18+
Культура

Мультиинструменталист Загир Зайнетдинов: «Основная задача – показать башкирскую культуру всему миру»

10:12 07 Декабря 2017 | 614
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора
23-летний мультиинструменталист Загир Зайнетдинов, победитель республиканских, всероссийских и международных конкурсов, основатель ZAINETDIN ethno-show project, о том, как добиться успеха. 
Мультиинструменталист Загир Зайнетдинов: «Основная задача – показать башкирскую культуру всему миру»
Фото: vk.com/zainetdinofficial

О мечте 

– Как возникла идея создания ZAINETDIN ethno-show project?

– Чем можно завлечь людей? Только танцы и музыка не имеют языкового ограничения. Всегда хотел создать масштабный проект, чтобы можно было выступать не только в Башкортостане, но и по всему миру. Когда-то у меня своя группа была, но что-то не срослось, мне хотелось большего. Мы расстались с ребятами, и я начал работать над сольным проектом.Сегодня играю на 15 музыкальных инструментах, пою и танцую. Этнический материал соединяю с современной аранжировкой. Есть еще танцоры в программе. Так у нас получается классное часовое или двухчасовое инструментально-этническое шоу. А название такое, потому что важно было подчеркнуть привязку к корням, ведь я играю больше на башкирских народных инструментах.

– Как давно существует проект?

– На самом деле, проект молодой. Мне только 23 года. Вообще, в 1994 году родились нормальные ребята: Егор Крид, Джастин Бибер и Зайнетдин. Но я очень долго искал себя. Когда еще учился в Республиканской гимназии-интернате им. Г. Альмухаметова по специальности «тромбон», не хотел себя чем-то ограничивать. Поэтому занимался сразу и вокалом, и спортом, и танцами, и даже в КВН играл. Всегда мечтал, что у меня будут концерты, что буду собирать целые стадионы. После школы понял, что для организации своих концертов мне потребуется знание режиссуры, потому и поступил в Уфимский институт искусств им. З. Исмагилова на специальность «режиссура и мастерство актера». Но там я не доучился. Получив основу профессии, перевелся на заочное отделение, так как хотел дальше развиваться. Тогда задумался: если у меня будет свое шоу, что именно буду делать? Танцевать! И танцевать профессионально. Но не хотел идти учиться в какую-то академию, мне надо было находиться рядом с настоящими танцорами. Идеальным мне показался Театр танца в Стерлитамаке. Приехал туда и сказал, что хочу стать танцором, а мне ответили: «По образованию ты не танцор, как собрался танцевать?». На это заявил, что не диплом танцует, а человек.

– И вас приняли?

– У меня было сильное желание стать лучшим, стать солистом. Мне дали три месяца испытательного срока. Когда пришел на первое занятие, ребята танцевали балет. Я вообще не понимал, что происходит. Знакомые сказали, что нужно повторять за ними. У меня не получалось, надо мной смеялись, но мне было все равно. Каждый день работал с ними до 15:00, потом часа два занимался самостоятельно. Еще договорился с руководителем детского ансамбля, чтобы я мог вместе с малышами учить базу. Через год уже танцевал весь репертуар наравне с профессиональными танцорами.

bRTBMDDV5_k.jpg

Во время работы в Театре танца г. Стерлитамака 

– Почему же вы ушли из театра?

– Проработав полтора года солистом, понял, что научился всему. Конечно, меня долго не отпускали. Тем более быть артистом театра не так уж просто. Зарплата около шести тысяч рублей в месяц. Возможности снимать квартиру у меня не было. Жил в маленькой комнате, которую предоставил театр. Денег не было: пешком ходил на работу, ел картошку и пил воду.Именно тогда с приятелем решили заняться организацией праздников. Быстро набрали популярность и начали ездить по всей республике. Когда  вернулся в Уфу, познакомился с Рустамом Гиззатуллиным (певец, заслуженный артист Республики Башкортостан – прим. ред). Он пригласил меня гастролировать с его коллективом. Однажды рассказал ему про свою мечту о сольном концерте. Он поинтересовался, что именно я хотел бы сделать. «Хочу петь», – сказал тогда. С того дня Рустам Гиззатуллин стал для меня настоящим наставником. С его помощью я смог записать свою первую песню и снять клип.

О творчестве 

– Как люди оценили ваше творчество?

– Я даже представить не мог, что песня станет настолько популярной! Позже записали вторую песню, но все равно чего-то не хватало. Однажды просто играл на кубызе и подумал: а что если на ритмы этого инструмента наложить современный бит? Вместе с Рустамом Гиззатуллиным записали первый трек. Это было что-то новое, чего никто еще не делал. Я загорелся, и за неделю сочинили пять или шесть композиций. Мы дали их послушать нескольким знакомым, а они – своим. Столько положительных отзывов было! Это, конечно, давало дополнительные силы для работы. Потихоньку начали набирать популярность. Нас стали приглашать на республиканские мероприятия, несколько раз я даже открывал игру хоккейного клуба «Салават Юлаев». 

Потом была первая поездка на Алтай. Так как денег особо не было, мы поехали туда на машине. Там осознал, что я иду в правильном направлении, если совсем другой народ так воспринимает мою музыку. После выступления меня окружили люди, стали спрашивать, откуда приехал и почему раньше меня не знали, просили автограф. А после Алтая меня пригласили на фестиваль в Киргизию. Пришлось проехать более 3 000 км на машине. Прибыли артисты из 150 народов, и никто меня серьезно не воспринимал из-за моего возраста. Но когда я выступил, отношение сразу поменялось, и каждый день меня ставили хедлайнером концертов.

– Что дают музыканту подобного рода фестивали?

– Это большой опыт. Глядя на других музыкантов, узнаешь свои слабые и сильные стороны. Где бы я ни был, спрашиваю, какие у них есть музыкальные инструменты, чтобы потом научиться на них играть. Но есть одна досадная вещь. За рубежом у нас спрашивают, откуда мы. Отвечаем: «Из Башкортостана». А нам говорят: «Татарстан знаем, а вас нет». Это очень обидно. Поэтому наша основная задача – показать башкирскую культуру всему миру.

О звездной болезни 

– Какие еще проекты вы сегодня реализовываете?

– Мэр Уфы Ирек Ялалов предложил организовать программу для школ, где дети смогут ознакомиться с народной музыкой. И мы сейчас колесим с ней по всей республике. Это как урок родного языка. У башкир много музыкальных инструментов: помимо курая, кыл-кубыза и думбры, есть много видов кубыза. И я хочу показать всем, что с его помощью можно создать красивую и прикольную музыку. Недавно в Сибайской гимназии-интернате выступали. Дети просто не отпускали, около часа раздавал автографы, фотографировался с ними. Слухи так быстро разошлись, что от школ отбоя нет. Приятно, когда в любом городе нас знают, ждут. Например, в Ишимбае нам приготовили торт с моей фотографией. 

blYmVmODQWU.jpg

В Сибайской гимназии-интернате

У нас до июня нет свободного времени, все забито. Этой осенью за один день три-четыре концерта давали. Постоянно в дороге. Пришлось нанимать водителя, чтобы я мог высыпаться. К тому сейчас получаю второе высшее образование по направлению «государственное и муниципальное управление».

– Вы не боитесь звездной болезни? У вас есть райдер?

– Всегда должны быть условия, это часть работы. Мой концертный директор заранее договаривается о нужной аппаратуре. Без этого не сможем выступить или останемся ночевать на улице. Но мы никогда не просим о какой-то особенной воде или прочих вещах. При этом некоторые моменты я себе не могу позволить. Например, выйти в магазин в шортах. Вдруг люди подойдут. 

– Как продвигается запись альбома?

– Треки хотели мастеринговать в Москве, чтобы было качественно, на уровне российских звезд. Не хочу от балды делать, как некоторые башкирские артисты. Но запись стоит очень дорого. За один трек мне нужно отработать на нескольких банкетах. В свое время основной доход получал именно таким способом. Однажды мне даже позвонили из студии Айдара Галимова и предложили работать у них танцором. Дали 150 концертов по всей России. Все заработанные деньги я вкладывал в свое творчество. Сейчас потихоньку отхожу от проведения банкетов. Времени не хватает. А люди просят, приходится находить компромиссы.

– Когда будет первый сольный концерт?

– Помню, в пятом классе вышел на сцену Дворца культуры «Нефтяник», ныне ГКЗ «Башкортостан», стоял в середине и мечтал, что у меня когда-то здесь будет концерт. Думаю, если человек чего-то сильно захочет, то обязательно этого добьется. Нужно быть старательным, одним талантом не обойтись. Моя мечта сбудется 4 марта 2018 года! Это будет двух или даже трехчасовое шоу: много спецэффектов, цирковых номеров, огненное и световое шоу. Может, будут артисты из-за рубежа, пока ведем переговоры.

– Вас никогда не сравнивали с вашим дядей Миндигафуром Зайнетдиновым? (известный во всем мире виртуоз-кубызист – прим. ред)

– Мой дядя очень талантливый человек. Если будут с ним сравнивать, то это мне только польстит. Когда-то он привел меня в мир музыки, научил играть на кубызе. Но все же мы разные. У дяди более классическое направление, а у меня – шоу. Хочу делать простую музыку, сродни попсовым и танцевальным направлениям, чтобы любой мог слушать ее даже в машине.

– А время на семью и личную жизнь остается?

– У меня творческая семья, поэтому понимают, если долго не приезжаю домой. Вообще, у нас есть свой семейный ансамбль Зайнетдиновых, в котором выступают 74 человека. А личная жизнь пока на втором месте.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Новости партнеров

Контент