Общество

«Прятался от фрицев в трупе лошади»

11:21 21 Ноября 2015
Автор: Константин КОРЕПАНОВ
Все материалы автора
«Прятался от фрицев в трупе лошади»

Валентин Порфирьевич Десяткин – начал свой армейский путь с летной учебки в Сибири, а закончил в Берлине в качестве пехотинца. Все три боевых ордена «Красной звезды» ветеран получил за выполнение задач, с которыми не всегда справлялись и штатные разведчики. На какие хитрости горазд разведчик-самоучка, он рассказал ProUfu.ru.

Родился и вырос будущий герой в деревне Киргизки Дюртюлинского района Башкирии. Окончил школу. Сначала на фронт ушел отец, а потом и сам. Был призван в 1943 году. Сначала отправили в учебку на летчика-истребителя в Сибирь, но вернули в Уфу. «Несколько месяцев жили в землянках, на занятиях больше «Ура!» кричать учили, чем стрелять, - вспоминает ветеран, - я за всю эту учебу всего 2-3 патрона выпустил из винтовки. Ладно, стрелять дома еще научился». Эшелонами отправили на фронт, и только по пути объяснили, что едут на настоящую войну.

«Вот тут-то и плакали, и маму вспоминали. Всякое было», - не скрывает ветеран своего страха перед передовой. Первый бой подразделение Валентина Порфирьевича приняло у села Знаменка Кировоградской области Украины. «Идем через кукурузное поле, смотрим – самолет летит. Мы ж деревня еще: «О! Самолет!» - и глазеем. А он как дал по нам, так мы в эту кукурузу попадали, головы поднять боялись!». Затем юный Валентин неожиданно для себя самого стал сержантом и по распределению попал в одну из пехотных частей 1-го Белорусского фронта. С ней он двинулся в Минском направлении и выполнял в своем подразделении функции разведчика.

Вилы как оружие

Под самым Минском Валентин Порфирьевич угодил под первые в своей жизни бомбежки и сам по врагу успел пострелять. Об этом вспоминает с ухмылкой, - «один стреляет, двое рядом лежат, очереди ждут». Винтовка, как рассказал ветеран, часто была одна на троих. Да и та не всегда соответствовала статусу «легендарного оружия». «Что этой винтовкой сделаешь? Ей коров пасти только, а не воевать!» - до сих пор сокрушается он. Однако дело свое делать приходилось с тем, что было, даже с вилами.

На подходах к окруженному городу отряд Валентина, находящийся в патруле, остановил воз с сеном. Женщина на поводьях уверила бойцов, что просто перевозит нехитрый корм для скотины. «Один наш взял вилы с воза да и ткнул ими со всего маха в центр кузова, - рассказывает разведчик. - Там как завизжит кто-то! Немца тетка вывезти пыталась. Пока она оправдывалась, рядовой еще разок пешанул, - тот вообще как поросенок заорал и дал деру!»

На допрос пришел сам Рокоссовский

«После взятия Калининграда уж мы все опытными стали. Даже в своих глазах, конечно, выросли! И осмелели, надо сказать!» - усмехается Валентин Порфирьевич. И однажды за эту смелость чуть было не поплатились. Валентин принял участие в Висло-Одерской операции. В ходе разведывательной вылазки, чтобы не выдать себя, переоделись солдаты в форму СС. Взяли «языка» и двинулись обратно. «Через фронт проходим, нас свои же и взяли!» - сейчас, вспоминая тот случай, ветеран смеется, а тогда было не до смеху. Возвращаться пришлось не в расположение своей части, поэтому и опознать пришельцев никто не мог. Новость о «немцах, самовольно пришедших через фронт» быстро достигла руководства штаба. «Рокоссовский лично пришел на допрос, как дал нам…Наматюкал так, как в родной деревне я никогда не слышал! Мать-перемать, кто позволил, чей приказ, - кричит…».

В результате операции от немецких войск была освобождена территория Польши к западу от Вислы и захвачен плацдарм на левом берегу Одера, использованный впоследствии при наступлении на Берлин. За 20 суток преодолели 7 укреплённых рубежей противника и 2 крупные водные преграды.

Памятные эпизоды

На одной из этих преград, реке Одер, наш земляк снова отличился. Разведчики пехоты обеспечивали безопасное форсирование: Валентин Порфирьевич проводил разведку огневых точек и переправы. Ночью искал броды и вел наблюдение за противником на другом берегу, а днем прятался… в трупе лошади на берегу. «Внутренности у нее выпустил и прямо внутрь забирался. Хитрость не великая – по мертвой животине-то стрелять не будут», - делится сержант пехоты наукой.

В самом Берлине в память фронтовика сильнее всего врезалось одно: пленные немцы. «Там сплошь такие же малыши, молодежь - как мы! Стариков-то не было уже, повыбили всех». Победу встретил с оружием в руках. «Самый разгар боя был, и тут командир кричит: «Не стрелять!»

После войны Валентин Порфирьевич поступил на службу в милицию участковым уполномоченным и со временем дорос до следователя уголовного розыска. Навыки, приобретенные на войне, множество раз помогали и в мирное время.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент