены монеты – с ними он идет к карту, называет имена всех родственников и говорит о желании, которое бы хотел загадать Юмо. Карты внимательно слушают людей и просят, чтобы Юмо услышал их молитвы.


Местные жители дают картам монеты, чтобы те загадали желание Юмо


Местные жители приносят приготовленные своими руками блины и хлеб


Среди напитков спросом у мари пользуется квас. Желательно, приготовленный в домашних условиях

 

Сила девяти


В долгожданный час в роще становится тихо. Все девять картов, приехавших из разных районов Башкирии и Татарии, становятся в ряд. Все это время почти беспрерывно льет дождь. При этом у главного дерева продолжает гореть большая свеча.

Каждый из онаеҥ по отдельности обращается к Ош Поро Кугу Юмо и другим Богам. Все молитвы, как и общение в роще, исключительно на марийском языке. Карты возводят руки к небу и обращаются к самому высокому дереву рощи. Зрелище действительно впечатляющее.


Обращение к Богу


Стоит отметить, что дерево – это своеобразный посредник между Богами и людьми, главная модель мира марийцев. Каждый из картов благодарит за то, что все тысячелетия Боги всегда были рядом и помогали людям. Сама молитва длится не более часа. Люди просят у Богов хорошего урожая, крепкого здоровья, гармонии, душевного равновесия и добра. Пока каждый из картов обращается к Кугу Юмо и другим Богам по очереди, каждый из жителей повторяет молитвы про себя. Молитвы обращены не только к жителям села, но и их родственникам, односельчанам, жителям республики и всей страны.


Обычно при молениях люди садятся на колени, но карты из-за проливного дождя решили проводить его стоя


Вячеслав Шайдуллин  один из самых опытных картов республики. Он учит молодых своим навыкам

– Мы молимся за всех, – сказал мне Геннадий Пастеев. – В мире все взаимосвязано: мы молимся за мусульман, за христиан, за всех просим. За мир на этой земле.

Все девять Богов олицетворяют главную силу Юмо. Вот, например, отрывок из молитвы, обращенной к Мланде Ава (буквально Мать Земля, верховное женское божество мари):

Перке Ава Мланде Ава,

Айдемын, вольыкын, кайык-вусын

Шулдыран изи мӱкшын, пушенге кушкылын, саскан шочмо верже улат!

Тау, Мланде Ава!

Дословный перевод:

Бог Мланде Ава!

Для людей, для животных и птиц,

Для пчел и для деревьев,

Для каждого плода

Ты – место родимое,

Как мать даешь нам всем силы – и мы растем, развиваемся.

Прими от нас благодарность!

После большой молитвы карты делают общий поклон и призывают к жертвенному обеду.

Вячеслав Шайдуллин, карт Краснокамского района республики, рассказывает мне, что моления мари в республике проходят в последнее время регулярно: осенью, весной, реже – зимой.

В священную рощу тем не менее приходить часто не стоит. Но больше всего меня поразило другое: по его словам, в Мишкинском районе, где проживает наибольшее количество марийцев, проходят моления даже в позднее вечернее время. Тогда жертвоприношением Богам становится обязательно черный баран. Такие моления происходят ради баланса темных и светлых сил в мире. Карт, однако, предпочитает, чтобы об этом пока умолчали, и говорит, что расскажет об этом при следующей нашей встрече.


Люди леса


Языческое мировоззрение марийцев сформировала природа. Лес для них и есть храм Божий. Не зря раньше мари так и называли – лесным народом. Считается, что черемисы (другое самоназвание мари) – один из самых древних народов, населяющих нашу страну. Согласно сведениям историков, первые упоминания о мари возникли еще в начале первого тысячелетия до нашей эры, вместе с образованием в Волго-Камье так называемой ананьинской археологической культуры (VIII–II века до н.э.).

Многие годы мари вынуждены были скрывать свою культуру, язык и веру. Люди подвергались массовым гонениям, насильной исламизации и христианизации. Неудивительно, что мари после тяжелых вековых испытаний теряли свою национальную идентичность. Но были и те, кто, несмотря ни на что, сохранял веру предков. Таким был Мустафа Хасанов, житель села Маядык. Его дочь, уже пожилая улыбающаяся бабушка Алмабика, рассказывает нам:


Бабушка Алмабика

– Папа всегда молился, был очень верующим человеком, чтил веру предков, ходил в рощу, и это при советской власти! Никого не боялся, говорил, Бог помогает. Его как-то вызвали в сельсовет, сказали, чтобы больше в рощу не ходил. Потом его раскулачили…

Тут ко мне подходит женщина. Узнав, что я пишу материал, она с гордостью отмечает:

– Знаете, в отличие от всех остальных наши молитвы к Юмо доходят быстрее.

Удивительно, но почти у каждого из присутствующих есть подобная история.

– Я еще маленьким был, когда у нас в деревне была страшная засуха. Тогда местные сделали жертвоприношение, попросили скорых дождей, и, вы не поверите, в тот же день в деревне пошел ливень. На меня это произвело сильное впечатление, – рассказывает Андрей Камильянов, глава Маядыковского сельсовета.

Подобные случаи хорошо описаны в фильме Алексея Федорченко «Небесные жены луговых мари», взявшем десятки премий на европейских и российских кинофестивалях.

Валерий Галеев является картом уже 7 лет. Сам он из Татарии и в Маядыке впервые.

– Каждый раз после молений я будто заново рождаюсь. Сегодня было по-особенному приятно. Знаете, современные люди будто зомбированы, тяжело их разбудить: одни мысли, что о деньгах. Думаю, нам нужно еще 15 лет, чтобы все мари вновь обратились к своей вере. Но мы ни в коем случае никого не заставляем это делать, – говорит с любовью татарский карт.

Действительно, в годовщину столетия Всероссийского съезда марийцев в Башкирии видные представители народа признаются, что гордиться им пока особенно нечем: на родном языке говорят все меньше, работы в селах нет, мужчины спиваются, молодежь покидает родные края. Единственная отрада – это вера, которую они бережно хранят. Пока она есть, есть надежда и силы идти дальше.

Много слов благодарности в этот день было посвящено местной жительнице Надежде Смирновой, которая и собрала всех людей в роще и помогла организовать моления. Женщина договорилась с картами, собрала сход жителей. Примечательно, что в день молений Надежда была за тысячи километров от родной деревни, поскольку находилась на заработках.

– Наша вера постепенно возрождается, – говорит она мне. – К нам в деревню приезжали с экспедицией из Канады, Финляндии и из Москвы изучать нашу культуру. Они также заметили, что мы сохранили традиции. Мы сами еще многому учимся. Я рада сообщить, что средства, собранные на это мероприятие, собирала в том числе и молодежь.

В конце молений происходит нечто особенное. Карты пожимают друг другу руки со словами благодарности, затем местные жители, все до одного, пожимают руки картам и желают здоровья. Всеобщие объятия производят особенный эффект – люди ощущают духовный подъем, кажется, что сюда снизошла какая-то благодать.

Самое важное правило – после молений в роще все должно остаться нетронутым. Женщины суетятся у столов, остатки еды они раздают членам своих семей и соседям. Уже после карты собираются в доме местной жительницы Марины, которая и отдала в жертву барана, и проводят завершающую молитву. Люди спустя пять часов расходятся, желают друг другу добра и говорят «спасибо». Следующие моления в Маядыке пройдут осенью. И я понимаю, что уже хочу вернуться сюда снова.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS



Опрос




Происшествия




Сексуальная пятница