Общество
15:20 23 Декабря 2015 | Просмотры1638 | Автор: Рамиль РАХМАТОВ

Татарстан выделит 160 млн рублей на исследование генетики татар

Татарстан выделит 160 млн рублей на исследование генетики татар

На днях стало известно, что в Республике Татарстан на историко-генетические исследования татар будет выделено порядка 160 млн рублей. Вместе с тем в нашей республике такие исследования уже давно ведутся, и по некоторым параметрам достигнуты значительные результаты. О связи гуманитарной науки и изучении генома, комплексном научном подходе мы побеседовали с руководителем Центра социальной культурологии и антропологии АН РБ Юлдашем Юсуповым.

Исследование генофонда в контексте истории

Юлдаш, добрый день. Немногим известно, что геном у нас в Уфе изучается уже не первый год. Так сколько же лет ведутся исследования у нас в республике?

Активные исследования в области популяционной генетики начались еще в 1980-е гг. и связаны с работой научного коллектива Института биохимии и генетики, в частности Эльзы Хуснутдиновой. Наша команда начала работу в этой сфере с 2011 г. в рамках Института гуманитарных исследований РБ. Совместно с командой генетиков под общим руководством известного ученого-генетика Елены Балановской мы провели ряд совместных экспедиций по Башкортостану, Удмуртии, Ставропольскому краю, Астраханской области, изучив в их ходе башкир, мишарей, ногайцев, туркмен, удмуртов.

Сами вы по специальности являетесь историком. В чем суть и смысл генетических исследований для историков?

Основной смысл исследований популяционной генетики в целом и ее раздела геногеографии в частности - в исследовании генофонда населения в контексте исторических процессов. То есть у нас появляется качественно новый источник для реконструкции истории. Генофонд нам показывает, какие исторические миграции вызвали его формирование, а оттуда и формирование каждого народа в отдельности. Нужно сказать, что методы молекулярной биологии были известны еще в довоенный период, однако этнографы не умели использовать генетические данные, а генетики не знали, как работать с этносами и историческими источниками. Мы же совместно с нашими коллегами пришли к тому, что практически все этапы (от планирования выборки до лабораторной работы и написания статей) делаем вместе. То есть появился круг специалистов, освоивших одновременно язык гуманитарной науки и молекулярной биологии. А это уникальное явление.

Пока опережаем Татарстан, но требуется финансирование

Сколько человек уже вовлечено в исследование?

На данный момент в результате нашей совместной работы собрано более 2000 образцов венозной крови. По мере получения результатов (а это очень трудоемкий и дорогостоящий процесс) мы предоставляем их нашим респондентам. Кстати, приглашаю и вас поучаствовать в нашем исследовании.

Как видно из публикаций наших коллег в братской республике, Татарстан будет выделять значительные суммы на такие научные изыскания, а у нас как дела обстоят?

Конечно, таких значительных сумм, как в РТ, нет, у нас в общей сложности из разных источников сумма вряд ли превышала 3 млн рублей. В то же время порядка 160 млн выделено на экзомные исследования. Видимо, в Казани хотят пойти путем закупки оборудования и полного устройства лабораторий на месте. РТ усиленно работает над своим имиджем и брендированием своей науки и в целом образа Татарстана как передового региона. Это мы наблюдали в течение последнего десятилетия. Междисциплинарный подход и в этом контексте геномные исследования – тренд современной науки, и он развивается очень быстро. Пока мы были впереди, и Татарстан явно хочет в него включиться. Изучение татарского генофонда, кроме безусловных научных дивидендов в сфере медицинской генетики и геногеографии, выведет татарстанскую науку на передовые позиции и вполне может занять достойные позиции наряду с другими мировыми генетическими центрами.

У Башкортостана были (и пока остаются) шансы конкурировать в этой сфере. Уфу пока еще называют ведущим научным центром России наряду с Москвой, Санкт-Петербургом и Новосибирском. Кадровый потенциал если не превосходит, то уж точно не уступает той же Казани, а опыта нашим исследователям не занимать. Вместе с тем должно быть понимание, что любая наука требует средств. 160 млн рублей на такие исследования представляется оптимальной суммой. Нам самим, конечно, требуется качественное увеличение финансирования. Но у нас несколько иной путь. Наука сейчас переходит на аутсорсинг. Дешевле взаимодействовать с научными центрами в Москве и Новосибирске, лабораториями в Сингапуре и США. Тем не менее, и это требует определенных вливаний как минимум для организации первичных лабораторных этапов по выделению и хранению генетического материала. Речь идет не о сотнях миллионов, как у соседей, а о нескольких десятках. Поэтому есть о чем думать, иначе мы рискуем через несколько лет утратить задел и безнадежно отстать. У нас есть уникальный кадровый потенциал – башкирские высококлассные биологи-генетики, которые, однако, вынуждены уезжать из Башкирии или вовсе отходить от науки. Кроме исторического значения, данные исследования имеют и более прикладной характер: медицина, фармакология и криминалистика.

Неосведомленность вызвала скандал

Директор Института истории им. Марджани АН РТ Рафаэль Хакимов обвинил Башкортостан в политизации науки, буквально выразился «башкиры политизировали до безобразия». А как вы считаете?

В этом отношении наши коллеги-генетики из Москвы, которые являются руководителями вышеупомянутого проекта, ответили на эти обвинения, назвав их необоснованными. Более того, пообещали, что методы, использованные в изучении башкир, будут аналогичным образом использоваться в обследовании татарского этноса. Я их полностью поддерживаю. Геногеографическое изучение башкир находилось исключительно в рамках науки и опиралось на академические труды наших предшественников в области истории, этнографии, таких как Ахмет-Заки Валиди, Анвар Асфандияров, Раиль Кузеев и др. Именно комплексность и фундаментальность наших исследований импонирует академической науке. Без ложной скромности можно сказать, что они вполне оценены по достоинству. В высказываниях Рафаэля Хакимова я вижу исключительно неосведомленность в сфере дисциплины, о которой он взялся судить, и попытку дискредитировать наши исследования, что явно не красит директора научного учреждения. Попытка всегда смотреть на науку через идеологический контекст привела к обратному эффекту – скандалу вокруг аналогичных исследований в Татарстане.

Есть ли какая-то специфика наших и татарстанских исследований?

Та сфера, которая касается геногеографии, абсолютно идентична – те же методы, те же задачи исследований. В этом плане наши исследования и казанский проект дополняют и нисколько не противоречат друг другу. Конечно, если в работу специалистов, которых, поверьте, вполне достаточно и в Казани, не вмешиваются националистически мыслящие идеологи вроде упомянутого Рафаэля Хакимова, как это произошло с упомянутым выше скандалом.

Какой результат ожидаете от наших исследований? Можно ли говорить о промежуточных итогах? Каких?

Наши исследования лишь начинают давать свой результат. Мы в начале очень перспективного и долгого пути. Но представить себе современный генофонд башкир, родовых объединений башкир и некоторых других обследованных народов мы уже можем. Эти результаты отражаются в отдельных работах, в том числе в столь престижных международных журналах, как «Plos One», ожидаем публикацию в названном журналом столетия издании «Nature». Также совместно с томскими коллегами мы публикуем уже апробированный материал в многотомнике «История башкирских родов».

В целом можно сказать, что башкиры в своем генофонде имеют очень значительную долю местного населения, населявшего эту территорию с Бронзового века, определенные родовые объединения мы можем связывать с миграциями сармато-аланских племен, тюрков, кыпчаков и др. В общем, это очень сложная, увлекательная и бесконечная в своем развитии картина, с которой мы надеемся и далее знакомить наших читателей.

Другие материалы по теме
ПОДЕЛИТЬСЯ

Подпишись на самые важные новости

 

Контент