Общество

«Нас выбросили с самолета на расстрел врагу»

14:26 17 Августа 2015 | Просмотры 3434
Автор: Любовь МАМИНА
Все материалы автора
«Нас выбросили с самолета на расстрел врагу»
Фото: Айдар Гимазов, ProUfu.ru

91-летний фронтовик Василий Иванович Филиппов, с которым мы познакомились в Уфимском госпитале ветеранов войн, поначалу произвел впечатление человека, которого сложно вывести из душевного равновесия. Видимо, столько пришлось повидать на своем веку, что уже ничем его не удивить и не растрогать. Однако от воспоминаний о трагических моментах Великой Отечественной войны в его глазах появились слезы, которые этот мужественный человек пытался скрыть от собеседников.

Василий Иванович встретил известие о начале войны 17­летним парнем. На военную службу его призвали в 1942 году с Дальнего Востока. Попал Василий Филиппов в армейскую элиту – десантные войска, на долю которых выпали труднейшие испытания. Ведь именно десантники, как правило, оказывались в авангарде любой наступательной операции и несли огромные потери. А вот Василию Ивановичу повезло – за всю войну не получил ни одного ранения. Зато похоронил многих фронтовых товарищей и столько насмотрелся на людские страдания, что многие картины до сих пор отзываются в душе острой болью.

Самое сильное воспоминание ветерана – высадка русского десанта с самолетов осенью 1943 года, вошедшая в историю войны как одна из самых трагических ее страниц. Ту операцию прозвали «Десантом смерти». Военные историки до сих пор спорят, что стало причиной неудачи той операции – тактические просчеты командования или утечка данных. Скорее всего, имело место и то, и другое.

Планировалось, что 10 000 парашютистов возьмут под контроль значительные части территории в немецком тылу между Ржищевом (Киевщина) и Каневом (Черкасская область) и удержат их 2­3 дня до подхода основных сил. Однако из-­за просчетов в подготовке десантироваться смогли только 4600 воинов, и только 5% из них – в нужной зоне.

«Фактически ребята шагали из самолетов в темноту навстречу смерти, – рассказывает Василий Иванович. – Едва раскрылись парашюты, как внизу вспыхнули мощные прожекторы и стали выискивать в небе наши самолеты. Видимо, немцы оказались готовы к нашему прилету. При этом ни у кого из нас не было запасного парашюта. В общем, перестреляли нас, как куропаток».

По воспоминаниям участников тех событий, светящиеся трассы пулеметных очередей рассекали небо. Стреляли прямо по парашютистам, которые оказались совершенно беззащитны под белыми куполами из капрона и перкали. Парашюты вспыхивали моментально, в небе появились сотни горящих факелов. Так погибали, не успев принять бой на земле, отважные десантники. Падали подбитые самолеты, из которых еще не успели выпрыгнуть бойцы.

Летчики, попав под обстрел зениток, уходили от огня, набирая высоту и уклоняясь от расчетного курса. В результате часть десантников была выброшена в Днепр и погибла. Остальных выпрыгнувших из самолетов с двухкилометровой высоты разметало на несколько километров друг от друга.

Чудом выжившие в ту страшную ночь десантники, не успев приземлиться, вступали в бой. Они шли в рукопашную, бились до последней капли крови и героически погибали.

«Трагически погиб наш знаменосец. Перед началом операции мы с блеском в глазах обсуждали, как под боевым знаменем ворвемся в окопы врага и быстро справимся с ним. Но в реальности все получилось не так».

«Не знаю точно, как погиб знаменосец – то ли его тяжело ранили в воздухе и он скончался потом на земле, спрятавшись в стогу сена, то ли немцы нашли его во время облавы с собаками. Пропал наш знаменосец. А боевое знамя потом случайно нашел в стогу местный пацан, когда поехал за сеном, и сохранил. Передал потом нашим войскам, когда прогнали немцев».

Несмотря на героизм десантников, 3500 из них погибли или попали в плен, большая часть – в первые часы после высадки.

Трудно себе представить, что испытывали оказавшиеся в такой ситуации десантники, которых день за днем и ночь за ночью преследовал противник. Без еды и питья, при отсутствии карт для ориентирования на местности падавшие от усталости бойцы вынуждены были передвигаться по ночам. Повезло тем, кто встретил партизан. Остальные так и сгинули в безвестности.

Озвученная цифра человеческих потерь во время битвы за Днепр – 417 000 человек, а в боях за Букринский плацдарм погибло около 250 000 человек (некоторые историки предполагают, что гораздо больше). Немецкие потери на Букрине составили 55 000 человек. Но точно назвать реальные потери в той битве не представляется возможным.

По окончании операции по форсированию Днепра уцелевших десантников отправили на эшелоне в тыл. Обратно, в десант, вернулись единицы. Других перевели в пехоту и прочие воинские подразделения.

Василий Иванович продолжил войну, работая на аэродроме, – обслуживал боевые самолеты, работал также на прожекторе.

Победу встретил в Витебске. Говорит, что даже и не понял сначала, почему все вдруг начали палить в воздух и кричать. Думал, ЧП какое­-то произошло. А потом, когда разобрался, стал радоваться вместе со всеми.

«Не люблю я вспоминать про войну. Вот в кино вроде бы показывают постоянно, как там солдаты героически воевали. А я как услышу слово “война”, так сразу ту десантную операцию 1943 года вспоминаю, как нас генералы отправили на смерть», – вздыхает ветеран.

«Сколько народу зря погибло. Чьи-то сыновья, отцы, мужья. А ведь так никого тогда из военачальников и не наказали за “просчеты”. Все-таки если бы в нашей армии тогда не было всяких карьеристов, которые воспринимали солдат только как пушечное мясо, было бы меньше погибших и победа пришла бы к нам намного раньше».

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент