Экономика

Сотрудник службы медицинского туризма в Иерусалиме: «Отличие российской медицины от израильской – как отличие "Лады" от "Мерседеса"»

14:34 27 Июля 2015 | Просмотры 5803
Автор: Гульназира БИИШЕВА
Все материалы автора
Сотрудник службы медицинского туризма в Иерусалиме: «Отличие российской медицины от израильской – как отличие "Лады" от "Мерседеса"»
Институт онкологии “Шаретт” в Иерусалиме. Фото: doktorisrael.ru
Анна

Анна Брук репатриировалась в Израиль 15 лет назад из Украины. Живет в Иерусалиме. Окончила отделение биомедицинских наук медицинского факультета Еврейского университета. Последние 9 лет работает в сфере медицинского туризма в IMTA Group - в компании, которая сотрудничает с самым крупным медицинским центром в Израиле - Хадасса.

Анна откликнулась на нашу статью «Почему в Башкирии женщины чаще всего умирают от рака груди?» и предложила продолжить тему. В интервью ProUfu.ru Анна рассказала, как лечат онкологических больных в Израиле, чем их методика отличается от российской, почему до сих пор не найдено лекарство от рака.

- Как часто обращаются в клинику россияне? С какими диагнозами? Можете ли отдельно выделить, сколько побывало у вас пациентов из Башкирии?

- К нам постоянно обращаются и приезжают на лечение россияне. Иногда создается впечатление, что иностранных пациентов в клинике больше, чем израильских граждан.

Не всегда пациенты из России осознают, что мы направляем их не просто в коммерческую медицинскую организацию, а в университетский медицинский центр, куда практически каждый израильтянин обращается за вторым мнением. В особенности в области онкологии.

Россияне обращаются с различными диагнозами: большинство, к сожалению, с онкозаболеваниями, а также по кардиологии, нейрохирургии, гематологии, ортопедии и многим другим. Особое место занимают редкие наследственные и генетические заболевания, например, остеопетроз, иммунодефициты и др.

Касательно пациентов из Башкортостана, затрудняюсь сказать точно, сколько их обращается в наш медицинский центр, т.к. их регистрируют в компьютерной системе как граждан России, без уточнения. Но в среднем не менее 10 пациентов в год. В нашу компанию за последний год приехали на лечение трое. У всех пациентов, которым мне приходилось помогать, были онкологические или гематологические заболевания.

14-этажное

В самом высоком 14-этажном корпусе больницы «Хадасса» имени Дэвидсона расположено 20 операционных залов, 500 больничных коек и еще 50 коек в отделении интенсивной терапии.

- Чем отличаются российские пациенты? Можете ли сказать, что их у нас лечат неправильно? Чем в целом отличается медицина в России и Израиле?

- К сожалению, диагностика в России, включая сложные гистологические исследования, оставляет желать лучшего. Поэтому многие пациенты в России лечатся по ошибочным диагнозам. По статистике нашей компании, неправильный диагноз ставят 15-20% пациентов, живущих в центре России, и 30% живущих на периферии. Имеются в виду пациенты, которые приезжают на лечение к нам.

Можем ли мы сказать, что у вас их лечат неправильно? Часто это действительно оказывается правдой. У меня в памяти есть множество таких историй.

Если более глобально, то, например, в России всем пациенткам с раком молочной железы проводят профилактическую химиотерапию. В Израиле и в США уже давно изменили эту схему лечения. Вместо этого после операции по частичному удалению груди гистологические препараты отправляют в США на специальное исследование. Его результаты показывают, будет ли полезна в данном случае химиотерапия и увеличит ли она шансы на выздоровление. Таким образом, большому количеству пациенток предотвращают ненужные страдания и побочные эффекты химии. Израильским пациенткам государство оплачивает это исследование стоимостью более 3000 долларов. Ведь оно позволяет не только уменьшить страдания, но и сэкономить на стоимости химиотерапии.

вестибюль

Вестибюль больничного корпуса им. Дэвидсона

При том же раке молочной железы в Израиле принята биопсия сторожевых лимфатических узлов, в то время как в России повсеместно проводят полное их удаление, после чего пациентки страдают от сильнейших отеков руки и не могут нормально функционировать всю жизнь.

Если вспомнить другие конкретные случаи, у нас была пациентка из Иркутска, которая начала лечение рака молочной железы в России. При этом там ей вообще не предложили пройти такое базовое исследование, как компьютерная томография, чтобы определить стадию заболевания.

Еще одна пациентка обратилась к нам с диагнозом «рак легкого», после того как в России удалили больное легкое. Она привезла гистологический препарат с собой для ревизии, и оказалось, что у нее редкая доброкачественная опухоль – карциноид, и нет необходимости в дальнейшем лечении. Врач-патолог из МЦ «Хадасса» даже распечатала несколько медицинских статей по данному диагнозу, чтобы пациентка показала их врачам в России.

палата

Больничный корпус им. Дэвидсона, стандартная палата на двух человек

Отличие российской медицины от израильской - как отличие «Лады» от «Мерседеса». Один из главных недостатков в российской медицине – отсутствие мультидисциплинарных команд врачей. Нет строгого соблюдения протоколов лечения и т.д. Очень точно и подробно эти отличия отражены в статьях кардиолога Ярослава Ашихмина. Вот некоторые цитаты:

"В России сохранились блестящие врачи, но полностью исчезла медицина мирового уровня, потому что она сверхвысокотехнологичная, командная и спаянная с наукой. Это значит, что даже если ты и вправду доктор от Бога, ты не можешь единолично лечить сложного пациента без сильной мультидисциплинарной команды. И наличие самого лучшего оборудования при отсутствии квалификации хотя бы одного участника лечебного процесса сводит все старания команды на нет. В России нет ни одной такой команды. Вот почему даже при наличии и денег, и связей обеспечить лечение в России сложных пациентов на уровне мировых стандартов сегодня практически невозможно".

"Ежегодно в России от онкологических заболеваний умирает около 300 тысяч человек. Примерно столько же — но в значительно меньших мучениях — людей погибало бы, если бы ежедневно разбивалось три заполненных «Боинга».

Одна из главных проблем российской онкологии — позднее выявление рака, значительно усложняющее и удорожающее лечение. Оно обусловлено следующими факторами:

· Низкой медицинской культурой населения. Люди склонны оттягивать до последнего обращение к врачу и пренебрегать рекомендациями по дообследованию.

· Отсутствием грамотно построенных скрининговых программ — тех, что выявляют рак на самой ранней стадии у внешне здоровых людей. К сожалению, придуманная Минздравом всероссийская программа диспансеризации практически провалилась: главная целевая популяция — люди без симптомов болезни — так и не пришла в «кабинеты здоровья». При этом отдельные массово посещаемые кабинеты здоровья работали с невероятной перегрузкой — на одного пациента по факту отводилось 5-10 минут, за это время физически невозможно выполнить все скрининговые процедуры.

· Неудовлетворительной — запоздалой и неточной — диагностикой рака при наличии у пациентов тех или иных симптомов".

"Не только пациентам, но и многим практикующим докторам трудно понять, что скрининг («онкочекап», «профилактическое обследование») должны проходить только здоровые люди. Его состав подбирается согласно возрасту, полу и наследственной патологии".

"В морфологии главное — глаза и опыт, отсутствие которых нельзя компенсировать никакими новейшими девайсами. Советская морфологическая школа, одна из лучших в мире, сегодня разрушена до основания. Отсюда столько неверных диагнозов. Таргетная терапия рака, о которой сейчас так много говорят, требует молекулярно-генетической диагностики. Ставшие рутинными за рубежом методы исследования у нас проводятся в единичных центрах и почти всегда платно".

"Онкологи занимаются в первую очередь лечением пациентов, у которых рак уже выявлен, поэтому «сложный» случай, например, ранняя стадия рака с неспецифичными жалобами, может поставить их в тупик. Единственный рецепт успеха здесь — это междисциплинарное взаимодействие".

"Люди, которым исследования нужны срочно, попадают в общую очередь, сдвинуть которую невозможно. Предложение провести исследование платно грозит жалобой, поэтому большинство врачей предпочитают не упоминать о степени срочности, а при малой доступности лучевой диагностики — о необходимости ее проведения".

"Хороший хирург не будет брать «на стол» необследованного больного — оперирование пациента с отдаленными метастазами может лишь ухудшить качество жизни, не добавив к ней ни месяца. Чем больше откладывается операция, тем выше риск появления метастазов, поэтому нередко пациентам, прошедшим «все круги ада» и попавшим, наконец, к хирургу, объясняют, что операция (уже) не показана."

"Применение схем химиотерапии даже умеренной агрессивности — проводимых в амбулаторных условиях — в России чревато фатальным исходом: мало кто возьмется срочно госпитализировать пациента с тяжелым, но закономерным побочным эффектом от лечения. Это приводит к повсеместному использованию схем лечения с низкой эффективностью. Если пациент быстро умирает от прогрессирования болезни, это считается «нормальным».

сад

Зимние сады для отдыха пациентов и их близких, больничный корпус им. Дэвидсона

Но самое главное – это и отношение государства, и доверительное отношение пациентов к врачам, и, соответственно, отношение медперсонала к пациентам. Израильский врач сделает все возможное, чтобы помочь и облегчить страдания пациента.

- Как русскоязычные пациенты общаются с врачами?

- Очень редко пациенты из России свободно общаются на английском, и даже в этом случае медицинская терминология вместе со стрессовой ситуацией представляет сложность в общении с врачами. Решение этой проблемы –это одна из задач нашей компании.

При первичном обращении из России пациенты отправляют нам свои медицинские документы и жалобы. Мы переводим всю информацию, обращаемся к ведущим врачам МЦ "Хадасса" и предоставляем пациентам ответ по вариантам лечения и примерному плану.

Мы предоставляем профессиональные услуги по сопровождению и переводу в клинике и на приемах у врачей. Кроме того, мы оказываем помощь и поддержку нашим пациентам в решении бытовых вопросов.

клетки

Отдел сбора стволовых клеток (аферез) и лаборатория по обработке стволовых клеток являются частью отделения трансплантации костного мозга в клинике «Хадасса»

- Говорят, лечение за рубежом стоит баснословных денег – как в действительности? Можете привести примеры?

- В действительности все зависит от того, что лечат. Например, общая стоимость диагностики варьирует от 3,000 до 10,000 $, стоимость консультации врача – 540 $, примерная стоимость операции по частичному или полному удалению молочной железы составляет 20-30,000$, стоимость лучевой терапии – от 15,000 до 40,000 $, нейрохирургическая операция – 40,000 $.

C одной стороны, медицинский туризм – это коммерческий проект. Следовательно, все задействованные в нем лица хотят увеличить прибыль – больницы, врачи, посредники.

Но, с другой стороны, существуют вопросы медицинской этики. Из нашего опыта врачи МЦ "Хадасса" ни разу не дали согласие привезти больного, если ему не могут помочь у нас. Обращения в стиле: "У нас четвертая стадия рака, помогите чем-нибудь, мы заплатим любые деньги", получают положительный ответ только в очень редких случаях, когда можно продлить жизнь пациента и улучшить ее качество.

Врачи здесь всегда предупреждают о стоимости и всегда откровенны в прогнозах.

Так у нас принято.

Описанную выше израильскую систему медицинской помощи сложно понять не только российским пациентам, но и врачам. Она основана на медицинской этике.

Действительно, иногда у некоторых врачей желание заработать преобладает, но такие люди в подавляющем большинстве выходят из системы. Врачам очень важна их репутация и мнение их коллег.

мать

Центр здоровья матери и ребенка в больнице "Хадасса"

- Почему рак груди вышел на первое место по онкозаболеваниям в мире? Есть мнение, что рак груди – это болезнь несчастных женщин, как относятся специалисты клиники к такому утверждению?

- По мировой статистике каждая восьмая женщина заболеет раком молочной железы.

На сегодняшний день результаты множества проведенных научных исследований говорят о том, что причиной является "западный образ жизни". Он включает в себя большое количество факторов риска:

· Курение

· употребление жирной пищи, которое приводит к избыточному весу

· употребление красного и обработанного мяса

· использование различных видов химических препаратов в пище, косметике

· химикаты в окружающей среде

· прием гормональных противозачаточных препаратов и гормонозамещающей терапии

· употребление спиртных напитков

· поздние беременности старше 30 лет и маленькое количество беременностей

· работа в ночные смены.

Врачи пришли к выводу, что стресс является одним из факторов риска в развитии рака молочной железы. Хотя нет достоверных данных о корреляции стресса и рака молочной железы, стрессовые ситуации могут привести к развитию у женщины вредного поведения, такого как курение, алкоголизм, переедание. А эти факторы повышают риск развития болезни.

стена

Надпись при входе в отделение онкологии: “Это обещание от Хадассы: во имя всех тех, кого мы помним и чтим, чьи имена на этой стене, мы обязуемся продолжать беспрестанный поиск, чтобы контролировать и победить рак – с состраданием и надеждой”.

- Почему человек уже и в космосе побывал, и в медицине всякие чудеса творит, а лекарство от рака так и не найдено? Иногда говорят, что оно есть, но его скрывают от широких слоев населения, чтобы зарабатывать на этом. Что скажете?

- Наш опыт и знание западного мира говорят в пользу того, что если бы такое лекарство было найдено, оно уже было бы в продаже. Ярким примером этого принципа служит инновационное лечение гепатита С.

Два вида лечения: препарат Harvoni и комбинация VIEKERAX+EXVERA, оба в простых в применении таблетках, прошли апробацию как в Европе, так и в США, и сейчас можно с уверенностью говорить о победе над "ласковым убийцей". Оба варианта лечения вошли в применение в США, Европе и Израиле осенью 2014 года, оба эффективны в 95-98% случаев, даже при циррозе печени. Курс лечения длится от 12 до 24 недель, и можно говорить о полном выздоровлении.

Эти препараты дорогостоящие: общая стоимость первого препарата – от 80,000 $ до 160,000 $, общая стоимость второй комбинации – от 50,000 до 100,000 $.

Как Вы понимаете, компании – производители этих препаратов сейчас зарабатывают миллиарды долларов. Но и разработка таких препаратов стоит огромных денег.

В России эти лекарства пока не разрешены (еще один недостаток российской медицины), поэтому мы предоставляем услугу по их приобретению в Израиле.

- Почему именно израильские врачи признаны одними из самых лучших в мире?

- Есть множество факторов, которые выводят эффективность израильской медицинской системы на 7-е место в мире (по рейтингу Блумберга), а по соотношению доллар/результат – в первую тройку. Жесточайшие требования к абитуриентам медицинских ВУЗов, не менее жесткие требования в процессе учебы, отсутствие взяточничества и покупки дипломов – таковы некоторые из причин успеха наших врачей.

В Израиль приезжают врачи со всего мира, в том числе из России, и каждый привозит свою "школу". Таким образом, получается "фьюжен" знаний со всего мира.

Повторюсь и скажу, что неуклонное следование протоколам обследований и процесса лечения позволяет достичь высшей квалификации.

Обучение врачей не прекращается и после получения диплома. В Израиле врачи проходят постоянную переподготовку. Это касается как семейных врачей, так и врачей-специалистов.

В Израиле принято не только принимать у себя врачей со всего света, но и отправлять израильских врачей для прохождения длительной двух-трехлетней специализации в ведущие медицинские центры США и Европы.

В связи с особенностями и разнообразием этнических групп населения нашей маленькой, но насыщенной страны наши врачи намного чаще других лечат редкие наследственные и генетические заболевания. И это тоже прибавляет опыта.

корридор

Некоторые из коридоров больницы похожи на музей. Здесь есть и вывески, повествующие историю больницы, и таблицы с именами многочисленных благотворителей.

- В России долгое время существовала проблема с выдачей рецептов на наркотические препараты, которые необходимы больным для избавления от боли. Сейчас сделали послабление, пока не могу сказать, как это сказалось на больных. Как в Израиле с этим обстоят дела?

- В Израиле ни один онкологический больной не останется без наркотического препарата, который облегчает его боли.

- Что лично вас особенно поразило в Израиле?

- Если говорить о медицине, то поразило отношение к пожилым людям. Здесь моему 80-летнему дедушке бесплатно сделали лазерную операцию катаракты. В Украине мы и мечтать об этом не могли. Пожилые пациенты в Израиле лечатся и получают лекарства бесплатно. И очень часто семидесяти- и восьмидесятилетние пациенты проходят процедуры и операции, в то время как в России и в Украине на них машут рукой и посылают умирать. Даже трансплантации костного мозга здесь успешно проводят пожилым.

синагога

В переходе между институтом Шаретта и главным зданием вход в знаменитую синагогу Шагала.

Справка

Медицинские центры «Хадасса» принадлежат американской самой крупной в мире женской организации с таким же именем. В клинике представлены все существующие направления медицины. Для каждой области специализации есть либо свое отделение, либо целый институт. Во всех областях в МЦ "Хадасса" работают светила мирового значения.

Примером этому служит Институт онкологии им. Моше Шаретта, куда обращаются пациенты со всего Израиля, а также из различных стран мира. Одним из ведущих онкологов является профессор Михаль Лотем, которая разработала уникальную вакцину, с помощью которой лечат пациентов с меланомой и другими онкологическими заболеваниями.

В клинике работают 1500 врачей, весь медицинский персонал насчитывает несколько тысяч.

50% от всех научных исследований, проводимых в Израиле, проходят в МЦ "Хадасса" или при участии его врачей.

Медицинский Центр "Хадасса Маунт Скопус" при Еврейском университете был основан 76 лет назад, затем в 1960 году был открыт Медицинский Центр "Хадасса Эйн-Керем".

В 2012 году состоялось открытие нового больничного корпуса – 14-этажной Башни Давидсон, стоимостью 350 миллионов долларов. В ней находятся 20 операционных залов, 500 больничных коек и еще 50 коек в отделении интенсивной терапии. 

IMTA Group - является официальным представителем МЦ "Хадасса", работает больше 10 лет и помогает пациентам из разных стран мира, связывая их с врачами, решая бытовые вопросы. В том числе компания оказывает помощь по перепроверке диагноза, установленного пациенту его лечащим врачом у врачей МЦ "Хадасса" (услуга "второе мнение").

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент