18+


Культура


«Казалось, что я умру на этом спектакле» – актер уфимского Русдрамтеатра Владимир Латыпов-Догадов

12:16 12 Сентября 2018 | 5971
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

27 сентября открывает театральный сезон Русский драматический театр. Для старейшего театра республики это будет 157-й творческий год. Перед этим событием нам удалось пробраться за кулисы театра и за полчаса до спектакля «поймать» на интервью заслуженного артиста Российской Федерации и народного артиста Республики Башкортостан Владимира Латыпова-Догадова. Актер с 35-летним сценическим стажем был с ProUfu.ru предельно открыт и откровенен.


– Чем сегодня дышит театральная жизнь в столице?

– Каждый театр Башкортостана – отдельный организм, который имеет право на существование. Я не берусь судить их работы, стараюсь не вникать в проблемы. Но я частенько хожу в Национальный молодежный театр им. М. Карима, поскольку там играют мои друзья. Все знают, что их трудность – или специфика – в том, что в одном театре сразу две труппы – русская и башкирская.

Еще знаю, что в этом году Башкирский академический театр драмы им. М. Гафури закрывается на реконструкцию и они переезжают в малый зал оперного театра. Помню, когда у нас делали реконструкцию, мы тоже продолжали работать. Потому что работы выполняли частично, по секциям. Конечно, до сих пор остались еще кое-какие технические нюансы, например привести в порядок конструкцию, поднимающую декорации. Но работа кипит, спектакли ставятся, все у нас в порядке. Недавно была премьера спектакля «Крепостные», скоро увидит свет постановка молодого режиссера из Санкт-Петербурга.

К нам пришел большой состав молодых актеров: две девушки и четыре парня. Потихоньку вводим их в курс дела. У нас театр поюще-танцующий и музыкально-драматический, поэтому новички сейчас больше задействованы в танцующих или поющих ролях. Одна из молодых актрис уже получила главную роль в мюзикле «Голубая камея».

_MG_8534.jpg

– Чем молодые актеры отличаются от актеров вашего поколения?

– Считается, что если из всего курса пять-шесть человек становятся профессиональными актерами, то это уже успех. На моем курсе было 13 человек, а не по 40, как сейчас. Из всех только пятеро работают в театре. Тогда в государственные, академические театры почти никого из нас не брали – такой был серьезный уровень. Считаю, что сейчас в Уфе актерская школа слабая. К нам, например, все молодые ребята-артисты приехали из других регионов. Но это не только у нас, это везде такой спад.

Сегодня многие учатся на коммерции. А вы можете себе представить – учиться на актера платно? Не за талант, а за деньги. Это парадокс, конечно. Еще одна беда – в институте (Уфимский государственный институт искусств им. З. Исмагилова – прим. ред.) сейчас остались одни женщины-педагоги. Не поймите меня превратно, но должен быть какой-то паритет. Тем более мужская и женская режиссура – это две большие разницы, как говорят в Одессе. Но мужское начало должно быть, особенно в педагогике.

_MG_8621.jpg

– Говорят, сейчас театр получил новую волну популярности. Вам есть с чем сравнить. А 10 лет назад было так же?

– Много лет наш театр считается самым посещаемым театром республики. У нас всегда есть свой зритель. Когда я начал работать, театр находился на улице Гоголя, в нынешнем здании Башгосфилармонии. Там был ужас! На спектакль приходили по 10-12 человек, хотя и зал не такой большой. Сейчас у нас аншлаги почти каждый раз. И даже если нет, то очень мало пустующих мест. Конечно, есть спектакли, на которые во все времена не очень-то ходили. К сожалению, зритель не любит классику, побаивается произведений Горького. Может, школьная программа такой отпечаток оставляет… Вообще, самая хорошая реклама – это народная молва. О наших спектаклях говорят, а это значит, наши залы всегда будут полными.

– Волнуетесь перед выходом на сцену или за 35 лет уже привыкли? 

– Стараюсь не волноваться. Когда волнуешься, начинаешь «плавать», а мне нужно контролировать себя, сцену, видеть и слышать партнера. Если на репетиции все сделано, то мне не нужно настраиваться – просто впрыгиваю в эту роль, и я уже другой человек. Вот такая у меня манера.

_MG_8646.jpg

– У вас есть любимые роли или роль, которую мечтаете сыграть? Ведь среди актеров высшим пилотажем считается сыграть Гамлета.

– Роли могут быть любимыми, но такими сложными в исполнении... Например, спектакль «Тварь», роль Ардальона Передонова, за которую получил специальный приз жюри Международного фестиваля «Театр без границ». Это была такая сложная роль – и эмоционально, и физически: много слов и беготни, прыжки на поролоновых кочках. Мне казалось, что я умру на этом спектакле. Но я всегда получал за него много положительных отзывов от критиков и зрителей. Кстати, с данной постановкой постоянно приключалась какая-то бесовщина. Однажды, когда мы были на фестивале в Бресте с этим спектаклем, фура, перевозившая декорации, инструменты и костюмы, полностью сгорела в пути.

42_08_04.jpg

Спектакль «Тварь». Фото: ptj.spb.ru

Я как-то быстро понял, что не надо мечтать сыграть определенную роль. Надо играть то, что дают, и делать это профессионально. Иногда от нас ничего не зависит. Но актер всегда режиссер своей роли. Это такая профессия, как говорил Табаков: «Как солдат, ты должен быть готовым и в снег, и в ураган, или умер кто-то у тебя, встать и идти на работу».


ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте нас в


Новости партнеров


Загрузка...


Спецпроекты


Тесты




Газета BONUS


Карточки



Афиша




Газета BONUS




Опрос



Происшествия




Сексуальная пятница