Общество

Ветеран войны из Башкирии: о пленном немце, расстрелянном взводе и потере глаза

21:20 01 Октября 2016
Автор: Кристина ХЛЫСТОВА
Все материалы автора
Ветеран войны из Башкирии: о пленном немце, расстрелянном взводе и потере глаза

- Это мы с Лёнькой на фронте, молодые еще, - держа старческими руками выцветшую фотографию, говорит Сергей Авдеев. – И учились вместе…

В любимой комнате Сергея Никифоровича веет стариной и военным временем. Всюду черно-белые фотографии прошлых лет в золоченых рамках.

- Вот мои мать с отцом, вот братья родные, - рассказывает он.

Весь пиджак Сергея Никифоровича увешен орденами и медалями. Ветеран прошел войну и дошел до Балтийского моря.

авдеев2.jpg

«Брат потерял глаз, но остался воевать»

- Родился я в деревне Ново-Балагушево Чишминского района в 1926 году, - рассказывает ветеран.- Нас было семь человек в семье: я, три брата, мать с отцом и бабушка. Родители были неграмотные, я закончил четыре класса сельской школы. Отец был трудяга, у нас в роду все такие! Мать хозяйством занималась.

У нас в деревне было 4 класса, чтобы доучиться до 7-ого, нужно было ехать поступать в школу в деревне Енгалышево. На всю школу была всего одна похвальная грамота.

- Меня директор вызвал и сказал: «Я Настеньке грамоту отдам, а ты и так поступишь», – говорит Сергей Никифорович.

В Енгалышеве экзамен она сдала на двойку, но ее спасла грамота. Благодаря ей – Настеньку зачислили. Остальные не поступили. Так и стали они вдвоем учиться в школе, потом ее закончили.

Брат Александр и отец Сергея погибли на войне. Другой брат Павел служил в разведке. Пошел он как-то в разведку, а его немцы заметили. Он бросился бежать. Враги догнать пытались, а потом выстрелили из пушки. Снаряд разорвался рядом с Павлом и большой кусок твердой земли стукнул ему в голову, да так, что глаз вылетел и повис. Схватился он за него и добежал до своих. Там ему висящий глаз отрезали, у него был поврежден нерв, Павлу оказали помощь. Но с войны он не ушел – так и остался воевать с одним глазом.

Авдеев4.jpg

- Я помню тот день, когда началась война. Я в огороде был, приходит папа и говорит: «Сереж, война началась». Я спрашиваю: «Как война? Какая война?» Он говорит: «Немцы напали». Мне тогда 15 лет было.

После этого Сергея Авдеева вызвали в сельсовет. Там ему дали сумку с повестками. На лошади он развозил повестки и возвращался обратно за очередной сумкой с повестками за 10 километров. Так прошло полтора месяца.

- Помню, когда мужики уезжали на фронт, женщины со слезами бросались на телеги, не хотели отпускать своих мужей, сыновей, братьев, - вспоминает ветеран. - В 1943 году нас взяли в снайперскую школу в Оренбургской области. А потом и меня на войну забрали. Повезли с вещами в Уфу, я не знал тогда, вернусь ли я живым и увижу ли я когда-нибудь еще свою семью. Нас везли в поезде на нарах, стелили солому. Привезли на станцию Колтубановка Чкаловской области, там мы учились, нас посылали пилить лес на дрова для больниц, школ и детских садов. У меня шурин умер от дизентерии – он доедал объедки и остатки из консервных банок, вот и заболел.

Потом солдат повезли до Тулы, это был очень длинный состав – вагонов 80! Сопровождали поезд три паровоза (два спереди, один сзади).

Сергей Никифорович числился в 51 стрелковой краснознаменной дивизии, номер полка – 1378, первый прибалтийский фронт.

- Первое ранение я получил в Литве, когда освобождал местный город, – говорит он. - Два осколка попали глубоко в ногу, хорошо, что кость не задело, я быстро поправился.

Гомель горел. Сергей Авдеев вместе с ротой догоняли своих. Бывало, и по 40, и по 60, и по 100 километров приходилось пешком преодолевать.

ав.jpg

В Прибалтике в городе Шауляй немцы крепко держались. Но мы за полутора суток освободили его, - говорит ветеран. – Когда освобождали вокзал, увидели бронепоезд «Уфа», я очень обрадовался, увидел земляков, поговорили, обнялись.

- В одном бою мы ползли по-пластунски, но потом была команда вернуться. Я вышел на дорогу и продолжал сражение. Меня бы или расстреляли, или в плен взяли, мне потом попало от командира, - говорит Сергей Авдеев. – Когда ты воюешь, сознание как бы отключается, ты идешь как зверь на врагов!


«Кишки, руки, головы висели на деревьях»

- Как-то мы с моим товарищем Сиваковым закончили свои дела и пошли срезать столб. Это было на нейтральной территории. Взяли нитки, ножницы и стали крутить. Ночь была, темно. Слышим - шуршит что-то. Мы подумали, что немцы, чуть не убили их. А потом оказалось, что это замкомандира и адъютант ползли к женщинам, - смеясь, вспоминает ветеран.

- Помню, как немца мы в плен брали, лысый он был, толстый и без головного убора. Говорит нам: «Гитлер капут, Сталин - гут», - смеется Сергей Авдеев. – Мы с моим товарищем Дударевым его привели к нам, стали раздевать его, а он сапоги снимать не хочет – хорошие, новые, жалко ему было. Хорошую одежду и сапоги мы себе забрали. За взятие немца в плен нас наградили.

Однажды солдату пришлось стать свидетелем того, как погиб весь взвод.

- Около Шауляя было большое поле. Вдруг налетели фашистские самолеты и начали обстрел. Нам дали команду разбежаться по полям. Один взвод отдыхал у деревьев. Самолеты вроде улетели, но тут один разворачивается и начинает стрелять по взводу. Там было 30 человек, - говорит Сергей Авдеев. – Когда самолет улетел, мы добрались до взвода – это было ужасное зрелище: 29 человек из 30-ти были расстреляны, головы, руки, ноги, кишки были разбросаны и висели на кустах. Мы остолбенели. Но что самое удивительное – один солдат Гаян Файзуллин чудом уцелел – на нем не было и царапины. Бедный солдат был ни жив, ни мертв от страха.

Авдеев5.jpg

Похоронили заживо

- А однажды меня потеряли! – смеется Сергей Авдеев. – Тот самый Леня Коротков потерял меня и подумал, что я погиб в боях. Он написал письмо матери. А я в это время был в госпитале, но потом все выяснилось.

После окончания войны Сергей Авдеев вернулся в родное село.

- На моих руках умерла моя мама, она очень сильно и долго болела, - до сих пор ветеран не может сдержать слез.

Потом Сергей Никифорович уехал в Уфу, женился. В браке родилось две дочери.

Авдеев6.jpg

Той самой деревушки Ново-Балагушевов Чишминском районе уже нет. Зато на этом месте теперь красуется памятник. Его поставил Сергей Никифорович в память погибшим в Великую Отечественную войну односельчанам.

- 30 дворов было, 22 человека погибли из нашей деревни. На памятнике – имена всех, кто отдал свою жизнь за родину. На камне высечена надпись: «Никто не забыт, ничто не забыто».

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент