Общество

Исповедь ВИЧ-больного из Уфы: «Когда узнал о диагнозе, будто получил пулю в голову»

17:05 31 Августа 2016 | Просмотры 14641
Автор: Кристина ХЛЫСТОВА
Все материалы автора
Исповедь ВИЧ-больного из Уфы: «Когда узнал о диагнозе, будто получил пулю в голову»

Мы уже писали о том, что в республике за последние несколько лет неуклонно начало расти количество ВИЧ-инфицированных людей. Только по официальным данным за первое полугодие 2016 года в Башкирии было выявлено 1 519 человек зараженных. По словам главного врача Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Рафаэля Яппарова, социальный портрет зараженных серьезно изменился. Если раньше это были молодые люди в возрасте 25-30 лет, то сейчас основная масса – это люди 30-40 лет, имеющие семью и стабильный заработок.

Люди, впервые пришедшие в Центр профилактики, испытывают шок, когда узнают о своем ВИЧ-положительном статусе. При этом сам врач с грустью отмечает, что в Башкирии таким людям практически некуда обратиться за психологической поддержкой. Как правило, люди, впервые узнав о своем диагнозе, сталкиваются с колоссальной эмоциональной нагрузкой и даже дискриминацией. ProUfu.ru решил рассказать историю 31-летнего уфимца Артема Новикова (имя изменено по желанию молодого человека – прим.ред.), чья жизнь перевернулась, когда он узнал о своем диагнозе.


«О диагнозе узнал случайно»


– Артем, как Вы узнали о своем диагнозе?

– Я узнал о своем диагнозе совершенно случайно. Это произошло в 2014 году, когда мне было 29 лет. Я был такой же, как и множество других россиян: ходил на работу, общался с друзьями, встречался с девушкой и так же, как и большинство людей, панически боялся слов «СПИД» и «ВИЧ» и шарахался от таких людей. У меня была знакомая в то время, у которой была подруга больная ВИЧ. Я сторонился ее, боялся находиться с ней в одной комнате. А будучи в одной компаний, просил перемывать всю посуду после нее.

Последнее время я много и часто болел. Простуда за простудой, ОРВИ за ОРВИ. Потом болезнь стала принимать серьезные обороты. У меня поднялась высокая температура до 40 градусов, болело горло, голова, живот, почки, спина, легкие, был жуткий кашель и диарея. Я занимался самолечением. Я тогда еле выкарабкался. Через год все повторилось. Вновь решил сам себя лечить. На третий приехал мой друг и вызвал скорую. Я жил один. Медики меня увезли в больницу, где мне поставили предварительный диагноз: ангина и пневмония. Меня стали лечить, колоть антибиотики. Взяли стандартные анализы. После выписки я решил обследоваться: что-то с организмом не так. Пошел в платную клинику и сдал различные анализы на всевозможные инфекции. Пришло время их забирать, прихожу я, а мне один не отдают, просят к врачу зайти. Я захожу, он медлит, не выдерживаю и спрашиваю: «Ну что там, доктор, надеюсь, ничего серьезного?». «Ну как сказать, – говорит он. – У Вас обнаружен ВИЧ». Оказалось, вот уже полгода он сидит в моем организме. Скорее всего, он передался половым путем, когда я начал вести распутный образ жизни после ссор и расставания с любимой девушкой. Я пытался забыть ее и отвлечься, а в итоге заработал ВИЧ. Это была моя роковая ошибка.

Сказать, что мой мир перевернулся в тот момент –  не сказать ничего. Это был шок. Оцепенение. Я был очень напуган, я не знал куда идти, что делать, как жить дальше. Полная прострация, ни эмоций, ни слез. Я не помню, как добрался до дома. Помню, что я зашел и снял лишь ботинки. Прямо в куртке я сел на кровать и открыл окно. Пульс неистово бился в висках. Это было, как пуля в голову. Очнулся я только после того, как за два часа  выкурил две пачки сигарет. Медленно я стал приходить в себя. Залез в интернет, стал искать информацию, читать про ВИЧ. Стал искать у себя все описываемые признаки: увеличенные лимфоузлы, изменения в ротовой полости, отеки. В ту ночь я не спал. И еще двое суток после. Ходил, как робот, на работу. Ночами сидел в сети. Тут я вспомнил про ту самую подругу моей знакомой, которая больна ВИЧ. Я позвонил ей и все как на духу рассказал.

Знакомая передала все мои вопросы своей подруге, та успокаивала меня, говорила, не надо у себя ничего искать, что надо жить дальше, мол, у нее двое детей здоровых родилось, живет обычной жизнью, и у меня все будет хорошо, поддержала. Так и стали мы через подругу с ней общаться.

– Артем, а кому-то из близких вы не стали говорить об этом?

– Нет. Я знаю их отношение к этому, они бы просто перестали со мной общаться. А мои близкие – люди старой закалки. Слово «ВИЧ» для них равно слову «Смерть». Переубеждать их бессмысленно. Я пожалел их психику и стал решать проблему сам. У друзей я тоже поинтересовался, как они относятся к этому, и понял, что рассказывать им тоже не стану. Я остался один на один со своей проблемой.

– А не приходило мысли, что диагноз ошибочный?

– Конечно, теплилась надежда! Через два дня после анализов в платной клинике я поехал в Уфу (живу недалеко) в Центр по борьбе со СПИДом, чтобы удостовериться. Меня спросили, почему я хочу сдать этот анализ, я объяснил все. Отстоял очередь и сдал кровь. «Анализ будет готов через две недели», – сообщили мне.

Потянулось мучительное время ожидания. Я вернулся домой и рассказал своей бывшей девушке обо всем. У нее результат на ВИЧ был отрицательный. Она сказала, что ничем мне не обязана и помочь не может. Конечно, было очень тяжело, ведь вместе мы были три года. Тогда мне казалось, что я был самым одиноким человеком во Вселенной!

В тот период, когда я ждал результаты, у меня был один друг, даже не друг, а скорее, знакомый. Он очень хороший человек. Все время спрашивал у меня: «Почему ты такой грустный? Почему задумчивый?». Я взял да и показал ему те листочки с анализами из платной клиники и сказал: «Если ты убежишь сейчас – я тебя пойму». Но, к моему удивлению, он не только не убежал, но и обнял меня, стал успокаивать. «Я тебя совсем не боюсь, – сказал он с улыбкой. – Хочешь даже в губы поцелую, чтобы доказать?» (смеется). С тех пор он мне стал самым верным и надежным другом. Это был второй человек после подруги знакомой, который узнал о моем диагнозе.

– Он все-таки подтвердился?

– Подтвердился. Но я был уже морально к этому готов. В центре СПИДа мне выписали лечение и объяснили, что я могу жить своей обычной жизнью, работать везде кроме профессий, связанных с кровью, и полиции. Тогда я работал поваром в кафе и продолжил заниматься тем же. Сейчас я уже стал шеф-поваром. 

Мне нужно было регулярно сдавать анализы крови и мочи и раз в год сдавать анализ на вирусную нагрузку и иммунограмму. Первый раз, когда я все это сдал, выяснилось, что у меня 230 клеток, а при 350 уже делают антиретровирусную терапию. К тому же вирусная нагрузка была 500, а это очень много. Мне ее назначили. Я очень много перенес побочек: диарея, тошнота, слабость. Зато после – я стал восстанавливаться и чувствовать себя гораздо лучше. Вирусная нагрузка стала нулевой! Это отличный результат! Я стал вести свой обычный образ жизни, даже спиртное мог выпить (он действует на организм не вреднее, чем на организм здорового человека).

Я решил искать себе ВИЧ-положительную девушку. В Интернете я познакомился с одной барышней из Казани. Завязалась переписка, а потом и отношения. Я ездил к ней, но со временем понял, что это не мой человек, мы расстались.

– Сейчас ты один?

– Нет, я нашел себе девушку, ВИЧ-отрицательную, мы очень счастливы вместе сейчас.

– Она знает о твоем диагнозе? Как она отреагировала?

– Естественно, сначала я молчал. Но постепенно стал подготавливать к этому. Мы сидели как-то в кафе. Я спросил ее, как она относится к больным ВИЧ, гепатитом. Она ответила, что нормально, не пугается их, ведь знает, как это все передается. Потом спросила у меня: «А что, разве ты чем-то болен?». И я сознался. Рассказал ей обо всем. Она восприняла все ровно и спокойно. Посмотрела на меня внимательно пару минут, помолчала, а потом наше общение продолжилось, как ни в чем не бывало. В будущем мы планируем свадьбу и очень хотим детей. Я 100% знаю, что они родятся здоровыми. Пока мы предохраняемся. Я свозил ее в Центр СПИДа, там ей объяснили, что она может заразиться, если у меня будет вирусная нагрузка и плохая иммунограмма. А у меня все хорошо!


«Людей, которые не хотят лечиться, становится все больше»


– Как ты себя чувствуешь сейчас?

– Очень хорошо себя чувствую! Болею не больше, чем любой человек. Живу нормальной жизнью. Единственное – прием лекарств не пропускаю, пью точно вовремя все. Хоть я и работаю по 18 часов в сутки на ногах, тем не менее, я нормально себя чувствую. Больным с ВИЧ нужно достаточно спать, у меня это не всегда получается. Стараюсь вести здоровый образ жизни, правильно питаться. Сейчас у меня хорошие анализы. Я совсем забыл про пережитый ужас, про свой диагноз! Если я буду продолжать лечиться и вести здоровый образ жизни, то проживу столько же, сколько и все.

– А как вы относитесь к тому, что сейчас очень много людей отрицают ВИЧ? Ходят больные, не лечатся, не встают на учет.

– Мне их жаль. Они вредят, прежде всего, себе. Болезнь будет прогрессировать, и они могут умереть в молодом возрасте. А еще заразить других. Нужно обязательно обследоваться на ВИЧ. Из года в год, нам рапортуют, что число больных ВИЧ растет. Это не число больных растет, а выявляются люди, давно болеющие, которые не хотели лечиться. Я рад, что я вовремя обратился к врачам!

Вы знаете, что уж говорить о людях, если некоторые врачи шарахаются от больных ВИЧ и просят выйти из кабинета. Как будто вирус летает по воздуху!

– Лекарства дорогие, наверно, выписывают?

– Дорогие. Одно стоит 42 тысячи, второе 3 тысячи. Этого мне хватает на месяц. Но их мне выписывают в Центре СПИДа. Первое лекарство получают всего 11 человек в нашей республике, и я в их числе. У него нет «побочек», и оно хорошо переносится.

– Как поменялось твое окружение?

– Да все в принципе также! Просто почти никто из моих друзей не знает о моей тайне. Единственное – появилось очень много виртуальных знакомых и друзей. Я завел себе фейковую страничку в соцсети и сижу в специальных группах, где общаются ВИЧ-инфицированные. Кто-то уже давно лечится и спокойно относится к этому, как я. Другие же, так сказать, новички, в панике пишут, как быть, узнав о своем диагнозе. 

Я стараюсь всех поддержать и подбодрить, я знаю, как это тяжело. В группах мне приходится общаться с геями, наркоманами, разными девушками – всех нас объединяет одно. Помню, даже в группе встретил свою одногруппницу, она узнала о ВИЧ, хотела покончить самоубийством, я помог ей, поддержал, но она не узнала меня. Мы общались по телефону, сейчас она живет нормальной жизнью. Другая девушка заразилась от парня-наркомана и выбросилась с 4 этажа. С многочисленными переломами ее увезли в больницу. Сейчас она потихоньку восстанавливается и возвращается к нормальной жизни. Я искренне рад за нее!

– Спасибо тебе за такое откровенное интервью. Пусть все у Вас будет хорошо!

– Спасибо!


Напомним, что существует всего три пути передачи ВИЧ-инфекции: через кровь (нестерильную иглу наркомана, шприцы, пирсинг, возможно, во время медицинских манипуляций при использовании нестерильного инструментария), от матери к ребенку во время беременности и родов и половым путем. При этом на сегодняшний день в нашей республике половой путь передачи инфекции является самым распространенным – до 60%. Но до сих пор, к сожалению, большое число вновь выявленных ВИЧ-инфицированных имеют опыт применения наркотиков.

Наркотики в первую очередь вызывают серьезные непоправимые нарушения в работе головного мозга и нервной системы, к тому же они вызывают огромное сексуальное влечение. Таким образом, в группу риска попадают не только наркоманы.

А как бы вы поступили, узнав, что у вашего близкого положительный ВИЧ-статус?

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент