Общество

Эхо «Грозненской фетвы»: каким был Ислам в Башкирии

15:42 14 Октября 2016
Автор: Марат АХМЕТШИН
Все материалы автора

В августе этого года в Грозном произошло событие, которое еще долгое время будет отзываться эхом в жизни всех мусульман нашей страны. С 25 по 27 августа этого года в Чечне прошла международная конференция, на которой более сотни богословов со всего мира и представители российских духовных управлений мусульман обсуждали тему «Кто такие Ахлю-Сунна валь-Джама’а». Принятый на конференции итоговый документ, получил в СМИ название «Грозненская фетва». 

Эхо «Грозненской фетвы»: каким был Ислам в Башкирии

«Грозненская фетва» определила направления, которые называют себя суннитскими, но не соответствуют исламским канонам и поэтому являются ложными и запрещенными для последователей религии ислам.

Справка. Фетву можно определить как нормативно-правовой источник исламского права, выступающего как умозаключения учёных мира ислама, имеющих авторитет, по конкретным рассматриваемым вопросам, инициированным исламскими судьями (кадиями) или по запросу Меджлиса.

«Эти секты разделяют мусульман, разжигают среди них ненависть и смуту, порождают экстремизм и терроризм, проливают кровь праведных ученых», — говорится в фетве. Кроме вышеупомянутых запрещенных в России ДАИШ (ИГИЛ), «Братьев-мусульман» и «Хизб ут Тахрир», к числу псевдоисламских течений были отнесены салафиты (ваххабиты).

По этому документу, который подписали видные богословы со всего мира, в том числе и один из потомков Пророка Мухаммеда, все направления Ислама, кроме суфизма, по факту теперь считаются нежелательными, опасными или сектантскими.

Фетву подписало множество российских муфтиев — в их числе Талгат Таджуддин и Нурмухамет Нигматуллин, однако среди них нет председателя Союза муфтиев России Равиля Гайнутдинова.

Наиболее жестко на фетву за рубежом отреагировала Саудовская Аравия. По сообщению «Al Jazeera», саудовский богослов Мухаммед бен Абдельрахман аль Арифи, профессор Университета короля Сауда в Эр-Рияде объявил главу Чечни Рамзана Кадырова «кяфиром» (неверным, немусульманином), а кровь Кадырова «дозволенной». То есть, Арифи сообщал своим последователям — салафитам, что у них есть право убить Кадырова, поскольку он является «врагом ислама».

Ректор египетского университета «Аль-Азхар», в котором обучается большое количество россиян, Ахмед Тайиб, напротив, "Грозненскую фетву" поддержал, за что был также назван саудитами союзником Владимира Путина.

Все эти копья ломаются где-то далеко, но не менее жаркие споры вокруг признания суфизма основным направлением Ислама в России разгорелись в нашей стране и республике. Уставший получать обвинения в поддержке ваххабитов Председатель ДУМ РБ Нурмухамет Нигматуллин фетву поддержал, чем пошел наперекор Совету муфтиев России (СМР) Равиля Гайнутдина, в которую входит Дум РБ. И здесь раздел пошел не только по организациям, но и по родственным связям. Зампредом в ДУМ РБ является Аюб Бибарсов, а его родной брат, саратовский муфтий, Муккадас занимает не последнее место в СМР. Именно Муккадас Бибарсов на уровне России выступил как рупор противников "Грозненской фетвы". Он считает, что этот документ не отвечает реалиям многих народов России, исповедующих Ислам.

«Как быть большинству татар, башкир, казахов, большинству мусульман Северного Кавказа, которые, следуя ханафитским и шафиитским мазхабам, не являются суфиями, но при этом в определенной части обладающими высокой степенью имана и ихсана, так же как и представители суфизма, пронесшими Ислам сквозь самые сложные времена диктатуры и гонений?» — пишет Бибарсов.

Далее в статье Бибарсов приводит в пример героя башкирского народа Салавата Юлаева, который, по его утверждению, «не шел по пути суфизма, но был воспитанным на принципах имана мусульманином».

Эти утверждения представители башкирской общественной организацией «Мы – потомки Салавата!» восприняли слова саратовского муфтия как провокацию, направленную в защиту ваххабизма и отрицание традиций суфизма на Урале.

Писатель 19-го века Ф.Нефедов (1838-1902 гг.) оставил о нем следующие строки: "Он - ученый и поэт. Он знает Коран и шариат, аксакалы перед юным джигитом с уважением склоняют головы, его образованностью восхищены ни только муллы, но и ахуны...".

Историк Салават Таймасов четко определил Салавата Юлаева суфием. Он полагает, что Салават Юлаев мог быть и религиозным предводителем. По мнению ученого, именно стихи Салавата свидетельствуют о его приверженности к суфизму. 

Мы считаем заявление Мукаддаса Бибарсова о Салавате Юлаеве – целенаправленной провокацией и клеветой на нашего национального героя. Требуем публичных извинений от Мукаддаса Бибарсова, а также опровержения слов о Салавате Юлаеве», - заявили в организации.

Раис Сулейманов, эксперт Института национальной стратегии, исламовед, считает, что Мукаддас Бибарсов отображает позицию руководства СМР.

- У Мукаддаса Бибарсова в его критике «Грозненской фетвы» прослеживается явное желание отрицать суфийские традиции среди татар и башкир Урало-Поволжья и казахов Саратовской, Оренбургской, Челябинской и Омской областей, — сказал Сулейманов ProUfu.ru. — Степень распространения суфизма до революции была значительно выше. Существовал даже неофициальный институт ишанов – суфийских шейхов, чей авторитет и влияние было достаточно заметным среди широких слоев населения, с чем считались и муфтии Оренбургского магометанского собрания. Бибарсов стремится отстоять позиции салафитов (ваххабитов), чтобы они были признаны одной из легитимных групп российской уммы.

Известный российский исламовед Роман Силантьев считает, что «Грозненская фетва» правильна и усиливает позиции традиционного для большей части России Ислама — Ислама, который меньше всего опасен с точки зрения терроризма.

- Как специалист по истории Ислама могу сказать, что не только на Северном Кавказе у нас был суфизм, но множество татар и башкир были именно суфиями — сейчас эта традиция возрождается. Если во всем мусульманском мире суфизм был не везде, то в России он как раз был распространен повсеместно. Сегодня пример известных суфиев-муфтиев — это Камиль Самигуллин, Талгат Таджуддин. Это главы двух основных татарских муфтиятов, так что нельзя сказать, что суфиями являются только муфтии Северного Кавказа. Среди башкир распространено суфийское течение Накшбандия. Так что если муфтий Бибарсов говорит, что суфизм не свойственен татарам и башкирам, то он откровенно врет. Суфий никогда не станет ваххабитом.

 А террористы сегодня в подавляющем большинстве являются именно ваххабитами. И вот как раз по этой фетве мы посмотрим, кто есть ваххабит, а кто за традиционный Ислам.

Востоковед Евгений Сатановский в позиции СМР видит желание сохранить спонсоров с Ближнего Востока.

- Есть люди, которые не поддержали фетву. К огромному сожалению, муфтий Равиль Гайнутдин выступил уклончиво. Ему надо выбирать — либо возможность получить деньги из Саудовской Аравии и из Катара, либо ориентирование на российские реалии. «Грозненская фетва» однозначно положительная — если не принимать меры, ваххабизм может стать ещё более опасным, в первую очередь, для ислама, - подчеркивает исламовед.

Однако не все известные исламоведы поддержали фетву. Аликбер Аликберов, известный исламовед и востоковед, считает, что она не подходит для всех российский реалий.

- Позвольте разделить Ваш вопрос на две части. Мусульманские деятели в России могут принять любую фетву, которую они считают нужным, исходя из своих духовных потребностей. У нас государство отделено от религии, и это их право. Это с одной стороны. А с другой стороны – и государство тоже исходит из своих интересов, когда принимает законы. В конце 1999 г. в Дагестане был принят закон, запрещавший ваххабитскую «и иную экстремистскую деятельность» на территории республики. Даже в самом названии закона все «ваххабиты» была приравнены к экстремистам. В самом Дагестане этот закон был фактически отменен два года назад с введением закона «О профилактике экстремистской деятельности в Республике Дагестан». Проблема в том, что нельзя ставить знак равенства между ваххабизмом и салафизмом, ваххабизмом/салафизмом и экстремизмом. То, что экстремисты всех мастей придерживаются в основном салафитских взглядов, вовсе не означает, что все салафиты являются экстремистами: исламский фундаментализм охватывает широкие круги населения во всем мусульманском мире, в то время как экстремисты являются лишь маргинальными группами, взращенными на этой основе. Приняв «антиваххабитский закон», мы 1) лишаем себя возможности использовать потенциал самого исламского традиционализма против отдельных его политизированных экстремистских течений и 2) создаем проблемы во взаимоотношениях со многими государствами Арабского мира во главе с Саудовской Аравией, которая сама страдает от этих экстремистов и их терактов. Российским мусульманам нужна фетва, которая консолидирует их против общего зла, а не будет сеять рознь между верующими, противопоставляя одних другим. Нам сейчас меньше всего нужны новые разделительные линии. Каждая такая разделительная линия усиливает рознь между людьми, радикализирует самую мобильную и социально активную часть населения – молодежь. Поэтому пусть религиозные фетвы не становятся государственными законами, тем более в масштабах всей страны, а остаются в рамках религии. Как говорится, Богу Богово, а кесарю кесарево.

В Башкортостане среди критично отнесшихся к фетве оказались историк и обществовед, зав.сектором культурологии и обществоведения ЦСКА ИСИ РБ Азат Бердин и руководитель ЦСКА ИСИ РБ Юлдаш Юсупов.

- "Грозненская фетва" очень "сырая", и в существующем виде она не способна достичь заявленных в ней целей, а потому не признана, например, Духовным управлением мусульман России, не говоря о мировой умме, — сказал ProUfu.ru Азат Бердин. — Основным противоречием в "Грозненской фетве" я считаю тот факт, что вместо искомого диалога между мусульманами, она в резкой форме разделяет их.

В вотчине Рамзана Кадырова создали впечатление, что якобы уже официальные муфтияты всей РФ назвали оппонентов не кафирами (неверными), а хариджитами (экстремистами и врагами уммы), но, с точки зрения светского государства, разница здесь невелика: в обоих случаях налицо попытка объявить идеологических противников врагами мусульман в целом - со всеми вытекающими отсюда, причем не в теории, а на практике (особенно в реалиях Чечни и Дагестана), последствиями.

Неудивительно, что с требованием к духовной организации (СМР и ДУМ РФ), присоединиться к этой фетве поспешил и столь известный представитель Дагестана (где «ваххабизм» законодательно запрещен), как зам.главы администрации АП РФ Магомедсалам Магомедов. Это, конечно, несколько странно в светском государстве, но, возможно, соответствует обыкновениям Дагестана, где государство также все чаще теряет черты светского. Я отрицательно отношусь к нелепым и безответственным попыткам подражать чеченским деятелям и реалиям в Башкортостане», - говорит Азат Бердин.

Юлдаш Юсупов прокомментировал ситуацию так:

«Невозможно представить ситуацию, чтобы чеченцы начали жить по Уфимской или Башкирской резолюции. С «Грозненской фетвой» получилось так, якобы Северный Кавказ диктует остальной России условия вхождения мусульман в умму. С другой стороны, муфтии, приехавшие в Грозный, должны были подписать эту фетву, хотя бы в знак солидарности и сочувствия к трагедии гражданской войны, которую пережил чеченский народ. Но это никак не означает ее обязательности для всех. Переносить ее условия на жизнь мусульман всей России без доработок, а тем более без обсуждения, было бы, как минимум, весьма опрометчиво».

С коллегами не согласен известный историк Салават Хамидуллин, он считает, что принятие данной фетвы никак не угрожает традициям ислама в Башкирии.

Принятие «Грозненской фетвы» рассматриваю, как стремление мусульманских деятелей России наконец-то расставить точки над «i» и внести ясность. В конце 80 - начале 90-х гг. Саудовская Аравия втянула в орбиту своего влияния почти все муфтияты РФ, а вслед за этим большое число имамов и прихожан приняли религиозную доктрину этой страны – вахабизм. Появились люди, отвергавшие какие бы то ни было правовые школы (мазхабы). Смешно и одновременно грустно было наблюдать, как известные в республике мусульманские деятели вспоминали как нечто постыдное или вообще не вспоминали, что у нас по части фикха традиционным является ханафитский мазхаб, в акыде (богословии) – матуридитский калам и, как высшая форма духовности и религиозной рефлексии – тасаввуф (суфизм). Некоторые из них доходили до того, что объявляли суфийских шейхов Башкирии, например, Зайнуллу Расулева, заблудшими и даже колдунами. Создавалось впечатление, что если это было бы в их власти, они уже завтра перешли бы на ханбалитский мазхаб – правовую школу Саудовской Аравии, а все остальное просто запретили. Одним словом, шла скрытая реформация местного Ислама. У этого направления нашлись свои идеологи, доказывавшие, что, дескать, в прошлом никакого суфизма у башкир не было, а, следовательно, суфизм и ваххабизм, для которого придумали благозвучное слово «салафизм», находятся на равных стартовых позициях. Отсюда вывод – Ислам, ориентированный на суфийские идеалы, не является в Башкирии традиционным. Все это входит в явное противоречие с наукой, поскольку большинство религиозных деятелей, просветителей, поэтов и писателей Башкирии находились в суфийской традиции тарикатов Ясавийа и Накшабандийа. Это – шейхи Мухаммад-Рамазан аль-Ауш (XIII в.), Хусейн-бек (XIV в.), Сайид-Джа’фар (XVII в.), Мурад Кучуков (XVIII в.), Тадж ад-Дин Ялчигул (XIX в.), Али Чукури (XIX в.), Зайнулла Расулев, Мурад Рамзи, Мухаммед-Абдулхай Курбангалиев и многие другие. Вся наша дореволюционная литература, по сути дела, является осмыслением основных суфийских тем. Это не было свободным выбором названных лиц – просто других форм религиозности не существовало. Об этом знают все, кто обладает достаточной компетенцией. Одним словом, отказ от суфизма грозит нам, башкирам, разрывом со своей многовековой культурной традицией. Что касается непосредственно «Грозненской фетвы», то ее критики намеренно искажают ряд моментов, связанных с ее принятием. Во-первых, она никого из мусульман не объявляет «хариджитами» и, тем более, «кафирами», а просто констатирует исторический факт – то, каким был Ислам на нашей территории в прошедшие века. Если хочешь – следуй традиции, не хочешь – не надо, живи спокойно, если не нарушаешь закон. В конце концов, твое заблуждение не выводит тебя из Ислама. Во-вторых, прослеживается тенденция сформировать в общественном сознании связку между фетвой и Рамзаном Кадыровым, который, как светский и притом очень неординарный лидер, не может быть авторитетом для духовенства. На самом деле, эту фетву ждали все, кого беспокоила тихая инвазия в сознании россиян чуждых идей и чуждого нам мироощущения. Нашей культуре было чуждо исключительно крайнее понимание Ислама в духе поэмы В.В. Маяковского «Что такое хорошо и что такое плохо». Башкирам всегда были ближе суфийские трактовки Корана», - резюмирует историк.


А вы согласны, что мусульмане должны четко отмежеваться от ваххабизма? 

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент