Экономика

Профессор экономики БашГУ Ильдар Зулькарнай: «Цены на нефть и курс рубля никогда не восстановятся»

10:49 12 Марта 2016
Автор: Влада ШИПИЛОВА
Все материалы автора
Профессор экономики БашГУ Ильдар Зулькарнай: «Цены на нефть и курс рубля никогда не восстановятся»

Когда закончится кризис, что придет на смену нефти, восстановится ли курс рубля до докризисного уровня, какова роль России в меняющемся мире, как заинтересовать бизнес в финансировании науки, об этом ProUfu.ru поговорил с заведующим лабораторией исследования социально-экономических проблем регионов Института экономики, финансов и бизнеса БашГУ, доктором экономических наук, профессором кафедры "Финансы и кредит" Ильдаром Зулькарнаем.


«Мы переживаем смену технологических укладов»

- Ильдар Узбекович, сегодня мы наблюдаем в Башкирии снижение покупательской способности, падение реальных доходов населения, инфляцию. Все эти негативные тенденции являются следствием общероссийского кризиса?

- Безусловно, это последствия общероссийского кризиса, не связанные только с регионом. Вся страна сейчас испытывает падение экономических показателей.

- Когда, по вашему мнению, Россия может выйти из кризиса и преодолеть нефтяную зависимость? Многие надеются и говорят о том, цены на нефть в конце концов опять поднимутся.

- Цены на нефть сейчас упали в силу того, что мы переживаем момент перехода от пятого технологического уклада к шестому. Пятый технологический уклад – это микроэлектроника, компьютеры. Его доля будет уменьшаться в мире в пользу шестого уклада – нанотехнологий, биоинженерии, информационных технологий. Двигатель внутреннего сгорания и нефть, как источник энергии, вообще относятся к четвертому укладу, доля которого и так в последние десятилетия уменьшилась, а в ближайшие десятилетия вообще сойдет на нет.

Все это вполне прогнозируемо из теории длинных волн советского ученого Кондратьева (теория экономических циклов длительностью 40-60 лет). И я это предвидел. Нефтяная эпоха должна была уйти еще в 2000 – 2010 годы, однако она затянулась, и мы именно сейчас наблюдаем конец нефтяной эры.

Нефть перестанет быть источником энергии. Она останется только сырьем для химической промышленности. На смену нефти придут водородное топливо, электромобили, смешанное топливо. Автомобильные компании мира уже давно работают над этим. Длительная их работа должна привести к революционным преобразованиям. Мы стоим на пороге новых технологий. Если теория Кондратьева верна, цены на нефть никогда не вернутся к прежнему уровню. Они будут только падать.

- Какова будет роль России в этом новом мире?

- Россия должна найти свое новое место в мире, перестать быть «мировой бензоколонкой», как нас изображают на экономгеографических картах мира. Конечно, мы не готовы к переходу на новое топливо. Необходимо было предвидеть все это и давно начать развивать альтернативные отрасли экономики, не основанные на добыче нефти и газа. Это время упущено и нам ничего не остается, как начинать это делать с сегодняшнего дня. На днях Владимир Путин провел совещание с руководителями нефтяных компаний, на котором было принято решение заморозить добычу нефти на текущем уровне, также обсуждается вариант снижения добычи.

Постепенно, наше население придет к пониманию того, что мы не можем жить только за счет балансирования уровня добычи нефти. Мы должны создать другие конкурентные и высокотехнологичные отрасли. Такие страны есть, например, Япония, которая не имеет природных запасов, но живет намного лучше и богаче нас. В конечном итоге и Россия вынуждена будет выстроить новую экономику, не основанную на нефти. Но на это уйдет 20-30 лет.

- То есть в ближайшее время легкой жизни нам ждать не стоит?

- В ближайшее время высоких цен на нефть и дармовых нефтедолларов ждать не стоит.

- Восстановится ли курс рубля к доллару до докризисного уровня?

- До докризисного уровня он уже никогда не восстановится. Исчезли условия, при которых он находился в коридоре 25-32 рубля за доллар с 2000 до 2013 годов. В то время цены на нефть выросли с 20 до более чем 100 долларов. Сегодня новые условия в виде других отраслей экономики нами пока не созданы. Рубль укрепляется, когда в страну идет поток долларов и евро. Когда в стране растет предложение долларов, тогда доллар дешевеет, а рубль дорожает. Теперь этот поток валюты уменьшился и нет оснований считать, что он восстановится в ближайшие годы.

- Но нефтяным компаниям в какой-то мере выгодно, что рубль дешевеет, поскольку они продают нефть за доллары.

- Нефтяные компании на данный момент пострадали меньше, чем другие отрасли экономики, но федеральный бюджет, который формируется в основном за счет этих средств, просел сильно. Кроме того, возможность покупки долларов для нефтяных компаний тоже ухудшилась, а они нуждаются в западных технологиях, оборудовании для добычи.

- Действительно, катализаторы, реагенты мы закупаем за рубежом. Здесь мы можем говорить не только о нефтяной, но в большой мере о технологической зависимости?

- Да, мы зависим технологически, и это грустно. Почему мы покупаем оборудование для нефтедобычи за рубежом, тогда как у нас есть свои проектные институты и своя проектная база?


Не импорто-, а экспортозамещение

- Какой вы видите выход из этого положения? Создавать все, что было разрушено?

- Создавать все, что было разрушено – это тоже тупиковый путь, движение назад. Надо двигаться вперед: создавать новые отрасли, получать новые знания, готовить новых менеджеров. России нужно найти свое место в мировой технологической цепочке. Сейчас все страны, включая Китай и США, выстроились в такие цепочки. Каждая страна или несколько стран специализируются на продукции, которую они могут делать лучше и дешевле, чем другие. Когда в Японии в 2011 году произошла авария на «Фукусиме» в результате землетрясения и цунами, остановились заводы по производству микросхем, а это создало проблемы для электронной промышленности во всем мире.

К примеру, США является лидером в программном обеспечении и интернет-технологиях. Свое место есть и у России – мы лучше других производим некоторые компоненты для космической техники, в частности, ракетные двигатели, которые покупает США. Именно такую высокотехнологичную продукцию мы и должны производить у себя. А за рубежом покупать то, что лучше и дешевле производят другие страны.

- А если говорить об импортозамещении – насколько Россия может быть независима от мира?

- Тезис импортозамещения появился недавно, и он полностью противоречит экономической теории, согласно которой страны специализируются на производстве товаров и обмениваются ими через внешние рынки. Если мы считаем, что тезис ипортозамещения верен, мы должны перестать говорить о росте внешнего товарооборота. Но почему-то правительство говорит о необходимости роста товарооборота, в частности, в рамках сотрудничества со странами ШОС и БРИКС. Зачем нам это сотрудничество, если мы собираемся производить все сами?

Правильным тезисом, как я считаю, должно быть экспортозамещение. Мы должны заместить наши основные экспортные товары – нефть и газ – другими товарами, как сейчас мы экспортируем ракетные двигатели в США или авиационные двигатели в Индию.

Приведу пример вреда импортозамещения. Когда Америка ввела импортные пошлины на японские микросхемы, полагая, что такая мера поможет развитию собственного производства в США, это навредило развитию технологий. Чтобы разрабатывать свои инновации, американские ученые нуждались в более качественных японских комплектующих. Этот пример показывает, что развивать инновации в замкнутых технологических цепочках, даже в такой стране, как США, невозможно. Тем более это невозможно в России. Мы должны кооперироваться с другими научными центрами в мире. Тогда это послужит на пользу нашей стране и всему человечеству.

- Нефтяные компании будут сопротивляться уходу государства от нефтяной политики.

- Совершенно верно. Они будут сопротивляться, и они сопротивляются. Именно из-за них Россия и находится в этой зависимости. Компании озабочены даже не переработкой нефти – они все время говорят о наращивании добычи, что, я считаю, неправильно и вредно для страны. Надо говорить не о росте, а о снижении добычи. Надо глубже перерабатывать то, что мы уже добываем. И даже добывать меньше, а перерабатывать глубже не только до уровня бензина, а до уровня пластмассы, в которой много добавленной стоимости и, соответственно, ее цена высока. Падение цен на нефть просто вынудит нашу страну отказаться от нефтяной зависимости.


От добыче к переработке

- Неужели правительство не понимало этих процессов? Сегодня мы не слышим о каких-то глобальных мерах по перестройке экономики.

- Где-то с 2008 года правительство стало уделять внимание развитию инноваций. Возник проект «Сколково», различные программы стимулирования творческой деятельности молодежи в области инноваций. Это результат понимания правительством необходимости развития других отраслей. Но мало развивать творчество в этом направлении, необходимо иметь четкую госпрограмму развития инноваций и замещения нефтянки другими высокотехнологичными отраслями. Такой программы у нас нет, зато были планы по увеличению добычи и строительство новых нефтепроводов. Получается, что в этом споре нефтяных компаний с чиновниками, которые понимали необходимость технологического развития России, побеждали нефтяники.

- Поговорим о приватизации. Сегодня с ее помощью федеральное правительство надеется пополнить бюджет, как вы считаете, такие меры оправданы? И стоит ли сейчас продавать «Башнефть», когда курс рубля падает и нефть дешевеет?

- В связи с падением доходов в бюджеты всех уровней федеральное правительство задумалось о приватизации компаний. Я согласен с концепцией, что государство – неэффективный собственник. В случае госкомпаний это уже ясно правительству. Например, «Роснефть» почему-то занимала деньги за рубежом при том, что она имеет огромную ренту. Для меня это свидетельство низкого уровня финансового менеджмента.

Так что приватизация – это хорошее дело с точки зрения перехода в частые руки, но сейчас это плохо по двум причинам. Во-первых, сегодня эти компании низко оценены в силу рисков в связи с российской экономикой. Продавать сегодня – значит продавать по низкой цене. Правильнее было бы приватизировать их раньше, когда можно было назначить большую цену. Во-вторых, наше общество панически боится продажи российских компаний иностранным собственникам, чего нет за рубежом. Поэтому, скорее всего, продажа будет осуществлена узкому кругу российских покупателей. Но для меня это означает перекладывание из одного кармана в другой. Если Россия хочет привлечь инвестиции, средства путем продажи госкомпаний, надо было бы сделать открытый тендер, доступный для иностранных инвесторов тоже. Что касается «Башнефти», сейчас эта компания будет оценена низко, и я бы не стал продавать. Ее нужно сохранить и думать, как, используя дивиденды от ее деятельности и ее собственные ресурсы, развить новые технологии в республике. На мой взгляд, нужно создавать новую химическую компанию в республиканской собственности по очень глубокой переработке нефти, вплоть до пластмассы, аналогичную «Полиэфу» в Благовещенске.


Нет спроса на инвестиции

- Как у нас осуществляется взаимодействие ученых, университетов и бизнеса? Российский бизнес сегодня не заинтересован в развитии собственных технологий. Ему проще купить что-то за рубежом. Как сдвинуть ситуацию с мертвой точки?

- На инновации у промышленности не было особенного спроса и в советское время. Сейчас спрос еще уменьшился, если не сказать больше – сошел на нет, так как рента, которая в советское время доставалась государству, теперь в значительной степени остается у нефте- и газодобывающих компаний. При наличии ренты как сверхдохода они не заинтересованы в получении дохода за счет инноваций. Им проще купить нефтяное оборудование за рубежом, чем финансировать разработки у себя дома, скажем, в Уфе.

Другие отрасли, не связанные с добычей сырья, находятся в невыгодных условиях. Банковские кредиты для них слишком дороги. Чтобы изменить ситуацию, нужно всю ренту, которая по своему смыслу принадлежит народу, полностью изымать из доходов нефтегазовых компаний, тогда им будет одинаково выгодно развивать и добычу, и новые технологии. Они начнут инвестировать в разработку оборудования для добычи и переработки. Это повлияет на банковскую систему. Процентные ставки упадут и станут доступными для бизнесменов, которые развивают инновационные технологии.

Как мы знаем, в основе «Сколково» лежит идея опережающего развития, создания новых для всего мира технологий. Как показывают исследования, правильной является догоняющая модернизация, а не опережающая. Все страны, включая Японию, начинали с догоняющего развития. Сначала она покупала патенты у других стран, переводила советские технические журналы на японский, искала инновации и внедряла их. В 60-е годы Япония догнала и начала обгонять другие страны, стала производить то, что является инновациями для всего мира.

Нам, как стране отставшей в инновационном развитии, надо начинать с догоняющей модели. Необходимо покупать уже существующие технологии, которые не являются инновационными для мира, но являются инновационными для нас. Если соединить их с более дешевой, чем с ЕС и США российской рабочей силой, то можно получить экпортоориентированный высокотехнологичный товар.

Кстати, поток дармовых нефтедолларов в прошлые полтора десятка лет, неоправданно укрепляя российский рубль, повышал и стоимость рабочей силы в долларовом выражении – это еще один пример вреда, который наносят стране сырьевые отрасли.

Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент