Общество

Уфимский адвокат раскритиковал судебную систему

10:11 25 Июня 2015 | Просмотры 3614
Автор: Рифат Бикжанов
Все материалы автора

Уфимский адвокат Виталий Буркин рассказал порталу ProUfu.ru в интервью о том, как устроена нынешняя судебная система, что мешает объективности судов, от кого они зависят и как переломить ситуацию.

Виталий Анатольевич, в стране уже много лет идет судебная реформа. Какой видится вам судебная система сегодня?

– Суд должен быть независим от госорганов и местной власти, подчиняться только закону, главный из которых – Конституция. А при рассмотрении уголовных дел строго следовать презумпции невиновности. Фемида у нас имеет обвинительный уклон, что ее вполне устраивает. Плюс зависимость от правоохранительной системы и правовой нигилизм населения, отягощенный страхом перед ней и судом, подогреваемый СМИ. Ежедневно люди видят по телевизору, как кого-­то арестовали, задержали. Виновность не доказана, а следственные органы делают уверенные заявления. Если подозреваемого оправдали, ни одна газета об этом не расскажет, хотя обязана по закону.

Когда в 2009 г. моего подзащитного – подполковника в отставке – в Уфе задержали по подозрению в организации хищения, об этом сообщили все СМИ. А о том, что он оказался невиновным, пробыв, кстати, полгода в следственном изоляторе, и отсудил компенсацию, никто не рассказал. Когда же я потребовал опровержения, то столкнулся с небывалой бюрократией. Приходилось прибегать к частным изданиям и соцсетям. То же самое происходило и по другим делам, окончившимся победой. В 2008 году СМИ не стали освещать оправдание директора уфимской школы по лжеобвинению в получении взятки и другого моего подзащитного по обвинению в наркоторговле. Поэтому у людей и складывается представление о суде как о способе расправы с личностью, в том числе из­-за замалчивания СМИ случаев, когда справедливость реально восторжествовала.

Структура, не контроли­руемая обществом

От кого или чего зависит суд?

– От следствия и прокуратуры из-­за высокой степени взаимной поддержки, сложившейся между ведомствами и Фемидой. Вот как у нас происходит рассмотрение уголовного дела? Виновность лица предполагается, пока не доказано иное. Процедура сведена к формализму – заслушали свидетелей, огласили материалы следствия и приговор. О каком взвешенном анализе доказательств можно вести речь, если зачастую суды непризнание вины воспринимают едва ли не как личное оскорбление? Апеллирование к презумпции невиновности не проходит, приходится фактически ее доказывать, разбивая доказательства противной стороны. Каждое дело, в котором мой подзащитный был невиновен, проходило в условиях противоборства не только с прокурором, но и с судом. Нередко за оправдание приходилось биться уже в вышестоящих инстанциях после осуждения.

Что мешает объективности судов?

– Суд лишь де­-юре самостоятельная ветвь власти. На деле это как бы часть правоохранительной системы, встроенная в вертикаль, с системой неформального контроля и сводом негласных правил. «Случайных людей» в системе почти нет. Между председателями судов и правоохранителями зачастую складываются неформальные отношения, отсюда высокая степень взаимной поддержки. Все это превратило суды в закрытую бюрократическую структуру, не контролируемую обществом.

Воля к победе и жажда справедливости

Как в таком случае удается защищать людей?

– Стараюсь никогда не сдаваться и настраиваю на это своих доверителей, будь то уголовное или гражданское дело. Моего подзащитного Романа Забирова в Стерлитамаке оправдали после того, как мы с ним отменили три обвинительных приговора, поочередно вынесенных судом по сфальсифицированному обвинению. Роман, кстати, отсудил у государства компенсацию 1 млн 300 тыс. руб. Упорство и воля к победе. Только так.

Как переломить ситуацию?

– Необходим ряд законодательных изменений, в этом убеждено все адвокатское сообщество. В частности, нужно расширить юрисдикцию суда присяжных, кардинально изменить порядок назначения судей, сделать его открытым. Ввести запрет на занятие должности судьи лицом в регионе, где он ранее работал в правоохранительной системе. Председателей упразднить. Заменить бумажные протоколы обязательной аудио­видеофиксацией заседания.

Виталий Буркин

родился в 1979 году в Уфе, с отличием окончил Елабужскую школу МВД РФ.

В 2003 г. – Уфимский юридический институт МВД РФ, до 2005 г. работал следователем. Затем стал членом Адвокатской палаты РБ. Соучредитель юридической фирмы

«Буркин, Хазиев и партнеры».






Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент