Общество

Уфимский адвокат Виталий Буркин: «Путаницу вносят законодатели»

10:10 14 Июля 2015
Автор: Рифат Бикжанов
Все материалы автора

Государственной думой планируется принятие законов, ужесточающих наказание для лиц, совершивших преступления в сфере экономики. О том, как это может сказаться на предпринимателях и обычном бизнесе, а также о способах защиты по таким делам мы поговорили с адвокатом Виталием Буркиным.

- За последние несколько лет в уголовный закон вносились изменения, улучшающие положение лиц, обвиняющихся в экономических преступлениях. Теперь все наоборот. Что это поменяет?

- В действительности изменения, которые вносились в уголовный закон последние несколько лет, сути не поменяли – судебно-следственная практика по сей день непоследовательна и противоречива. Проблема в том, что экономические, как и должностные преступления тесно переплетены с гражданским и корпоративным законодательством. Между некоторыми преступлениями и гражданско-правовыми деликтами или дисциплинарными проступками зачастую грань еле видна. Это создает благоприятную почву для произвола.

- В чем он заключается?

- В том, что практика до настоящего времени не выработала четких критериев отграничения хищения, то есть преступления, от неисполнения договорных обязательств, влекущих гражданско-правовую ответственность. Как известно, большинство обвинений в экономических преступлениях – это хищение (присвоение, растрата или мошенничество). Так вот, при совершенно схожих обстоятельствах в одном и том же районе одно уголовное дело на стадии расследования может прекратиться за невиновностью, а другое уголовное дело в отношении другого лица может закончиться осуждением.

- А как должно происходить разграничение?

- Если говорить о хищении, то законом четко определено его понятие – противоправное, безвозмездное обращение имущества в свою пользу или пользу иных лиц с корыстной целью. То есть если мы говорим о мошенничестве, то это хищение путем обмана или злоупотребления доверием. Отделить его от неисполнения договорных обязательств несложно. В результате мошенничества пострадавшая сторона не сможет взыскать ущерб в гражданском порядке, так как изъятие имущества произошло в результате обмана. Например, по поддельному паспорту, свидетельству о праве собственности или договору. Но что случается на практике? Запросто осуждаются, например, предприниматели, которые не исполнили обязательства по добровольно заключенной сторонами сделке. А по статье «Растрата» может быть осужден директор, который совершил невыгодную сделку для руководимой фирмы.

- Как такое становится возможным? Ведь вроде есть четкие критерии?

- Путаницу действительно вносят законодатели и Верховный суд РФ. Верховный суд производит толкование закона, обязательное для всех нижестоящих судов, которое нередко бывает двусмысленным и обтекаемым. А Дума в 2011 году приняла закон, который ввел понятие мошенничества при неисполнении договорных обязательств (статья 159.5 УК), что полностью противоречит как уголовному, так и гражданскому праву. Кстати, в конце 2014 года Конституционный суд признал эту норму неконституционной, а так как она предусматривала более мягкое наказание, чем по статье 159 УК, то и пошли разговоры об ужесточении наказания.

- Последние два-три года СМИ активно освещались уголовные дела, возбужденные в отношении директора ЗАО «Чишминский свинокомплекс», сотрудников ООО «Дортрансстрой» и бывшего директора ОАО «Уфимский хлеб», в которых вы участвовали в качестве защитника. Все эти дела были прекращены, фигуранты признаны невиновными, несмотря на обвинения в крупных хищениях. В чем их суть и почему они были прекращены?

- С подробностями этих и других дел можно ознакомиться на сайте bkpartners.net. Изначально дела возбуждались в условиях отсутствия законных оснований. Директор ЗАО «Чишминский свинокомплекс» абсурдным образом подозревался в хищении акций в особо крупном размере у компании «Региональный фонд», которая представила ему залоговое обеспечение в виде этих акций при получении кредита в банке. Мы смогли доказать, что хищения не было, а причиной ущерба стали неправильные действия руководства фонда. Мой подзащитный сотрудник ООО «Дортрансстрой» обвинялся в хищении бюджетных денег при строительстве дороги. Здесь мы доказали, что мой подзащитный не имел к хищению никакого отношения, как не имели и другие обвиняемые. Что касается дела в отношении бывшего директора ОАО «Уфимский хлеб», то здесь органы следствия обвиняли его в совершении финансовых махинаций, несмотря на то, что его добросовестность подтверждена решениями Арбитражного суда. Кстати, это дело в настоящее время возобновлено – следственный орган, невзирая на абсурдность обвинения, пытается направить его в суд.

- Что сложнее – защищать или отстаивать интересы потерпевших, ставших жертвами преступлений? Что вы можете рекомендовать фигурантам дел и пострадавшим?

- Если речь вести об экономической сфере, то наиболее сложными являются ситуации криминального захвата активов предприятия, хищение активов одним из акционеров, когда в схеме преступления участвуют представители властных структур, а конечного выгодоприобретателя установить сложно. А с учетом неповоротливости правоохранительной системы, когда заявление о преступлении рассматривается месяцами, бывает сложно добиться возбуждения уголовного дела, не говоря о возврате активов. Так что все зависит от ситуации.

Что касается советов, то на своих страницах в соцсетях я регулярно публикую материалы на юридическую тематику. Может, кто-то почерпнет для себя что-то полезное.  

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент