Без цензуры


БЕЗ ЦЕНЗУРЫ с Раисом Тайбугиным на ProUfu.ru

15:20 10 Декабря 2018 | 10259
Автор: Ирина Моторина
Все материалы автора

Политтехнолог Раис Тайбугин рассуждает о спорных шиханах, отставке премьер-министра РБ и о том, кого Радий Хабиров возьмет в свою команду и почему.

БЕЗ ЦЕНЗУРЫ с Раисом Тайбугиным на ProUfu.ru

Ирина Моторина: Очередной выпуск рубрики БЕЗ ЦЕНЗУРЫ посвящен политике. Наш гость – политолог, политтехнолог, общественный деятель Раис Тайбугин.

Добрый день, Раис, сегодня хочу с вами обсудить новостную повестку. Давайте начнем с шиханов. Эта новость уже давно вызывает большой общественный резонанс, а решение по ним тем более вызвало какой-то всплеск общественной активности. Правительство республики и «Сода» договорились о начале разработки одного из шиханов. Это Куштау. Ваши комментарии по этому поводу?

Раис Тайбугин: Куштау, наравне с Торатау, является нашим национальным достоянием. Об этом писали многие известные люди, это наши достопримечательности, великие природные памятники. Но, помимо этого, Куштау на сегодняшний день является и развлекательным центром, поскольку там горнолыжный комплекс. Это важный центр для Стерлитамака, близлежащих районов и городов. Для Салавата, Ишимбая, Мелеуза, Кумертау. Даже если взять только горнолыжку – там очень много народа, катаются дети. Но смотрите какая была ситуация, перед руководством региона поставили задачу во чтобы то ни стало решить сырьевой вопрос для БСК. Я думаю, руководство все же выбрало меньшее зло.

И.М.: Компромиссное решение.

Р.Т.: Компромиссом это тяжело назвать, просто меньшее зло. Торатау оставили в покое из-за общественной заинтересованности. Это более «раскрученная» гора, для башкир это место всех исторических сходов, кто-то даже считает ее святой.

Я изначально знал, что так будет, но почему-то верил, что беда все же обойдет Куштау стороной. Ведь есть много лиц, заинтересованных в его сохранении, будет общественная «движуха», потому что там уже есть какая-никакая инфраструктура отдыха и населенный пункт. Я думал, что выбор падет на Юрактау, но товарищи, которые лучше разбираются в геолого-разведочных делах, сказали мне, что Юрактау меньше подходит по составу и считается менее удобной с географической точки зрения по сравнению с Куштау. Естественно, они остановились на ней. Общественность только успокоилась, и тут на тебе – удар с боку.

И.М.: То есть сейчас начнем новую гору отстаивать?

Р.Т.: Я думаю, часть населения будет отстаивать, поскольку есть уже целое движение по защите башкирских шиханов, очень много влиятельных людей выступает в их защиту. Снова возникнет нездоровая ситуация. Но в то же время ясно, что у руководства региона другого способа нет. Деваться некуда! Перед ними поставили задачу, и они должны какую-то из гор отдать на откуп.

Да, они пришли к компромиссу по разработке Куштау. Но ведь и альтернативной составляющей еще никто не отменял. Понятно, они уже договорились, но надо предполагать и новую общественную реакцию. Мне не нравится такая возня, но я все же понимаю позицию руководства. Впереди выборы, народ давит, нельзя трогать Торатау, это для них это святое.

И.М.: Хотите сказать, в этом споре нет победителей?

Р.Т.: Народ не победил, так или иначе принесли один из шиханов в жертву.

И.М.: А не прогнулось ли правительство под «Соду»?

Р.Т.: Если бы «Сода», грубо говоря, принадлежала правительству или городу, это можно было бы понять, но здесь совершенно другие интересы. Жертвуем ради кого? Ради чего? Вопрос. Малая или нет, но это жертва. Вспомните Шахтау. Когда Радий Фаритович проехал по карьерам в Баймаке и увидел, что там творится, для него это стало большим шоком. Потому-что адекватный, нормальный руководитель понимает, что это ненормальное явление. Я там бывал не раз, знаю о происходящем. Это разграбление природных памятников и уникального культурного наследия. Большой минус и для народа, и для руководства. Кто от этого решения выиграет – мы узнаем не скоро. История рассудит.

И.М.: Хабиров начал формировать свою команду и продолжает это делать. Многие эксперты говорили, что он оставит Марданова на посту премьера, это нужный на первых порах человек. Тем не менее на этой неделе все обсуждали уход премьер-министра. Есть информация, что на это место рассматриваются три кандидатуры. Что вы думаете по этому поводу?

Р.Т.: Хабиров почти два месяца у нас, его взгляды, динамика работы, деятельность для нас стали ясны. В свое время я раскусил Хамитова за 40 дней, на 41-й день написал заявление и ушел. В мировой практике человеку, конечно, дается 100 дней для раскрытия своих карт, но в данном случае,как руководитель, он для всех нас понятен. Если окажется, что если Хабиров с кем-то из своей команды не на одной волне, то щадить он не станет. В то же время, верующие люди республики меня поймут, мы всегда можем считать, какой посыл идет от руководства региона. Всевышний сказал нам помогать друг-другу, то есть помогать решать вопросы, быть вежливыми и благосклонными друг к другу, так они приблизятся к нему. Пусть это не прозвучит кощунственно, но на сегодняшний день Радий Фаритович поступает так же. Он говорит руководителям: идите решайте вопросы населения, дружите, чтобы у вас были какие-то точки соприкосновения, чтобы взаимодействие было открытым, ясным, чтобы вопросы все решались, будете дружить с народом – будете дружить со мной, буду к вам благосклонен.

Марданов – опытный финансист, хорошо понимающий экономику нашего региона, но в то же время он не может вписаться в эту команду. Знаете почему? Он привык работать по другой динамике, его темп работы совершенно другой, традиционный. Вот вы спросили, почему Радий Хабиров уже не тот же человек, что в 2005 году? А все потому, что в Москве все идет быстрее, семимильными шагами. И сейчас, если кто-то не сумеет идти с ним в ногу, отстает, он уже отставлен. Команда должна идти параллельно, сейчас он будет искать того премьера, который будет помогать двигаться этому локомотиву.

И.М.: На ваш взгляд, кто это может быть?

Р.Т.: Ходят слухи, что это либо Андрей Назаров, либо Ринат Баширов, замруководителя Администрации Главы Республики. Но можно предположить и другие фамилии: Фазрахманов, Тажитдинов, Шуваров. Здесь общественное мнение не будет определяющим, Хабиров примет свое независимое решение. Новый премьер либо будет ему помогать, либо в скором будущем его попросят освободить пост.

И.М.: Среди названных персон Назаров как раз и есть самая деятельная фигура.

Р.Т.: Об этой кандидатуре есть разные мнения. Все названные люди с ним в очень хороших отношениях. Но сегодняшний день показывает, что глава региона впервые возлагает ответственность за инвестиции не на премьера, а на руководителя администрации главы. Это о чем говорит? О том, что сегодня, помимо Сидякина, нет человека, на которого можно было бы возложить эту важную инвестиционную составляющую. Он сказал, что заниматься этим будет сам, а также непосредственно руководитель его администрации. Это говорит о том, что он еще не остановился ни на одной из перечисленных фигур. Я думаю, это вопрос займет немного времени.

И.М.: Вы хотите сказать, он не будет сейчас назначать премьера?

Р.Т.: Во-первых, фигура премьер-министра должна быть отчасти компромиссной. Хабиров не может всех людей эпохи Хамитова скопом взять и поменять. Все равно нужен человек, не только подкованный, но и дипломатичный, чтобы он был близок к местной политической и бизнес-элите, с большим кредитом доверия, чтобы не было возражений, чтобы человек мог спокойно сработаться со всеми руководителями разных уровней.

И.М.: Помните был период, когда Хамитов убрал премьер-министра и все эти функции исполнял сам. Не видел вокруг себя такого кандидата, кто мог бы быть с ним заодно, вместе толкать эту машину. Не получится ли сейчас так?

Р.Т.: В свое время Хамитов тоже сначала пытался назначить Илимбетова чисто техническим премьер-министром и функционером, но как только заметил, что они не смогут сработаться, пошел по другому пути – взял на себя всю ответственность. Но в этом была вся его ошибка. Он и там не успевал, и здесь, потому что в таком большом регионе вести работу без премьер-министра даже полгода нереально. Это может сказаться отрицательно на всех сторонах. И сейчас. Если вся нагрузка ложится на плечи главы администрации, на самого руководителя, ему все тяжелее будет двигаться дальше, и мы потеряем динамику. Поэтому кадровая политика в высшей власти сейчас очень важна.

По моему мнению, администрация главы республики сейчас как раз должна заниматься кадровой политикой. Ведь она была провальной во времена Хамитова. Назначали тех, с кем раньше, при правлении Муртазы Губайдулловича, были «непонятки», тех, кто был обижен, каких-то активных блогеров. Но специалисты из них оказались никчемные. Непонятно, есть ли у них политико-экономическое образование, а их назначали на ответственные посты заместителей министров. А Радию Фаритовичу предстоит собрать вокруг себя не карьеристов, но людей инициативных, которые хотят двигаться и не бояться брать на себя ответственность. Сейчас это редкое явление.

И.М.: Все всегда ждут, что скажет «главный».

Р.Т.: Ошибки, естественно, будут, от этого мы никуда не уйдем.

И.М.: Кстати, про ошибки. На мой взгляд, довольно странным решением было поставить новым министром образования заместителя предыдущего министра образования Айбулата Хажина. Что, на ваш взгляд, значит это назначение? Это компромисс? Или он, являясь частью команды Хабирова, пришел по праву?

Р.Т.: Думаю, что Хабиров не будет до выборов ставить на место министра кого-то «с улицы», он будет стараться опереться на тех, кто уже работал по этой части. Хажина мы пока не знаем – кто-то хорошо отзывается, кто-то плохо. Нужно посмотреть, как он себя проявит.

И.М.: Уход Шафиковой с поста министра образования был связан со скандалом. И с ее уходом скандалы вокруг этой персоны не закончились.

Р.Т.: Смотрите, было очень много жалоб по поводу запрета башкирского языка, который она продвигала, по поводу оптимизации сельских школ. Люди остались без ничего. Естественно, их можно понять, эта безответственность должна лечь на чьи-то плечи.

И.М.: Тем более смешно выглядит ее приход и назначение директором Института развития образования. Уволен Мазитов, говорят, что специально под неё освобождали кресло. Что это такое? Поставить человека, который уже совершил столько ошибок, скандальную фигуру, чье имя в республике уже стало нарицательным, руководить институтом, который будет готовить учителей.

Р.Т.: Это старый механизм, когда кому-то предоставляется подушка безопасности, запасной аэродром. Потому его просто не могут уволить. Я много ездил в Казахстан и пришел к интересному наблюдению. Если в Казахстане провинился какой-нибудь крупный чиновник, руководитель ведомства, его на улицу не выкидывают, а ставят туда, где очень большие проблемы. Говорят, иди отрабатывай. Это замечательный механизм. У нас не так уж много подготовленных кадров, которые понимают систему. Шафикова еще довольно молодая, нельзя просто взять и вышвырнуть человека, естественно, она должна где-то отрабатывать то, что в нее вложили. Но в этом случае можно было назначить ее в какой-нибудь колледж, например, но никак не в Институт развития образования.

И.М.: Давайте закольцуем тему последним вопросом. Мы говорили сегодня и о кадрах, и о принятых Хабировым и его командой решениях. Какое из этих решений, на ваш взгляд, можно оценить как положительное решение первых двух месяцев руководства, а какое вызывает сомнение или неодобрение?

Р.Т.: Пока они вошли очень хорошо, они же не с нуля строят, сейчас идет реконструкция государственного аппарата. К власти придут более молодые ребята. Мы в свое время разрабатывали много программ учебы за рубежом, в престижных столичных вузах, мы пачками отправляли людей. Многие из них вернулись в республику. Сегодня очень много высококвалифицированных кадров, их надо просто правильно интегрировать в существующую вертикаль власти. Совет – кадровую политику надо менять, надо ставить тех людей, которые знают молодых перспективных руководителей. Должны работать те, кто знает все не по бумагам, кто активно работает. И во-вторых, Хабиров пока не обозначил идеологию, национальную идею.

И.М.: Так, у целой России нет национальный политики.

Р.Т.: Но в то же время у наших соседей, у Татарстана, у Чечни, у всех национальных республик есть своя народная идея. Я имею в виду сохранение шиханов или тому подобное. Надо разработать новые бренды, новые составляющие. Пока в этой администрации есть только пара политтехнологов. Тот же Сидякин, он очень хороший политтехнолог, как и Мурзагулов. Но сегодня нужны грамотные идеологи.

Идеология определяет ракурс работы. Радий Фаритович не может же всем сам заниматься. У нас нет Министерства инвестиционной политики и внешнеэкономических связей. Нет специалистов, которые могут работать по этой части. Нет у нас и Министерства территориального развития. Почему у нас многие программы провалились? Вот поэтому. По звонку вопрос уже не решается, надо работать системно.

Также в последнее время много стычек среди населения разных национальностей. А почему? Потому что у нас же, извините меня, нет никакой национальной политики, и за межконфессиональные отношения отвечает какой-то непонятный совет, который ничего не решает. Надо же работать не постфактум, надо заниматься профилактикой. Эта деликатная тема остается нерешенной.

И.М.: Я благодарю вас за эту встречу и интересный разговор.





ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER



Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---


Опрос

8 сентября состоятся выборы на пост Главы Республики Башкортостан.За кого из кандидатов вы отдадите свой голос?

Пройти опрос


Происшествия



Загрузка...

Сексуальная пятница