Прислать новость

Без цензуры. Андрей Потылицын: «На рынке наружной рекламы Уфы 25 лет создавался хаос»

13:11, 20 Марта 2020

| c3236

Рамиль РАХМАТОВ

Поставив полузаконную конструкцию, предприниматель попадает в западню и берет чиновников в долю.

Без цензуры. Андрей Потылицын: «На рынке наружной рекламы Уфы 25 лет создавался хаос»
Прослушать новость

В условиях экономического кризиса и сложившихся межбюджетных отношений с федеральным центром одной из главных задач региональных властей является поиск источников средств. Проще говоря, им нужно находить или вспоминать о сусеках, которые можно еще поскрести. Практика показывает, что такие источники бывают весьма жирными, и втемную с них часто кормятся близкие к власти люди либо сами чиновники.

В этом отношении неожиданным и примечательным оказался доклад Бориса Мелкоедова (на тот момент руководителя Агентства по печати и СМИ РБ – прим.ред.), прозвучавший 2 марта на оперативном совещании в правительстве региона. Он был провозглашен как доклад о социальной рекламе, но касался всей сферы наружной рекламы.

Данная тема довольно сложная и имеет свои концы не только в правительстве, муниципалитетах, но и в таких органах, как дорожные службы и ГИБДД. Об этом мы хотели бы поговорить с политтехнологом Андреем Потылицыным, который работал долгое время в этой сфере.


Рамиль Рахматов: Борис Мелкоедов в своем докладе озвучил следующие цифры.

первые цифпы.jpg

Вы в своем видеоблоге не согласились с ними. Каковы ваши данные?

Андрей Потылицын: Адекватных и объективных цифр по наружной рекламе нет, и поэтому на месте Бориса Николаевича я бы не стал их озвучивать. Отчасти он прав в том, что нет единой системы учета конструкций и правил выдачи разрешений. На мой взгляд, традиционно на протяжении десятков лет власти профанируют создание этой системы. Каждый новый руководитель принимает новую концепцию развития наружной рекламы. История этого рынка насчитывает в Уфе 25 лет, и за это время мы несколько раз получали обновленный хаос.

Таким образом, говорить об объемах этого рынка в Башкирии нельзя, пока не будет произведен тотальный учет, и не будут созданы единые правила хотя бы в рамках одного муниципалитета.

 А какие в Уфе есть крупные игроки этого рынка? Есть регулятор в лице МКУ «Управление наружной рекламы Уфы», которое ранее было МУП «Городская реклама». Раньше среди частников звучало название «Виртуоз».

 – В последние 10 лет я не занимался рекламой, поэтому точно не скажу. Я вижу «Солнечный круг», остатки «Экодизайна». Зашли какие-то федеральные сетевые компании типа «Гэлори». Дело не в игроках и их объемах. То же, упомянутое вами МУП «Городская реклама» – это не та организация, которая должна заниматься рекламой. Она должна заниматься разрешительной функцией, анализом рынка, взиманием платежей и надзором.

Этот МУП, кстати, начался с Ришата Шакирьянова (экс-руководитель Управления дизайна Уфы), который там воцарился и устраивал многих игроков на этом рынке. Напомню, что дети Павла Качкаева (экс-мэр Уфы – прим.ред.) были непосредственно в него вовлечены, имели несколько компаний. Этому участию Павел Рюрикович очень потворствовал. Был такой комичный пример. Пришли в мэрию люди с инициативой повесить растяжки на проспекте Октября. Качкаев категорически был против, мол, пока он мэр, город тряпками уродовать не позволит. Буквально через две–три недели компания, аффилированная с его детьми, получает разрешение на эти растяжки. Это уже из разряда городских легенд.

Проблема очевидна: ни республиканские, ни городские власти, ни рекламное сообщество не сформировали концепции рекламного оформления города. Причем намеренно. Иначе бы многие крупные игроки потеряли возможность участия в этом рынке. Несколько попыток создания концепции замерло на какой-то стадии. В итоге мы имеем хаос и предположения Бориса Николаевича о несметных богатствах, которые уплывают мимо его карманов.

 Хотел рассказать вам одну историю. 26 декабря 2013 года за подписью тогда еще мэра Ирека Ялалова вышло постановление с целью поддержки творческих и прочих благих начинаний (то есть под социальную рекламу) - разрешить некоему фонду разместить рекламные конструкции сроком на 5 лет согласно приложению. Фонд был аффилирован с родственником высокопоставленного чиновника мэрии. Никакой социальной рекламы в указанных местах нет по сей день, а кто-то зарабатывал вполне определенные деньги, которые могли попасть в бюджет Уфы.

Отсюда у меня вопрос: почему все эти МУПы, фонды, которые должны находиться под тройным контролем, на самом деле служат для таких серых схем? Почему так сложилось?

– В вашей истории заложено сразу несколько вопросов и проблем. Ирек Ишмухаметович (экс-мэр Ялалов – прим. Ред.) державной рукой подписал разрешение некоему фонду для определенных благих целей. Это и есть лицемерие городских властей: они решают поддержать конкретный фонд с конкретными людьми и непонятными перспективами. При этом организация не имеет никаких встречных обязательств ни перед городом, ни перед социальной средой. После этого конкретные люди получают преференции и бизнес. Вместе с тем получить рекламную конструкцию в городе практически невозможно. Вы придете в мэрию, а вам ответят – шагайте в сторону конкурса. А здесь без конкурса принимается волюнтаристское решение.

Причина в том, о чем я говорю, – нет единых правил. Потому что мэр, вице-мэры или руководители МУПов вправе принять такое решение, и оно будет законным. Какие-то люди возводят конструкции или используют действующие, начинают их эксплуатировать. Вы говорите – там же нет ничего социального. А у них в договорах это и не прописано. Почему мэр не прописывает обязательства в постановлении, а делает широкий жест в сторону чьих-то родственников? Почему город не получает потенциальные деньги от этого через конкурсы? Список таких мест из вашей истории внушителен. Суммы и обороты там – огромные.

Теперь о социальной рекламе. Действует норма, что все существующие рекламные поверхности должны выделять 5% времени на социальную рекламу. Это примерно две недели в году. Время строго не оговорено. Как правило, добросовестные агентства договариваются, что на одном щите социальная реклама будет висеть месяц, а на втором ничего не будет. И это все, что должны рекламные компании городам и обществу. Это прописано в нормативных документах, все остальное – нет. Поэтому выделение более 20 поверхностей какому-то фондику для чего-то социального – это чистое лицемерие. Это неединичный случай, нам известно множество историй, когда что-то выделялось без конкурсных процедур. Но, повторюсь, правила настолько размыты и не конкретизированы, что нарушать их почти безопасно для городских властей.

Теперь о том, в течение полутора лет никто ничего не демонтирует. Такое может случиться только под скоплением журналистов и камер, когда властям нужно изобразить что-то. Спиливается никому не нужный ржавый щит. Тут есть множество казусов. Во-первых, сама конструкция – это чья-то собственность и имеет ценность. Во-вторых, правила настолько размытые, что в судах спор может затянуться на годы. В-третьих, серая часть рынка во многом замкнута на чиновниках районов и городов. Поставив полузаконную конструкцию, предприниматель попадает в западню и берет чиновников в долю. Это распространенный в Башкирии механизм. За эту долю на все закрываются глаза. Например, на моем доме на улице Ленина годами висело огромное панно – это огромная сумма денег. Никаких согласований с нами, никаких отчислений в домовое хозяйство не было.

А теперь перейдем к еще одному аспекту – к проверяющим и контролирующим органам: МУПам, ГИБДД, УФАС и прочее. Баннеры на путепроводах на проспекте Салавата Юлаева – огромные и дорогие. Много раз выносилось решение, что они там висеть не должны. Это нарушение технического характера, то есть имеется опасность для проезжающих. Есть чудесный нюанс: все эти конструкции на домах, фасадах, мостовых переходах – на них нет экспертиз. Выдается филькина грамота без анализа свойств, ветровых нагрузок, давления на носитель и прочее. Слава богу, что в Уфе пока не было трагедий, только красиво спланировавшая на автомобиль с восьмого этажа фанера или троллейбус, сорвавший растяжку. ФАС – это отдельная история. По ГИБДД мы знаем, что есть свои нормативные документы относительно размещения около дорожной инфраструктуры: крайние боковые срезы, углы видимости, светофоры и прочее. Если все это поднимать, то город надо полностью зачищать.

 В итоге после того совещания Борис Мелкоедов озвучил целый ряд мер. Главный посыл – отдать рынок на уровень республики. Без вопроса о бенефициара этого предложения нужно признать, что логика в этом есть: не можете сами на местах, будем регулировать мы. Как вы оцениваете предложения Мелкоедова и сами бы что предложили?

Безымянный.png

 - Он просто очередной раз повторил тот набор мер, который озвучивает при планах реформы рекламного рынка. Проблема в том, что план каждый раз не реализуется, но он его исправно зачитывает. Конечно же, нужна инвентаризация, конечно же, нужны единые правила, схемы распределения мест, унификация, единые конструкции.

Я считаю, что излишне централизовать и забирать компетенции не надо. Во-первых, республика и условия в ней разные. Во-вторых, у тех, кто хочет все забрать на себя, у самих не хватает компетенций. В итоге будет набор ошибок, которые будут представляться как единственный путь борьбы с бардаком. Так было и при Аскаре Фазлыеве (на момент, когда он возглавлял информационно-аналитический отдел Администрации Уфы – прим.ред.), так и при Римме Зариповой (экс-директор МКУ «Городская реклама» - прим.ред.). Преподносилось все, как революция и наведение порядка, а на самом деле превращалось в перераспределение полномочий по принятию решений.

 Так может, нам стоит подумать о принятии соответствующего республиканского закона?

– Безусловно, можно подумать, но только в качестве рамочного. Этот республиканский акт должен описать основные принципы, но оставлять возможности для каждой местности, исходя из его специфики. В Зилаире эта конструкция никому и за 10 тысяч рублей в год может быть не нужна, а в Уфе другая ситуация.

 

Во время подготовки данного материала Борис Мелкоедов, занимавший пост председателя Агентства по делам печати и СМИ, и почему-то отвечающий за наружную рекламу, переместился в кресло главы родного Зилаирского района. Также МКУ «Управление наружной рекламы Уфы» (МКУ «Городская реклама» сменило название в феврале 2020 года) вдруг объявило торги на размещение. Связаны ли эти события, мы будем разбираться.


ПОДЕЛИТЬСЯ