Общество

Раиль Сарбаев: «Башкирия с ее потенциалом кризис может пережить без серьезных потрясений»

16:00 23 Марта 2015
Автор: Разиф АБДУЛЛИН
Все материалы автора
Бывший премьер-министр республики дал эксклюзивное интервью Proufu.ru
Раиль Сарбаев: «Башкирия с ее потенциалом кризис может пережить без серьезных потрясений»
Архив Р.Сарбаева

– Раиль Салихович, как вы оцениваете экономическую ситуацию в Башкортостане?

– Конечно, экономика республики довольно устойчивая. Уверен, что каких-либо серьезных потрясений не будет. Потому что промышленные, системообразующие предприятия республики связаны и с экспортом, и с внутренним потреблением.

У нас очень много оборонных предприятий, а единственная статья, которая в 2015 не подверглась секвестированию, – это оборонка.  Значит, финансовых затруднений там быть не должно.Что касается нефтехимии, то и эти предприятия тоже будут находиться на плаву. Предприятия металлургии, особенно цветной, экспортируют свою продукцию. Чем больше дешевеет рубль, тем комфортнее они  себя чувствуют. Поэтому все серьезные кризисы республика проходила без больших потерь.

–  Но правительству все равно нельзя расслабляться?

– У правительства одной из основных социальных проблем будет безработица, потому что в условиях кризиса сокращения неизбежны. Но каждое сокращение должно обсуждаться на уровне правительства, и предприятие должно доказать, что это связано с эффективностью производства.

– Что бы вы сделали в условиях кризиса сейчас, какие меры предприняли?

– Я задал бы вопрос: без чего мы сегодня год-два можем прожить? И без какого-то зазрения совести взял бы и урезал эти статьи в бюджете. А сэкономленные деньги направил бы на те предприятия, которые нуждаются в финансовой поддержке, для того чтобы выжить. Средним, малым предприятиям, агропромышленному комплексу.

– Какие расходы можно ограничить на год-два? И где еще есть резервы?

– Социальные расходы не трогаем. Надо понимать, что нельзя резать по живому. Мы школы, например, как оптимизировали в свое время? На селе школы объединяли, оставляли филиалы. При этом все педагоги оставались, сокращали другие расходы.

Например, если коммунальные сети изношены в среднем от 67 до 80 процентов, то там, где они менее изношены, год-два  средства можно не давать – проживут.

Дорожная отрасль. Там колоссальные деньги. За счет штрафных санкций на перегруженный транспорт на республиканских дорогах  до 25-30 миллиардов рублей можно получить в бюджет.

Огромные деньги можно высвободить, если  передать в федеральную собственность дороги, которые в какой-либо части сопряжены с федеральными трассами. Мы же передали так дорогу Уфа – Оренбург. И теперь федеральный бюджет за нее отвечает. Возьмите дорогу Уфа – Белорецк – Магнитогорск, с ней надо так же поступить.

– Сейчас еще хуже с дорогами стало, такое впечатление создается.

– Сил не хватает республике, налогооблагаемая база не растет. Новых предприятий нет. Рустэм Закиевич ведь выступал по бюджету, сказал, расходы округленно 100 миллиардов рублей составляют. Но посмотрите: 5 лет назад расходная часть бюджета была 97,4 миллиарда. То есть если инфляцию посчитать, повышение цен на энерготарифы, то бюджет стал меньше. Сегодня первостепенная задачаруководителя субъекта – заставить здесь платить налоги всех, кто пользуется какими-то благами республики.

– А разве не все крупные компании платят в Башкирии?

– По законодательству, в каком субъекте находишься на  налоговом учете, там и платишь. Сегодня месячная зарплата у президента компании может составлять 100 000 долларов, а у рабочего она не превышает 20-25 тысяч рублей. Поэтому если топ-менеджеры находятся на налоговом учете в Москве, то там они и платят НДФЛ.

– Не секрет, что многие предприятия в республике управляются не местными жителями, а людьми из Москвы или других городов, и поэтому порой говорят, что правительство ничего  с ними поделать не может. Это действительно так? Нельзя никак на них повлиять?

– Да такого быть не может. Правительство Российской Федерации и Республики Башкортостан – это одна вертикаль, одно государство. Наше правительство представляет государственную власть Российской Федерации. Как можно говорить, что не управляется? Все, что на территории находится, все управляется. Желание надо, и жесткость проявить – и все.

– Существует еще такая проблема, когда приезжие владельцы заводов и фабрик начинают менять топ-менеджеров и средний управленческий персонал, а новички, возможно, в погоне за прибылью или из-за недостатка опыта начинают игнорировать технику безопасности. Такие сигналы к нам поступают. Тут как быть?

– Ну, это форменное безобразие. Но я не думаю, что руководитель региона, столкнувшись с этим, промолчит.

– А как вы считаете, размещение деревообрабатывающего производства под Уфой («Кроношпан») – это правильно с точки зрения как раз экологии?

– Я не владею всей информацией, но мне непонятно, почему уперлись именно в это место? Возможно, для этого есть какие-то веские аргументы и причины. Люди же возмущаются не из-за того, что не хотят новых рабочих мест или отчислений в бюджет. А оттого, что рядом находится водозабор, рядом – населенный пункт.

– А вы в Уфе часто бываете?

– Стараюсь по выходным приезжать.

– Ваши впечатления от города?

– Мне кажется, стало грязнее. Если вспомнить состояние улиц при прежнем мэре, то это ни в какое сравнение не идет.

– А что изменилось? Люди вроде те же самые остались, техника та же.

– Вероятно, массовые мероприятия отвлекают силы и средства. А там один год упустил – все, не наверстаешь, финансирование ведь всегда было скудное. Павел Рюрикович (Качкаев, прежний мэр – прим. ред.) раньше приводил цифры по бюджету Уфы на душу населения в сравнении с другими регионами, мы всегда в конце где-то болтались. То есть нельзя только на деньги сваливать, значит, есть проблемы в организации работы.

– Но все равно какие-то деньги накапливаются, мы же все каждый месяц платим за уборку территории, а посмотришь – где-то чисто, а где-то нет. В чем дело? В Москве, например, куда чище.

– Там в Москве по одному дворнику на метр, такое впечатление (смеется).

– Там идет борьба за этот рынок, москвичи рассказывают: не успеешь машину завести и отъехать, как тут же снег, который с машины на асфальт упал, приберут. Иначе муниципалитет другую фирму наймет.

– Да, там очень жесткое отношение.

О селе: «Дайте людям средства механизации, и они и себя прокормят, и город»

– Государство должно селом заниматься?

– Для того чтобы быть конкурентными на рынке сельхозпродукции, государство до 50 процентов должно  дотировать  сельхозпроизводителя, как в Европе, а если как в Японии – то и все 70 процентов.  К сожалению, денег таких пока в стране не находится.

Но выход всегда есть. Нужна грамотная аграрная политика. Возьмем предуральскую степь  в Башкирии – здесь можно производить твердые сорта пшеницы. Для обработки огромных площадей наше правительство и создавало в свое время МТС. Мы планировали сформировать крупный холдинг с участием государства и инвесторов, так называемый зерновой завод на базе Зилаирского совхоза Баймакского района. В центральной части, западной, северо-западной – районах, где из-за суммы температур  продовольственное зерно не вызревает, должна быть  другая политика.

– Какая именно?

– Там, где горно-лесная зона, там, где склоновые почвы, леса и преобладает сельское население,  надо развивать личные подсобные или же фермерские хозяйства. Государство должно помочь людям, дать им необходимый инвентарь.

Допустим, трактор МТЗ-80 на начало 2010 года стоил порядка 700 000 рублей. Мы 300 000 сразу погашали за счет бюджета, оставшуюся часть делили на 5 лет. Даже самый большой лодырь в деревне, имея новый трактор, мог заработать деньги на погашение кредита. Сено подвезет, скосит, огород вспашет, в деревне для трактора масса работы.

– Приближается посевная кампания. Как вы считаете, земля и так всех прокормит или надо в условиях кризиса уделять какое-то особое внимание селу?

– Если не уделять внимание, то население пропадет. Посмотрите, школы оптимизируем, колхозов-совхозов нет, посев проводим через пень-колоду, мужья уезжают на заработки из деревни. Поэтому другого пути нет, надо уделять внимание селу. Тем более в Российской Федерации, где столько земли.

– А вы сами себя к кому больше относите – к сельским или городским жителям?

– К сельским.

О Татарстане: надо учиться лоббизму

– Вы хорошо знакомы с Татарстаном. Как вы считаете, какой опыт соседей хорошо бы перенять нашей республике?

– Опыт лоббизма и опыт управления, само собой. В Татарии научились средства федерального бюджета привлекать. Там целая команда специалистов,  каждый из которых прикреплен к конкретному федеральному министерству и лоббирует интересы республики.

– А если сравнивать  бюджеты двух республик, они сопоставимы?

– У нас при численности населения порядка  4,1 миллиона человек доходы – около 99 миллиардов рублей. В Татарстане при численности  более 3,8 миллиона – более 150 миллиардов своих доходов. Считайте сами.

– А какие еще регионы могут быть примером для нас?

– Калуга. Белгородская область, Кемерово, Самара. Там, где есть стабильность, там успех. Регионам сегодня надо дать больше самостоятельности в условиях кризиса, если, конечно, его руководитель профессионально им управляет, знает экономику региона как свои пять пальцев, одним словом, способен справиться с возросшими вызовами, то есть если в регионе есть сильный лидер.

– Как глава соседней республики Рустам Минниханов, например?

– Да, это хороший пример эффективного лидера. У него сильная и стабильная команда.

За фонд «УРАЛ» обидно

– Сейчас многие обсуждают ситуацию с фондом «УРАЛ». Вы знаете, что Евтушенков в суде выиграл и может забрать из республики более 70 миллиардов рублей, на проценты от которых фонд осуществлял свою благотворительную деятельность. В результате фонд может закрыться, и пострадает много людей. Вы следите за этим и что думаете?

– Решение принято, и факт свершился. С одной стороны, это обидно. Разговоров много, и Муртазу Губайдулловича пытаются обвинять. Но я знаю, как все происходило, какое давление было. При приватизации «Башнефти» единственно возможным было оставить в республике вырученные деньги именно таким образом. Никто бы эти деньги с собой не унес, они так или иначе работали на людей. То, что случилось, случилось. Не у всех доходят руки до обездоленных, до безнадежно больных, а фонд выделял на них немалые деньги. Сейчас такие средства на лечение тяжелобольных  и другие благотворительные проекты республика вряд ли сможет найти.

– Как вы считаете, что-то можно в этой ситуации изменить, чтобы деньги остались в республике? (Интервью было записано до мирового соглашения АФК "Система" и БФ "Урал". – прим. ред.) Может господин Евтушенков пойти на попятную? Ведь АФК «Система» от этого бизнеса уже получила почти 190 миллиардов рублей одних дивидендов.

– Об этом должен говорить глава республики. Сегодня он представляет интересы народа Республики Башкортостан. Он избран этим народом.

Мы позвонили Раилю Сарбаеву, после того как стало ясно, что АФК «Система» и ООО «Урал-Инвест» подписали мировое соглашение о том, что 4,6 миллиарда рублей все-таки останутся в республике и будут направлены на благотворительные проекты БФ «Урал». Его реакция была быстрой:

- На безрыбье и рак рыба. Но на лечение детей, молодежи и на культурные проекты деньги будут. И Соборную мечеть надо достроить, ведь это не просто одно из религиозных зданий. Со временем эта мечеть станет одним из узнаваемых символов Уфы, местом привлечения туристов со всего мира.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент