Общество

Участник ВОВ из Уфы о расстреле земляка, трех ранениях и жизни в вагонах

18:35 24 Сентября 2016
Автор: Кристина ХЛЫСТОВА
Все материалы автора
91-летний Богословский Николай Васильевич сейчас живет в своей демской квартире вместе с сыном и внуком. Ветеран, прошедший всю войну и получивший три ранения, несмотря на свою тяжелую жизнь, шутит и юморит. Год назад Николай Васильевич упал, и теперь он прикован к инвалидной коляске. А ведь когда-то он отважно сражался и защищал Родину.
Участник ВОВ из Уфы о расстреле земляка, трех ранениях и жизни в вагонах
Николай Богословский родился 25 апреля 1925 года в Оренбургской области в селе Матвеевка. Окончил, как и большинство его ровесников, семь классов сельской школы. В семье Богословских было пятеро детей: брат Николая и три сестры.  Отец 1890 года рождения – тоже воевал. 
- Да и моя старшая сестра тоже участник Великой отечественной войны, - признается ветеран.
До войны семья жила своей обычной жизнью: дети ходили в школу, мама была домохозяйкой, отец трудился в машинно-транспортной станции завхозом. У них был свой дом, большое хозяйство, свой огород, скотина. 
- Наши родители держали кур, овечек, все почистить, покормить – работы всегда хватало, а мы старались помогать, - говорит Николай Васильевич. 
Отец Николая Василий ездил по заготовке леса и брал его с собой. Маленькому Коле шоферы давали порулить – садись, говорят, порули. А мальчонка был только рад! Так водителем он и остался. 
Еще Василий работал токарем и вулканизаторщиком. Даже научил этому делу девчонку-одноклассницу. 
- Весь наш седьмой класс в МТСе работал, потом все мои одноклассники вместе в армию пошли в 1943 году, а тех, которые остались – забрали в шахты, - рассказывает Николай Богословский.
«Еду брали из сумок убитых солдат»
В армии Николай Васильевич попал в снайперскую школу в городе Бузулук Оренбургской области. 
- Моя мама приходила ко мне пешком, проведать меня за 70 километров, - говорит он. – Командир взвода звал меня, мол, иди мать встречай. Мы ходили в военных шинелях, вскоре начался завоз военного обмундирования. 
Старшую сестру Николая Богословского в то время забрали в ФЗО (фабрично-заводское обучение).  Все дети разъехались кто куда, мать осталась одна. 
- Помню, везли нас в Подольск, с воздуха налетели немцы, разбомбили наш поезд, рядом со мной был Коля Юмашев, ему нос оторвало – на лечение увезли, - вспоминает Николай Васильевич. 
Все-таки эшелон добрался до места. Там солдат рассортировывали по частям. 
- Меня вызвали по фамилии и спросили: в пулеметчики пойдешь? Куда надо – туда и пойду, для этого я и приехал, - говорит он.
Так, Николай Васильевич попал в пулеметчики и позже стал командиром. Один из его одноклассников попал в роту автоматчиков, другой стал связистом. 
Николай Васильевич участвовал в освобождении латвийского города Елгава. 
- Мы плыли по реке Лиелупе, я смотрел, как в воде отражаются звезды, - говорит ветеран. – Вдруг на нас налетел самолет и сбросил бомбу. Лодка опрокинулась, я поплыл. Моего командира Копцева Николая Васильевича тяжело ранило. Мы выбрались на берег, его доставили в госпиталь. 
Когда Николай Богословский шел по берегу с политруком минометной роты, из города неожиданно выстрелили и попали в него. К счастью, кость не повредили. Его отвезли в госпиталь на лечение в один из латвийских городов. 
Из личного архива.jpg
- Я никогда не писал писем домой, - признается Николай Васильевич. 
После выздоровления, а лечился он дней 20, был снова в строю – его отправили в свою часть, чтобы освобождать Ригу. 
- Мы зашли со стороны моря. В лесах мы делали прорыв танками. Я со своим расчетом на танке был. Вдруг с воздуха нас начали бомбить, меня контузило. Я находился в деревне, она очень напоминала мне родную Матвеевку. Смотрю я - один мой знакомый письмо на родину пишет, приглядываюсь, а там адрес: Оренбургская область, село Кузьминовка, это же соседнее село! Оказалось, что это был Ваня Назаров – двоюродный брат моего друга. Вот так за тысячи километров от дома я нашел земляка.
После Богословскому предлагали офицерские курсы, но он отказался – долго служить. 
- У нас в тылу была кухня. Наш старшина получал и таскал для нас еду в рюкзаке. Термос с чаем, американскую колбасу, картошку. Кормили раз в сутки, но нам хватало. Иной раз идешь мимо убитого солдата – потрясешь его сумку, может есть что. Что находили – забирали себе. 
Ожоги лица и рук в горящей траншее
В праздник 7 ноября 1944 года наши выбили немцев и находились в их траншеях, в которых была вода, было очень сыро. В них лежали добавочные снаряды с порохом в шинах. 
- Немцы бросили недалеко снаряды, они разлетелись на осколки, один из которых попал в траншею, где мы сидели, порох вспыхнул. Ребята здорово обгорели. Мне огонь попал на лицо и на руки, я лечился в госпитале, - говорит ветеран. – Мне даже руки связывали, чтобы я лицо не трогал. Это было мое третье ранение на войне. 
После лечения Николай Васильевич отправился в свою часть, они дошли до Кенигсберга. Там и кончилась война.
- Мы принимали пленных, и вот один солдат, русский, был тоже мой земляк из Оренбургской области, говорит: «Я Гитлеру присягу давал». Мне говорят – твой земляк, ты и решай что делать, - говорит он. – Его вывели и расстреляли. 
После окончания войны у нас оставалось очень много трофейной техники, и ее нужно было как-то вывозить.
После у меня был единственный отпуск, я вернулся на родину, мне нужно было попасть в военкомат отметиться, но я не успел. 
Домой вернулась сестра да не одна, а с мужем. Наша деревянная изба была ветхой, трещала по швам, пришлось ее стянуть. Туда-сюда и снова уезжать. Перед отпуском мне дали молодых ребят на обучение – вернулся, а их нет, демобилизовались. 
Младшая моя сестра вышла замуж. Муж работал на железной дороге кочегаром и меня туда позвал. Я закончил курсы машинистов и стал помощником машиниста электровоза. Стажировался в Златоусте. 
Проработал на железной дороге Николай Васильевич 33 года. Потом его перевели в поселок Абдуллино, он стал работать по Чишминскому тракту. Переехали в Раевку, жили в вагонах, кухня, туалет на улице. После Николай Васильевич вместе со своим вагончиком приехал в Уфу жить в 1954 году. Но там он не осел – их обратно вернули в Абдуллино. Там ему дали квартиру. 
Но все же потом Николай Васильевич решил вернуться в Уфу. Здесь он живет по сей день.  
В том году с ветераном случилось несчастье – он сломал шейку бедра. Теперь он в инвалидной коляске. Операцию делать не стали – побоялись, что здоровье не выдержит. 
Ветеран живет вместе с сыном Сергеем и внуком – они за ним ухаживают. Пенсионеру, конечно, грустно и одиноко – ведь ровесников вокруг нет, да и выходить на улицу он так часто не может. Раз в год его для галочки проведывают соцработники и медики. 
 

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент