Общество


Ректор ИРО РБ Гульназ Шафикова о достижениях, национальном образовании и почему учителя приходят с «потухшими глазами»

14:00 05 Сентября 2019 | 7622
Автор: Нурия ФАТХУЛЛИНА
Все материалы автора

Перед началом учебного года ректор Института развития образования РБ Гульназ Шафикова рассказала о достижениях, новых требованиях для коллектива, развитии национального образования, талантливых детях и о том, почему учителя приходят с «потухшими глазами».

Ректор ИРО РБ Гульназ Шафикова о достижениях, национальном образовании и почему учителя приходят с «потухшими глазами»

– Гульназ Радмиловна, вы почти год возглавляете институт. За этот период какими результатами можете похвастаться?

– У нас, во-первых, было много внутренней работы – шло укрепление кадрового состава. Когда я сюда пришла, ученую степень имели всего 40% педагогов, но сейчас мы довели эту цифру до 70%. Штатными преподавателями были заняты всего лишь половина вакантных мест, а теперь занято две трети. Средний возраст педагогов с 54 лет опустился до 44 лет. Потихонечку ушли те люди, которые поняли, что так по-молодецки работать не умеют. Понятно, немножко потеряли в докторах наук, но самое главное для нас сейчас – инициативность. Я вот сейчас на оперативке говорила: «Не ждите, что я приглашу и скажу сделать что-то. Мне нужна ваша инициативность. Любая».

У нас начали появляться молодые педагоги. Но нужно понимать, приходя в Институт, что обязателен стаж работы три года, а лучше бы еще кандидатская степень. Еще обязателен опыт работы в школе, потому что к нам иногда приходят сокращенные в вузе педагоги. Мы их не берем, что они могут дать нашим школьным учителям? Я всегда им говорю: «Вас шапками закидают». Ведь о чем будут говорить, если в школе не работали, а там ЕГЭ, ОГЭ и т.д.

_MG_9611.jpg

Молодые кадры будут внедрять новые профессии. К тому же мы выиграли два гранта: интерактивный башкирский и совместный проект со Сбербанком «Вклад в будущее» (мотивационные тренинги). Я этому очень радуюсь, поскольку педагоги пройдут повышение квалификации по новым профессиям – игромастер, модератор и тьютор. Поскольку сейчас важно не просто учить, а настраивать учить. Люди поверили, что здесь можно работать. Надеемся, что былая текучесть кадров прекратится.

Но раз мы не попали в майские указы, и зарплата как в федеральных вузах не увеличилась, мы остались на зарплатах меньше, чем в школе. У нас один час стоит 53 рубля. В школе у педагога 100 рублей. Понятно, что зарплатой мы привлечь не можем и прибегаем к другим способам. К примеру, даем условия поддержки – выезды, командировки, повышения квалификации. В институт приходят для того, чтобы дальше защищаться, потому что понимают, какая у нас хорошая база.

– У вас, по-моему, произошла реформа курсов.

– У нас до этого содержание курсов повышения квалификации не обновлялись и можно было раз в пять лет прийти и все то же самое прослушать. Сейчас за полгода изменили все 240 курсов. Добавились курсы по инженерному образованию, медиации, профилактике суицидов и буллинга, графической и компьютерной лингвистике, финансовой грамотности, шахматам и борьбе. Планируем добавить по финансовой грамотности для населения. 

Так же появятся консультационные услуги психолога. Вот мне в детстве подарили значок «Время лечит, а доктор быстрее» (смеется). Я поэтому выбрала профессию психолога, потому что со специалистом вопрос решить намного легче – начиная с того, какую профессию выбрать и заканчивая стрессом для педагога. Кстати, очень большой запрос педагогов на профилактику эмоционального выгорания. В школе психологи тоже нужны, но нужна хорошая квалификация. Сегодня большинство школьных психологов не имеют базового психологического образования, а просто прошли курсы переподготовки.

_MG_9552.jpg

Что касается масштабной, не внутренней, деятельности института, мы будем внедрять три больших проекта. Первый называется «Поддержка школ со стабильно низкими результатами», то есть это школы, которые два-три года подряд на ЕГЭ выдают очень низкие показатели. Таких учебных заведений у нас 84 из 1311. Они все в селах и малокомплектные. В мае собрали всех директоров и провели курс повышения квалификации, сейчас сами выезжаем к ним с командой лучших учителей, завучей и помогаем им выстраивать работу.

Второй проект – поддержка районных методических объединений учителей, в том числе постоянно действующая школа молодого педагога, директора, предметных ассоциаций. В прошлом году появилась новая некоммерческая организация «Ассоциация учителей родных языков и литературы», учредителем которой является Институт. Благодаря этому мы начинаем заявляться на разные гранты. Будем поддерживать и другие предметные ассоциации, проводить совместные мероприятия. Так, сейчас с районами начинаем проверку рабочих программ по предметам в школах, которые стали «точками роста» в рамках национального проекта «Современная школа».

Третий проект – «Система развития одаренных детей», в рамках которого до конца года в республике должен появиться центр развития одаренности под названием «Аврора». Сейчас определились с местом, идут закупки, но хорошим оборудованием здесь не обойтись, ведь нужны преподаватели. Надо сказать, что в этом году очень много стали выделять денег именно на развитие одаренности, чего до этого не было.

– Поддержка школ со стабильно низкими результатами – это и есть антикризисное управление? В таких учреждениях ЕГЭ по каким предметам чаще всего проваливают?

– Да, так и есть. Мы смотрим по двум основным предметам – русский язык и математика. Дальше уже по запросам. Чаще всего под категорию «школа со стабильно низкими результатами и находящаяся в неблагоприятных социальных условиях» попадают те учебные заведения, где родители учеников работают на вахте или дети, находящиеся на домашнем обучении. Надо выезжать и выяснять особенности. Теплые туалеты теперь есть везде, а вот учителей еще не хватает.

Есть еще один нюанс. Из-за нормативно-подушевого финансирования директор хочет, чтобы школа жила и поэтому он чаще всего уговаривает ребенка остаться на 10-11 классы. А ребенок не хочет, он профессию хочет получать. Такая политика заканчивается тем, что ученика бросают на произвол судьбы. Но нельзя говорить, что только руководитель виноват, нужно каждый случай рассматривать индивидуально. Существует и такое, когда учитель математики и физику ведет, и биологию, и химию. Доходит до того, что один педагог до семи предметов ведет. Поэтому мы их приглашаем и работаем с ними.

_MG_9592.jpg

– А чему будут учить в Центре развития одаренности и где он будет располагаться?

– Пока у нас есть наше структурное подразделение «Научно-методический центр развития одаренных детей», которое должно отделиться и стать отдельным юридическим лицом «Центр развития одаренных детей «Аврора». Его «голова» будет находиться в здании, которое сейчас ремонтируется – бизнес-центр «Книжка» на Мира, 14. Все остальное будет передано школам-интернатам по четырем направлениям: наука (Республиканский инженерный лицей-интернат), искусство (Республиканская гимназия-интернат им. Г. Альмухаметова и Республиканская художественная гимназия-интернат им. К. Давлеткильдеева), спорт (Республиканская школа-интернат № 5 спортивного профиля).

Такое распределение нужно для того, чтобы дети со всей республики, как в образовательном центре «Сириус», по сменам приезжали на профильные смены. Мы эти смены запускаем с середины сентября и только в этом году пройдет 14 смен по 21 дню. Дополнительное финансирование было заложено на то, чтобы дети выезжали обучаться в «Сириус». В прошлом году 885 детей прошли обучение. Но что такое 885 детей, когда у нас с вами их 460 тысяч, да? Увеличение количества должно привести к качеству. В районах собираем методистов, чтобы уже у каждого района своя программа появилась.

Плюс ко всему, у каждого ребенка, показавшего хороший результат, будет индивидуальный наставник из университета. По химии – преподаватель БашГУ, по обществознанию – преподаватель БГПУ им. М. Акмуллы, по технологии – преподаватель УГНТУ. У нас заработает портал «Одаренные дети», где появятся дистанционные олимпиады. И мы, независимо от школы, увидим результаты ученика.

Это кропотливый труд. Мы же понимаем, что нужно охватить все районы республики. А у нас пока всего четыре специалиста выстраивают работу. К тому же планируем не только по предметам развивать, у нас есть еще предпринимательство, инициативное бюджетирование, финансовая грамотность и пр. Сейчас положение пишем по этим конкурсам, чтобы дальше работать и выявлять ребят.

_MG_9559.jpg

– В центр будут принимать с какого класса и как часто можно проходить курсы?

– Центр работает для детей с 6 класса. На курсы приезжать можно один раз в год, а дальше ребенок уходит на обучение в дистанционной школе. В республике должны появиться восемь методических центров. Пока мы видим, что точки роста – это Стерлитамак, Туймазы, Бакалы, Сибай, Мелеуз. Мы между ними будем проводить конкурс и определять, где в этом году откроем центр. Это нужно для того, чтобы не все базировалось в Уфе, и педагоги могли выезжать в районы и там работать с детьми. Ведь не каждый родитель согласится ребенка ежемесячно отправлять в столицу, ведь ему еще в школе учиться надо.

– Каких показателей центр должен достичь?

– На августовском совещании представитель Университета талантов (Татарстан) говорил о человеческом капитале. Например, наш капитал – это медалисты и олимпиадники. Ни для кого не секрет, что в этом году 30 победителей олимпиад переманили в московские вузы. Данный капитал может переезжать из одной страны в другую, но теперь на все это нужно немного по-другому смотреть – все люди одаренные. Наша задача помочь этот талант раскрыть.

Сейчас даже определение таланта поменялось. Одни говорят, что талант есть способность экономически представить свои дарования. То есть талант должен стать досугом твоим и хлебом насущным. Но это нужно соединить с профориентационной работой. Ведь если открыли таланты, дальше нужно предложить траекторию развития, так как ребенку тяжело реализовать и довести до какого-то конечного потребителя свой продукт. В районах везде есть кружки вязания, но сделанные там мягкие игрушки, например, кому нужны и как быстро их можно реализовать? Выходит, что надо соединить систему дополнительного образования, профориентацию и работу с одаренными детьми. Это три больших блока, которые мы в этом году будем осваивать.

В целом на систему одаренных детей выделят 215 млн рублей, на оснащение самого центра направят до 64 млн рублей из внебюджетных средств, на различные профильные мероприятия еще 38 млн рублей. Это небывалые до этого средства. Раньше на развитие одаренных детей было всего 7 млн рублей.

– А что-нибудь делается для национального образования?

– Сейчас делаем навигатор национального образования. Есть методический кабинет электронного образования, где можно найти вузовские курсы, а хотим сделать то же самое по национальному образованию. Если вы, к примеру, ищете для своего ребенка колыбельную на башкирском языке, то зайдя туда, точно найдете аудио- или видеоконтент. 

Проект станет большой площадкой обмена опытом. Мы даже название придумали – «Мир родного языка». Реализовать его хотим через грант, но если деньги не сможем получить, то будем искать свои ресурсы. Считаю важным шагом в изучении языков. Недавно я ездила в Казань, где все вывески на трех языках. У нас иногда даже на одном языке не везде встретишь. А если мы хотим, чтобы к нам приезжали, нужно чтобы дополнительно и на английском языке было написано.

_MG_9567.jpg

Следующий проект называется «Методический кабинет». Наверно, слышали про Российскую электронную школу, куда любой педагог может выложить свой урок, а группа экспертов оценивает его и дает разрешение учить по этой методике. Потом урок распространяется по сети и учителя могут работать по этому конструктору. Сейчас нам нужен свой контент, потому что в российском контенте будет все, что касается обязательных предметов. А у нас есть свои предметы, для которых наши учителя все лето писали концепции. 

Первая – концепция национального образования, о которой в ProUfu выходила статья с заголовком «Похоронили…». Большое спасибо, кстати, потому что после этого у нас отзывы пошли с предложениями. Эта концепция включает в себя и полилингвальное образование. У нас уже появились школы №44 и №162, но нужен же четкий комплекс мер: создать учебники, провести повышение квалификации, обучить наставников, какие-то финансовые моменты тоже нужно продумывать.

Вторая концепция – это концепция регионоведения. Это касается тех, кто не выбрал башкирский язык для изучения. У них есть право выбрать другой предмет, и мы в качестве альтернативы предлагаем «Регионоведение» (на русском языке). Министерство образования написало рекомендации о том, что предмет должен быть не менее 1-2 часов в неделю. Такими способами они пытаются урегулировать вопрос, а наша задача предложить, как это можно сделать. Например, были написаны альтернативные учебники по башкирскому языку. Отличие будет в методике. Если раньше изучали грамматику, морфологию, синтаксис и многое другое, то здесь все построено на коммуникационном подходе – детей учат в первую очередь разговаривать на башкирском языке. Я не методист по башкирскому языку, но специалисты хорошо отзываются.

Первая группа педагогов полилингвальных школ сейчас проходит повышение квалификации по башкирскому языку. Оказывается, за неделю башкирский можно выучить. Они не знали языка и начали изучение с разговорного, в сентябре-октябре будут изучать письменную речь. До ноября они должны вести учебный процесс на двух языках. Потом он должен стать трехъязычным – на русском, башкирском, английском.

_MG_9595.jpg

Как видите, у нас компетенция повышается. Другой вопрос в том, что зарплаты не повышаются. С 1 октября ожидается повышение на 6%. Педагоги очень сильно ждут, потому что ситуация тяжелая. Зарплата учителей существенно не поднялась еще с прошлых майских указов. Видим же, что люди на курсы приезжают с потухшими глазами. У нас день-два уходит на то, чтобы мотивировать что-то делать. 

Сейчас самые высокие зарплаты в Уфимском и Иглинском районах, где большое количество детей. А самые маленькие зарплаты в Баймакском районе. В свой родной Сибай ездила, у них тоже нехорошая ситуация. У них там много людей уехало из-за экологии, в том числе педагоги. Миграция есть, она всегда была и будет. Считаю нормальным, скажем, когда ребенок уезжает учиться в Москву. Самое главное, что он вернется или не вернется к нам? А если не вернется, то для Башкортостана что-нибудь сделает или нет? Это же тоже важный момент. 

Наша задача сейчас закреплением заниматься. В системе одаренных детей это новый раздел. Из всех выпускников-олимпиадников, которые были в этом году, в республике остался один. Все остальные уехали. В Татарстане уехали всего четыре. Но мы работаем над этим вопросом, изучаем опыт других и верим, что все получится.



ПОДЕЛИТЬСЯ

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER


Новости партнеров



Рекомендуемое



Спецпроекты


Тесты




Карточки



Афиша





---

Опрос

После отъезда Айдара Губайдуллина из страны, другим фигурантам дела о массовых беспорядках в Москве могут отказать в изменении меры пресечения на подписку о невыезде. Как вы считаете, правильно ли он поступил?

Пройти опрос

Происшествия



Сексуальная пятница