Культура

Этно-группа «Йатаган»: Мир устал от рока, попсы, Запада и «фанеры»

15:13 03 Июня 2016
Автор: Портал Proufu.ru
Все материалы автора
В Уфе прошел Международный  фестиваль искусств «Сердце Евразии», который стал уникальным событием для Уфы и республики. Сердцебиение Евразии можно было услышать на протяжении пяти дней в виде музыки разных народов и стилей, увидеть глазами в виде фильмов, мультипликации и ярких этнических костюмов. Однако, наверное, самой насыщенной была та часть фестиваля, которая была посвящена этнической музыке, — на сей раз эта часть отличилась мощным разнообразием и звездным составом участников.
Этно-группа «Йатаган»: Мир устал от рока,  попсы,  Запада и «фанеры»

Мы поговорили с одним из участников фестиваля - руководителем этно-группы «Йатаган» Ильдаром Шакировым. Эта группа стала обладателем I премии на международном  конкурсе-фестивале тюркской молодежи «Урал моно». Коллектив исполняет мелодии, взятые из народного репертуара, используя при этом только акустические инструменты. Здесь он расскажет о цели, которую преследует его группа, о этнической сцене Уфы и России, а также о том, как организовывался недавний фестиваль.

- Расскажите нам больше о фестивале. 

Несколько лет назад министерство культуры Республики Башкортостан впервые организовало крупнейший фестиваль симфонической музыки в формате “Open Air в уфимском амфитеатре. Реакция была ошеломительная, и «Симфоночь» сразу стала доброй традицией. До этого в таком широком масштабе у нас ничего не было. После была симфоническая ночь в 2014 году, где «йатагановцы» участвовали как солисты, а в 2015 году мы впервые сыграли несколько наших мелодий совместно с молодежным симфоническим оркестром.

В том же 2015 году Ринат Рамазанов и этно-рок группа «Аргымак» вступили в ряды филармонии. Они постоянно гастролируют  по этно-фестивалям в разных частях света, в том числе являются многократными участниками всемирно известного фестиваля Spirit of Tengri (Казахстан). Мне кажется, такого рода мероприятие послужило основой идеи провести у нас в республике «Этноночь». 

Такой фестиваль имеет этно-роковую специфику, и, конечно, для его проведения нужно финансирование, нужны силы, нужны люди. Эта идея нашла отклик у министра культуры РБ Амины Шафиковой, директора филармонии Айдара Зубайдуллина и режиссера Ильшата Фахертдинова. Кроме них над этим работала целая команда, и уже в декабре прошел первый пробный этно-фестиваль «Сердце Евразии» в ГКЗ «Башкортостан»; нам выпала честь открыть его. Сделали профессиональное видео, пригласили артистов, таких как «Намгар» и «Алдаспан».

 Все эти события — звенья одной цепи. И в этом году фестиваль организовали  уже в пять дней.  Это очень большой подарок для уфимцев и жителей республики. Связали полюбившуюся «Симфоночь» с «Киноночью» (в честь года российского кино), с «Курайфестом», с «Урал моно» (он проходит второй раз на открытой площадке, но впервые в таком масштабе) и с «Этноночью» (фестиваль этно-роковой направленности). Закончилось все гала-концертом, где у джаз-оркестра был целый сет, так что я считаю, что угодили всем слушателям без исключения. «Этноночь» была инициирована Ренатом Рамазановым и филармонией: они привезли хэдлайнеров, таких как «Иван Купала», «Здоб ши Здуб» и питерская группа «Алена». Получился настоящий праздник!

Организовывать подобное действо очень непросто. Взять даже финансирование: ведь нужно подобрать сцену (а она очень дорогая), привезти артистов, согласовать их график, разместить артистов в гостиницах, установить свет, поставить профессиональное оборудование мирового уровня (в амфитеатре тяжело отстроить звук). Все это сделали, хотя были проблемы в плане звука — очень трудно подстраивать звучание под каждую из групп. Каждый день была новая программа, а следовательно, новые звукооператоры. Не обошлось без звуковых накладок, так что нам еще есть чему поучиться. 

Но я думаю, что начало положено и в целом все справились с поставленной задачей. А звуковые накладки — это то, что волновало больше музыкантов.

- Почему вашей группы не было на «Этноночи»? 

Ну, мы участвовали одновременно и в конкурсе «Урал моно», и в «Курайфесте». Для нас это и так уже очень насыщенно, потому что конкурс — это всегда переживания, плюс к этому саундчек (настройка звукового оборудования) — это тоже волнительный процесс. Когда мы поинтересовались, будем ли мы на «Этноночи», нам сразу ответили, что не будем, так как это другой формат. Фолк-рок или этно-рок — это такие жанры, которые явно отличается от того, что делаем мы. Наши друзья  «Аргымак», Катя Ямщикова, а также гости «Намгар» и «Алдаспан» — все они создают музыку с использованием современных технологий, с использованием синтетического звука, гитар, баса, барабанов. А направление этно-группы «Йатаган» иное — стараемся создать этно-сферу живыми, акустическими инструментами. Мы можем сыграть на сцене и сыграть на улице — особой разницы в звучании не будет.

Сейчас сформировалось довольно устойчивое мнение, что музыка должна быть с использованием синтетических звуков и должна быть непременно с элементами шоу. Даже на «Урал моно» были подобные элементы, и это, несомненно, воздействовало на зрителя. Однако мы остаемся верными своему направлению и стараемся использовать лишь живой звук и ничего более. Если кому-то нравится наша музыка — это хорошо, если кому-то нужно послушать что-нибудь более громкое — то тут уже влияние современности, от этого никуда не уйдешь.

3.jpg

- А возможно ли заменить всю электронную составляющую живыми инструментами?

Конечно. Все это можно заменить акустическим, живым звучанием. Как говорит один мой хороший друг, «оркестр – лучший синтезатор во все времена». Надеюсь,  это не прозвучит грубо, но, к сожалению, сегодня весь мир испорчен западным пониманием музыки.  Мы не можем представить без громкого звучания ни один концерт, даже в маленьких залах используют обязательно подзвучку, микрофоны, а также западный инструментарий. Но мне кажется, это все искусственное, эти звуки неестественны, у многих даже голова от этого болит. 

Я видел многих детей, которые выходили из амфитеатра с плачем, даже моя дочка, увидев один из номеров фестиваля с элементами рока, шаманизма, испугалась. Мы верим в то, чтобы сделать популярной и узнаваемой музыку, которая полностью состоит из акустических компонентов. Хотя и у нас проскальзывают элементы современности, ведь для того, чтобы играть «чистую» музыку, нужно расти в этой традиции, в этой среде, в деревнях, среди народа. В любом случае нам всем нужно стремиться к этому, к подлинности нашего самосознания. В Башкортостане есть группа, на которую можно в этом отношении равняться — это «Сал Урал». Они делают музыку с истинно архаичным звучанием — это и горловое пение, это и кубызы, и дунгуры, и курай, и несколько разновидностей думбыры.

- А стремитесь ли вы принести что-то новое в традиционное звучание, пусть даже без электроники? 

Конечно, мы стремимся сохранить что есть, но волей-неволей привносим нечто новое тоже — все же мы молодые ребята. Многие говорят, что профессиональный музыкант — это хорошо. Но есть и мнение, что профессиональный музыкант  — это плохо, потому как он мыслит уже устоявшимися формами, тогда как народный музыкант, самородок, берет народностью, духом. Когда я учился в саратовской консерватории, на кафедре мы слушали старинные песни народных исполнителей. В Башкортостане тоже этим занимаются на кафедре традиционного исполнительства, я ее выпускник. Нужно начинать брать материал именно из таких магнитофонных записей, а не из нотных сборников или современных вариантов народных песен. У нас на сегодняшний день есть около 10000 записей в фольклорном кабинете Института искусств. 

И то это записи с семидесятых годов. А ведь еще есть записи 1928 года, когда еще даже радио не было; все они лежат в Пушкинском доме, и к ним нет свободного доступа. Мало того, они продаются, и чтобы их полностью приобрести, необходимо, по нашим подсчетам, около трех миллионов рублей. Речь идет о творчестве, тогда еще не подпорченном ни радио, не телевидением — оно принадлежит народу, и оттуда мы сможем брать образцы. Тогда бы еще не было проблемы, что наша молодежь творит музыку лишь на западный манер, теряя свою самобытность — тут я уже говорю о современной эстраде.

- В Башкортостане формируется целое движение групп, которые делают этническую музыку. Расскажите о том, как оно формируется?

Начало в основном положили наши мэтры — Роберт Юлдашев. У всех современных музыкантов стоят барабаны, которые были у Роберта. После этого появились «Иремель», которые дали архаичный толчок, а потом уже «Аргымак» и Ринат Рамазанов, взявшие песню «Алпамыша» и сделавшие из него клубный, «раскачивающий» вариант. Это ребята, которые являются флагманами, на мой взгляд. Прекрасно, что они дают пример и желание многим исполнителям играть этническую музыку, интересоваться своей культурой, но есть и такое, что многие из музыкантов при этом начинают считать, что нужно играть именно так, как «Аргымак». А ведь нужно искать что-то свое, не подражая Рамазанову, Юлдашеву или еще кому-либо. Слава Богу, мы нашли свой стиль, так как  изначально не хотели повторяться.

Из этно-ансамбля «Иремель» появился ансамбль «Сал Урал», с которым мне выпала честь представлять РБ на фестивале «КРУТУШКА» и о котором я уже говорил. Один из первых проектов, в которых я начал играть, - «Ас Салям», работающая в стиле этно-поп.


В нашем случае мы выбрали более архаичное звучание. Когда мы с группой «Йатаган» только начинали выступать, нас очень мощно встретили на одном из концертов, и я понял, что люди ждали того, что мы делаем, что люди до этого ничего такого не видели. Им нужно было услышать акустическое, профессиональное звучание с сольными кусками. А на этих нехоженых тропах у нас есть большой простор для развития. Как говорил мой наставник, самое главное в народном творчестве — это народная мудрость, которая сохраняется только в народе, не испорченном цивилизацией и городом. Её мы и ищем. Возможно, что только прочувствовав ее, можно вернуть народ к своим истокам — это и есть наша главная цель.

1.jpg

- Почему это направление сегодня получило такое развитие?

На самом деле это происходит сейчас уже по всему миру. Мир устал от рока, мир устал от попсы, от Запада, от «фанеры». А народная музыка была во все времена, это самобытность народа, это то, из чего все мы вышли, и все рано или поздно захотят к этому вернуться. Начинают учить языки, начинают интересоваться культурой. И это направление будет расти благодаря таким проектам, как «Сердце Евразии», «Крутушка» в Казани, Spirit of Tengri в Казахстане и многим другим проектам по всему миру. Скоро у нас пройдёт Всемирная фольклориада – 2020.

- У многих ли народов России вы встречали подобные проекты?

В первую очередь скажу, на кого нужно было бы ориентироваться, — это тувинская группа «Хуун-хуур-ту». Вот это истинно люди из народа, которые развивают и показывают миру свое народное творчество. Где бы они ни выступали, своими акустическими звучаниями они поднимают весь зал, на их выступлениях всегда нет свободных мест. Я лично потрясен их творчеством. Это простота без сверхвиртуозности, самобытная и звучная. Еще есть группа «Туран» из Казахстана, которые работают в чистой этнике, но больше берут виртуозностью. Они не были для группы «Йатаган» примером раньше, потому как не были нам известны, но в будущем возможно, что и нам будет что почерпнуть у них.

У финно-угорских народностей я пока таких проектов почти не встречал — удивительно, конечно. Встречал на фольклорных концертах марийцев, но чтобы была полноценная группа — пока такого не было. Возможно, им только предстоит открыть это.

- Как вы видите будущее этнической музыки в Башкортостане, России, мире?

Очевидно, что уже прорыв этнической музыки во всем мире есть, и я уверен, что она будет развиваться. Благодаря неравнодушным деятелям люди интересуются народным творчеством. На «Урал моно» и другие фестивали приезжает столько групп, сколько даже я не ожидал, что приедет, — я вообще не знал, что у нас такое количество коллективов. Пока что есть минус, что повторяются, но я думаю, что если они будут слушать больше музыки, то каждый из них может найти свой стиль. Будет развитие, я уверен. В России столько фестивалей хороших, та же самая «Крутушка»; в Башкортостане пройдет фестиваль INAYA, где будут показаны народные ремесла, костюмы, мастер-классы и, конечно же, музыка. Это здорово, это большое духовное возрождение. Я сам через это прошел: 6 лет назад перестал заниматься рок-музыкой.

 - Рави Шанкар в свое время показал всему  миру звучание ситара. Как вы думаете, произойдет ли подобное с другими музыкальными инструментами в мире?

Уже происходит. Например, армянский дудук в исполнении Дживана Гаспаряна. Или яркий пример подобного – казахи. Весь цивилизованный мир знает о домбрах, можно сказать, благодаря им, хотя разновидности этого инструмента есть практически у всех тюрков. Традиция игры никогда не прерывалась, и сегодня, когда все границы открыты, они показывают высочайший пилотаж исполнения в любой точке мира. Что касается курая, то он есть у многих народов, но называется по-разному. Однако о нем знают только в связи с башкирами, ибо еще в 1812 году, когда башкиры входили в Париж, Кахым-туря играл на серебряном курае. Еще один факт: Юмабай Исянбаев в двадцатых годах прошлого столетия показал всему западному миру звучание курая, смастерив его прямо на сцене. Тогда вся французская пресса только о нем и говорила. Ишмулла Дильмухаметов показывал курай миру, теперь этим занимается Роберт Юлдашев и группа «Курайсы», опять же «Аргымак», Азат Биксурин и многие другие. В том же Казахстане тоже есть курай (называется по-другому), но мир ждет именно башкирского исполнителя, именно профессиональное исполнение. Курай приобретает мировое значение и, слава Богу, ассоциируется именно с башкирами.  Некоторые регионы стараются его запатентовать, но это бесполезно, так как традиции, мелодии многовековые невозможно присвоить на бумаге, да и никто не сыграет так, как играют башкиры.

Ятаган тоже не чисто башкирский инструмент, он общетюркский.  Даже у певицы Намгар он есть, хотя ее коллектив исполняет бурятскую музыку. Этот инструмент есть у китайцев, японцев, хакасов, калмыков, монголов, казахов и многих других народов, однако когда играешь на нем, сразу  у всех возникает ассоциация либо с Японией, либо с Китаем.

Так что популяризация народных инструментов происходит, и имена многих музыкантов уже вписаны с историю.


Интервью подготовил Марат Ахметшин

Фото из архива группы






Нашли ошибку в тексте?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Читайте также
ПОДЕЛИТЬСЯ
Рекомендуемое
Новости партнеров

Свободная площадка




Контент