Общество

Отец погибшего в Башкирии полицейского уверяет, что сына убили

14:41 24 Апреля 2015
Автор: Гульназира БИИШЕВА
Все материалы автора
Из-за дел, которые он вел.
Отец погибшего в Башкирии полицейского уверяет, что сына убили
Фото с места трагедии сделал отец погибшего Амир Шаймарданов

История погибшего в августе 2012 года следователя отдела МВД России по Уфимскому району РБ Аяза Шаймарданова вновь всплыла в республиканских СМИ, когда в марте этого года в МВД РБ приехала федеральная проверка. Отец погибшего снова пошел с письмами по кабинетам и в СМИ в надежде, что будет услышан московским руководством правоохранительных органов.

Напомним, Аяз Шаймарданов погиб 2 августа 2012 года. Утром рано он выехал на работу из своего села Кармасан Уфимского района, а вскоре родителям позвонили коллеги сына и сообщили, что он погиб в ДТП. Не справился с управлением – такое заключение сделали позже в Уфимском межрайонном следственном отделе коллеги Аяза, но отец погибшего Амир Шаймарданов считает, что сына убили.

Аяз2.jpg

Аяз с детства мечтал работать в полиции

С того времени, как произошла трагедия, многие следователи и их руководители, уже уволились из Уфимского межрайонного следственного отдела. Да и в отделе, где работал Аяз Шаймарданов, почти полностью сменился состав сотрудников полиции, сменилось руководство. За это время уже шесть раз возобновлялось и вновь прекращалось расследование по факту гибели Аяза, дело четыре раза переходило от одного следователя к другому.

В феврале этого года Амиру Магасумовичу пришел ответ из Следкома РФ. В нем отцу сообщили: «Повторное изучение уголовного дела совместно с представленными Вами материалами показало, что указанное решение (о закрытии дела) принято преждевременно, без детальной проверки приведенных Вами доводов, в связи с чем 16 февраля 2015 года отменено. Ход и результаты дополнительного расследования взяты на контроль». У Амира Шаймарданова затеплилась было надежда.

«Независимая экспертиза установила, что на месте ДТП присутствовала еще одна машина. Но следователи утверждают, что на дороге Аяз был один. В показаниях, приехавших на место трагедии сотрудников полиции из состава следственного отдела много противоречий, - говорит Амир Магасумович. – Эти доводы я и привел в письме в Следком России. И вот, думаю, наконец, расследованием займутся всерьез».

ДТП.jpg

Амир Шаймарданов считает, что на дороге остались следы и от второй машины

«Я сразу начал подозревать, что это не несчастный случай, а убийство»

Раз за разом Амир Шаймарданов повторяет свои заключения, которые озвучивал в разных кабинетах: от следователей Уфимского отдела следственного комитета до руководителя СК РБ Алексея Касьянова. Об этом же он писал в письмах в прокуратуру РФ, Следком РФ, советнику Президента РФ по правам человека и т. д.

«На месте ДТП было огромное количество полицейских. На теле сына я обнаружил разорванную рубашку, она вся была мокрая и в кровавых потеках. Рядом со мной стоял участковый Тукташев. Я спросил его, почему рубашка мокрая. Он ответил мне, что помыли лицо водой. Я увидел у сына рану на затылке. Мне показалось, что рана глубокая, похожая на пробоину, точно голову пробили острым предметом. Потом мы с братьями, соседями и свояком осмотрели дорогу, обочину и склон дороги. На них мы обнаружили следы от двух автомобилей. Мы не ходили по территории, следы были видны здесь же, на дороге и на обочине, где мы стояли. Я также обнаружил, что тело сына полицейские вытащили после того, как перевернули автомобиль. На вопрос – почему? Тукташев ответил, что они не могли вытащить тело, пока не перевернули автомобиль. Я не поверил в это. И тут у меня начали возникать тревожные нотки подозрения того, что это не несчастный случай, а убийство», - рассказывает Шаймарданов-старший.

Аяз.jpg

Аяз погиб в возрасте 22 лет

Амир Магасумович подробно изучил, как должен проходить осмотр места происшествия и считает, что эта инструкция была много раз и грубо нарушена сотрудниками полиции и следствия. «На сегодняшний день у меня не осталось неясностей в этом деле,- говорит он. Убийство было задумано давно. 16 июня 2012 года его автомобиль уже пытались сбить по пути следования домой с работы, но по чистой случайности сбили другой автомобиль, который и по цвету, и по модели был похож на машину Аяза. Потом, примерно через месяц, его пытались утопить в пруду д. Вольно-Сухарево, но помешали свидетели, случайно оказавшиеся там. Наконец, 1 августа около 12 часов ночи ему звонит коллега и просит, чтобы Аяз заехал утром к нему и взял его на работу. Это был крюк для него, но он согласился и утром 2 августа поехал туда. На полпути Аяза обнаружили мертвым в овраге. Кто знал, что Аяз поедет по той дороге? Коллега знал!»

За что?

Отец погибшего полицейского после случившегося стал выяснять причины – почему могли убить его сына. Забрал с его работы ноутбук, восстановил документы, которые были на жестком диске.

По ним Шаймарданов-старший выяснил, что Аяз Шаймарданов в мае 2012 года возбудил уголовное дело о продаже земельных паев в Кирилловском сельсовете. Впоследствии они были объединены в участок, который Корпорация развития республики передала в бессрочную аренду австрийской группе «Кроношпан». Представители общественного движения «Антикроношпан» называли одним из бенефициаров этой сделки председателя Ассоциации крестьянских хозяйств «Кириллово», совладельца Уфимского краностроительного завода Виктора Варнавского. «Как писали в прессе, он скупил земли за 3 млн рублей, а продал их Корпорации развития РБ уже за 93 млн рублей. Почему это резонансное дело поручили моему сыну, хотя он был самым молодым сотрудником следственного отдела? Не нашлось более опытного сотрудника? А, может быть, его просто подставили?» – задается вопросами Амир Шаймарданов.

«Чувствую себя беспомощным»

После того, как Следком РФ взял ход расследования уголовного дела на контроль, прошло два месяца. Новый ответ от следователей Уфимского следственного отдела следственного комитета по РБ пришел на днях. Уголовное дело снова прекращено из-за отсутствия состава преступления – таков последний вердикт следователей.

амир2.png

«Я устал писать, ходить по инстанциям, доказывать свою правоту. Чувствую себя опустошенным, беспомощным в борьбе против системы. Обидно то, что я борюсь в одиночку. Вот теперь опять нужно предпринимать какие-то шаги, снова писать. Они надеются, что мне надоест, и я отстану, - устало заключает Амир Магасумович. - Но самое трудное уже позади, я выяснил все факты. Экспертизы, которые служат доказательством что на месте ДТП были следы от одного автомобиля, а не от двух, легко опровергнуть. Они не выдерживают никакой критики даже у человека, не имеющего специальных знаний. Но на мои ходатайства о том, чтобы назначить повторную экспертизу в другом регионе или в Москве, следователи отвечают отказом». 

Другое мнение

Мы поговорили с одним из следователей, который вел это дело. Он знал Аяза лично и отзывается о нем только с положительной стороны. А что касается претензий отца погибшего полицейского, то с ними категорически не согласен. 

«Мы его понимаем, невероятно тяжело потерять сына. Но против фактов не попрешь: Аяз не справился с управлением и погиб. Это показали многочисленные экспертизы. Ничего такого особенного он не расследовал. Такого, чтобы за это убивали. Вел обычные, бытовые дела, ведь работал совсем немного. Резонансные преступления поручают опытным сотрудникам».

Читатель, а что ты думаешь по этому поводу?

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент