Прислать новость

Башкирская романистка Хадия Давлетшина даже под пытками НКВД не предала мужа

08:00, 07 Марта 2020

| c21184

Светлана ГАФУРОВА

Хадия Давлетшина написала один из первых советских романов «Иргиз» про жизнь башкир. И стала героиней недавно снятого фильма Булата Юсупова «Первая республика».
Башкирская романистка Хадия Давлетшина даже под пытками НКВД не предала мужа
https://fb.ru/article/400559/

Фильм, от которого плачешь

Наверное, у многих и сегодня существует довольно скептическое отношение к национальной киноиндустрии. «Башкирское кино? А что это такое?» – спросит иной скептик и пожмет плечами. Но все же московские кинодесанты молодых национальных культуртрегеров в 90-е годы в такие вузы, как ВГИК, ГИТИС, Литературный институт имени Горького, не быстро, но дали свои плоды. Сегодня можно уверенно сказать, что у нас на глазах современное полномасштабное башкирское художественное кино все же зарождается, пусть пока и со многими оговорками. И доказательством тому послужил фильм «Первая республика», который недавно снял наш местный режиссер Булат Юсупов.

С первых кадров фильма кажется, что это всего лишь кинопублицистика, достаточно далекая от художественного воплощения тех трагических событий времен сталинских репрессий, о которых повествуют кинокадры. Смущает и вначале немного сбивает с толку современный вид нашего Башкирского театра оперы и балета, где происходят те или иные исторические события, показанные в фильме. Для жителей других городов России эти кадры, конечно, ничего не говорят: ну, театр и театр. А уфимцам поначалу непонятно, почему в фильме речь идет о зарождении в республике башкирского драматического театра, но зрителю при этом показывают современный театр оперы и балета. Но вскоре недоумение затихает. Зритель постепенно погружается с головой в ткань киноповествования. Начиная с кадров катания на лодках по реке Дема представителей национальной культурной элиты тех лет, фильм приобретает художественное звучание. Появляются интересные кинометафоры, намекающие о будущей судьбе киногероев, пока блаженствующих на реке в яркий и чудесный день. И вдруг один из них падает с лодки и начинает тонуть. Это как бы предвестие тех трагических событий, через которые предстоит пройти всем героям пока что идиллической картины.

В конце просмотра к горлу подступает комок и становится трудно дышать. На глаза набегают слезы.

Хорошо, что именно деятели киноиндустрии республики подняли этот малоизвестный населению пласт истории Башкирии. И потому мы решили немного рассказать и о фильме.

Многие герои фильма – актеры, писатели, певцы, композиторы, деятели образования и науки – в 1938 году подверглись репрессиям. Кто-то был расстрелян и брошен в безымянные могилы. Кто-кто прошел все круги ада – сталинского ГУЛАГА и, изжеванный концлагерем, обессиленный, больной и немощный выброшен обратно в жизнь. Так, это случилось с одной из героинь этого фильма Хадией Давлетшиной. О ней мы и хотим рассказать читателям в рамках проекта «Ожившие фотографии».

В ее короткой судьбе было все…

Кто такая Хадия Давлетшина? И почему именем этой женщины назван бульвар в Уфе? Вряд ли кто из рядовых уфимцев, а тем более школьников, которые не могут порой ответить, когда была Октябрьская революция или Великая Отечественная война, с ходу сможет ответить на этот вопрос. Потому и пришло к нам решение рассказать об известных деятелях Башкирии, которые создавали культуру, образование, науку в нашей республике в 30-е годы прошлого столетия. А потом были уничтожены сталинскими репрессиями. Их имена еще долго оставались в забытье, под запретом. И даже после реабилитации многих из них, до сих пор тянется шлейф какого-то недоверия и недопонимания о том, кто эти люди? Что они сделали для республики?

Начали мы серию таких материалов о выдающихся людях нашей республики с интервью о Газизе Альмухаметове с музыковедом Миляушой Идрисовой.

(https://proufu.ru/news/culture/89251-teatr_opery_i_baleta_v_ufe_dostoin_imeni_ego_sozdatelya_gaziza_almukhametova/?sphrase_id=6165559)

 Гульнара Яруллина, кандидат исторических наук, руководитель отдела проката кинокомпании «Живая Лента», автор фотопроекта кинофильма,  подсказала продолжение темы, прислав несколько зарисовок из той же серии. Вот что рассказала Гульнара о своем проекте:

- Идея создания проекта возникла на съёмочной площадке. В процессе подготовки к съёмкам художники обязательно подбирают реальные фотографии персонажей фильма. В один из дней, во время съёмок, когда была закончена работа, художника по костюмам, гримёра над образом Хадии Давлетшиной, Зайтуны Бикбулатовой, Фатимы Юлтыевой я увидела насколько внешне схожи актрисы и их героини. Решающим фактором придать проекту историческую направленность стали расспросы участников массовых сцен о том, кого играют актеры, что это за личности, почему именно о них снимают фильм. Пришло понимание, что о наших героях люди знают мало, либо не знают вообще ничего! Сопоставляла старые фотографии героев фильма и фотографии актёров, сопровождая исторической справкой о их жизни и деятельности, дальнейшей судьбе жен и детей героев фильма.
Поразительное сходство актёров Лилии Искужиной и Ильгиза Миниахметова с Хадией и Губаем Давлетшиными положило начало фотопроекту.

 Итак, рассказываем о Хадие Лутфулловне Давлетшиной — первой башкирской писательнице-романистке.

В ее короткой судьбе было всё: счастливая семейная жизнь, невосполнимые потери, успех и творческие достижения, болезнь и лишения, зависть и предательство. Но, несмотря ни на что, она оставалась верной своему народу, своим коммунистическим идеалам и убеждениям.
Хадия родилась в 1905 году в деревне Хасаново Пугачевского уезда Имелевской волости Самарской губернии в бедной крестьянской семье. С малых лет на ее хрупкие плечи ложится забота о близких. Успевала работать учителем и управляться по хозяйству.
В 1922 году в жизни Хадии происходит знаменательное событие – она выходит замуж за Губая Давлетшина, известного поэта, возглавлявшего в губернском комитете партии отдел народного образования.

Хадия Давлетшина с мужем2.jpg
В последующие годы семейное счастье было омрачено ее болезнью и смертью малолетнего сына Булата. Но Хадия не сдавалась. В это время она с одобрения мужа пытается писать. Это были небольшие рассказы и очерки. Первый её рассказ «Пионерка Хылукай» был опубликован в газете «Молодежь Башкортостана» в 1926 году. Несмотря на хорошие отзывы, начинающая писательница чувствовала, что ей катастрофически не хватает знаний и поступает в Башкирский педагогический институт на филологическое отделение. Будучи студенткой-отличницей, охотно занимается общественной работой. В 1934 году Союз писателей Башкирии делегирует её на I съезд писателей СССР. Короткое счастливое затишье заканчивается для четы Давлетшиных в 1937 году.

Жена врага народа должна была донести на мужа


В августе 1937 Губая арестовали, объявив врагом народа. Вскоре Хадию как жену «изменника Родины» исключили из института. Через полтора месяца люди из НКВД БАССР арестовали и её. Причину ареста они объяснили так: жена врага народа знала о контрреволюционной деятельности мужа, но скрывала это от органов власти.
Писательница с предъявленными ей обвинениями не согласилась и виновной себя, а также мужа, не признала. В фильме есть кадры, в которых сотрудник НКВД избивает женщину, требуя признательных показаний. Но она стояла на своем, как скала. В ноябре 1937 года Хадию Давлетшину приговорили к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. После 13 месяцев, проведенных в камере уфимского изолятора, ее и других узниц посадили в товарный вагон и повезли на запад, в Темниковские лагеря (Мордовия). Туда их доставили 23 декабря 1938 года.

В ГУЛАГе и после него


В лагере Хадия, как и тысячи других женщин, работала в вышивальном цехе. Было невыносимо тяжело. В тех страшных нечеловеческих условиях она жила одной мечтой – написать большой роман. Именно там, в лагере, окончательно созрел его замысел. И при свечах, когда уже все спали, она делала письменные наброски своего будущего произведения.
Осенью 1942 года, отсидев в Темлаге свой срок, больная, изможденная писательница была освобождена. Она с трудом добралась до Уфы, где ее ждали голод, холод, одиночество и равнодушие окружающих. Квартиру и имущество отобрали у Давлетшиных вскоре после ареста. Мать Хадии, оказавшуюся на улице, приютила семья писателя Хасана Башара. Сюда же приехала и дочь. Жена писателя помогла ей устроиться ночным сторожем на сельскохозяйственной опытной станции. Она получала мизерную плату, но для Хадии это было неважно: теперь она могла работать над своим тайным детищем – романом. Ей нужно было только одно – успеть написать его. Последним ее пристанищем стал город Бирск. Ее последние силы забирало людское, а главное – чиновничье равнодушие. Она получала удар за ударом: не печатались ее произведения, было отказано в просьбе о восстановлении в Союзе писателей…
«У меня нет друзей среди прежних коллег, у меня есть только партия. Когда-нибудь она меня поймет», – так писала Хадия, и эта вера в партию придавала ей сил.
В 1956 году Хадию Давлетшину полностью реабилитировали. Но ее уже не было в живых. Книгу всей жизни писательницы – роман «Иргиз» – подготовил к печати народный поэт Башкортостана Рашит Нигмати. Роман был издан в 1957 году. В 1967 году посмертно Хадия Давлетшина удостоена Республиканской премии имени Салавата Юлаева. Ее именем названа улица в Уфе – «Бульвар Хадии Давлетшиной».

 

 

 

 

 

 

 

 


ПОДЕЛИТЬСЯ